6.7.2020, 15:10
Главная » 2011 » Декабрь » 11 » Картер Бёруэлл: Об озвучивании «Сумерек», «Рассвета», рабочем процессе и вдохновении


15:32
Картер Бёруэлл: Об озвучивании «Сумерек», «Рассвета», рабочем процессе и вдохновении
Трибека, Манхэттен: Это было похоже на сцену из фильма. Композитор фильма Картер Бёруэлл написал финальную ноту к фильму «Сумерки. Сага. Рассвет. Часть 1» за его пианино в деревне под мерцающим светом масляной лампы.

"Я был снаружи дома в Амагансете, пытаясь закончить музыку, когда наступил ураган «Айрин» и забрал вдохновение”, описывает Бёруэлл. "И оно отсутствовало четыре дня. Поэтому я закончил писать концовку в этом мрачном, обшитом досками доме”.

"Это было интересно и тяжело в одно и то же время”, говорит он со смехом. "Но оно сработало”.
Насильственное сочинение по старинке – это не настолько приветствуется Бёруэллом, как может быть для другого композитора; он пишет многие из его тем за пианино. И шторм сделал прекрасную темную и романтическую сцену, в которой творилась музыка к финальной сцене, где Бёруэлл повторяет мотив "Bella's Lullaby” из первых «Сумерек», но с добавлением литургических ноток. Без преувеличений, это напряженная кульминационная сцена.

Мы встретились с Бёруэллом во время записи на студии в Трибека – по сравнению с хорошо освещенной и высокотехнологичной окружающей обстановкой. Он записывал музыку с оркестром на Эбби-роуд и работал над финальными сценами с его постоянным звукооператором Майком Фэрроу и его ассистентом Дином Паркером.

Бёруэлл может быть хорошо известен за работу с Братьями Коэн, у которых он озвучил каждый фильм, начиная с «Просто кровь» (1984).

Среди фильмов Братьев Коэн – включая недавний фильм «Железная хватка» - и числа других звучных названий, таких как «Вирус», «Испанский узник», «Быть Джоном Малковичем», «Адаптация», «Там, где живут чудовища», «Игры дьявола», «Детки в порядке», «Милдред Пирс» - музыка Бёруэлла охватила много периодов музыки, жанров фильмов и десятки критических заявлений.

На протяжении всего этого чувствуется подлинность музыки Бёруэлла, которая отличает его музыку от типичного Голливудского материала. И такие музыканты, как Трент Резнор, Daft Punk и Phoenix, поют в кадре фильма и в настоящее время, быть музыкантом – жить и работать снаружи традиционной видео-системы – может сработать на пользу. Руководители хотят сотрудничать с музыкантом. И Картер Бёруэлл – музыкант.

Он выкроил время, чтобы поболтать с SonicScoop об озвучивании «Сумерек» и озвучке в целом…

Тщательно изучив твою фильмографию, кажется, что ты до этого не озвучивал сиквел. Ты озвучил первые «Сумерки», но не вторые и третьи. Можешь рассказать мне, как ты решил озвучивать «Рассвет», четвертый Сумеречный фильм?

Это правда. Я никогда не озвучивал сиквел. Но всё очень просто – я работал раньше с режиссером Биллом Кондоном [в «Докторе Кинси»]. Билл хотел, чтобы я озвучил фильм, но он не был уверен, хочу ли этого я, потому что они очень мелодраматичны, и это действительно сильно отличается от того, что я обычно делаю. Но с ним очень приятно работать, поэтому я определенно захотел с ним поработать.

Когда я сочинял музыку к первым «Сумеркам», я не думал, что это станет чем-то популярным… что это совершит культурный резонанс. Был такой огромный отклик. Люди писали мне тысячи e-mail, в надежде узнать, как играть темы на пианино. И это было действительно хорошо.

О, это действительно круто – фанаты на самом деле зацепила музыка из фильма. Вау. Итак, озвучивая последний фильм, ты повторял какие-нибудь темы из первого? Как ты продолжил ту работу, которую делал в первом фильме, или ты совсем не обращался к нему?

Ну, я обратился, в некотором роде. Промежуточные два фильма были сняты разными людьми и озвучены разными людьми, и оно не использовали ни одну из музыкальных тем из первого фильма.

Но есть одна любовная тема, называемая "Bella's Lullaby”, которая вошла в список Сумеречных саундтреков, и это единственное из первого фильма, чему поддались многие люди. И когда я впервые говорил с Биллом Кондоном, он был взволнован возвращением "Bella's Lullaby”, поэтому мы благоразумно вернули эту композицию. Есть намек на нее здесь и здесь, а потом в последней сцене этого фильма, мы на самом деле доиграли ее до конца. И это очень драматично.

Поработав до этого с Биллом Кондоном и написав музыку к первому фильму этой безумно успешной серии… насколько ты улучшил мастерство с начала этого проекта? Как это начинается?

Ну, во-первых, мы устраиваем совещания, где – с одной стороны – мы говорим с формальной точки зрения о том, где музыка начинается и заканчивается. Но, честно говоря, в таком фильме, как этот, кажется, что это реально никогда не закончится. Действительно же мы проводили то время, обсуждая, в чем смысл этой сцены? Что может сказать музыка? Какой вид музыки может сюда подойти? Много отдаешь и принимаешь в подобной беседе.

И еще, в подобном фильме есть (особенно во второй части) много спецэффектов, поэтому, когда я смотрел на экран, я не знал, что будет дальше. Поэтому я завишу от режиссерского слова: "Хорошо, здесь они собираются обратиться в волков, спускаясь с холма”, потому что я не могу сказать, что важный драматический импульс – это когда есть все эти незавершенные эффективные кадры.

И отсюда ты просто начал работать? У тебя есть работа, поэтому ты точно не бросаешь музыку…

Это правда. Как только я поговорил с Биллом, и мы пришли к соглашению, что я буду этим заниматься, я начал думать о темах и мелодиях. Это совершенно другая история в отличие от первых Сумерек. Во-первых, ты начинаешь с того, что кажется нормальной обстановкой для старшеклассницы, и вдруг это становится сверхъестественным и очень эмоциональным.

Здесь, с этой точки зрения, нет чего-то нормального. Поэтому ты начинаешь повышать эмоциональное состояние со сверхъестественными способностями, и это просто становится более… намного более мелодраматичным. И я знал, что мне понадобится много тематического материала, чем в первой части. В этом фильме Эдвард и Белла женятся. Они становятся взрослыми. Они сталкиваются с разнообразными вызовами. Музыка должна взять это в расчет. И поэтому их музыка действительно очень разная.

Я начал работать, как только выяснил, что получил работу, потому что я знал, что это огромная работа, и у меня не было так много времени, чтобы написать все 80 минут музыки.

Ты выбирал каких-нибудь специальных музыкантов для игры? Я знаю, Дэвид Торн играл роль в первых Сумерках, помогая с электрической гитарой, которая тоже участвовала. С тех пор как ты обосновался в Нью-Йорке, круто предполагать, что есть что-то в Нью-Йорке, что влияет на звучание твоей музыки, просто основанной тем, кого ты пригласил играть в ней.

Ну, мне нравится здесь размышлять. Эта специфическая музыка не так похожа на гитару, как первая. И часть акцента, сдвинутого с того, как они были старшеклассниками, на их бытие во взрослой жизни. У этой музыки есть немного больше привкуса традиционной мелодрамы, в смысле, мы ходили на Эбби-роуд и записывали музыку с большим оркестром, чем в первом фильме. С нами в Лондоне был гитарист Лео Абрахамс, и он очень интересный гитарист.

Круто. А что насчет того, что Рассвет состоит из двух частей? Известно, что ты также собираешься писать музыку и ко второй части, где история начинается, включая целостную для тебя картину? Когда ты думаешь об этих темах?

Ну, я прочитал сценарий, но ничего еще не видел из второй части. Но мне надо было писать тему, которую Эдвард играет на кадре во второй части. Билл хотел сделать что-то похожее на кадр "Bella's Lullaby” из первых Сумерек в последней части, и поэтому мне надо было написать колыбельную для этого заранее, чтобы Роб Паттинсон мог выучить аппликатуру – он музыкант и гордится тем, что может делать это.

Поэтому мы знаем, что это важный отрывок второй части. И мы намекаем на ту тему во второй части. Но, честно говоря, это именно тот вызов, который мне нужен, чтобы заставить думать о 80 минутах музыки. Мои произведения - обычно половина этого. Поэтому я не слишком задумываюсь о второй части, пока я делал первую.

Это дало мне следующий вопрос: когда ты пишешь, как много это занимает времени? Прочитав заметки на твоем сайте, я был поражен тем, как быстро ты пишешь и записываешь эту музыку. И некоторые из проектов, над которыми ты работаешь, например, «Милдред Пирс» или «Железная хватка», требуют значительного времени в изучении, чтобы настроиться на нужный жанр или эру музыки. У тебя есть какой-нибудь постоянный способ, который ты используешь в каждом проекте?

Ну, сроки гонят работу. В этом заключается его сущность. Ты должен удостовериться, что вся музыка подогнана по времени к фильму. Поэтому я вынужден работать медленно: если подгонка фильма случается в это время, мы должны к этому времени уже смонтировать музыку, что значит, нам нужно к этому времени записать музыку, написать на этой же неделе и так далее.

И я, на самом деле, беру электронную таблицу, чтобы напоминать себе о том, как много минут я могу писать в день. Звучит смешно, чтобы представить, но факт – когда люди приходят ко мне и говорят: "Здесь много музыки, но у нас есть только две недели, сможешь сделать?”, единственное, что я могу ответить на этот вопрос, - это вернуться и посмотреть на все те вещи, которые я написал, а потом я могу сказать для уверенности – ну, я никогда не писал такой музыки за такое время – или – конечно, я сделаю это.

Опираясь на таблицы, я вычисляю, когда начал писать, а потом я могу вычислить, как много времени я провел в изучении или более простыми словами – придумывая тему. Большую часть этого времени я получаю удовольствие…

Пока они снимали «Железную хватку», я проводил все это время, сочиняя Протестантский гимн 19 века, сверяясь с книгой Гимнов. В «Рассвете» не было ссылок в историю, поэтому то время я провел, размышляя о темах. Мне нужна была тема Джейкоба, тема для их свадьбы и так далее. Я сделал список всех тем, которые мне нужны, и принялся за работу.

Также важна развивающаяся звуковая палитра. Даже если музыка в «Рассвете» преимущественно оркестровая, тут еще есть, что надо решить: какой вид оркестра? Нужны медные духовые инструменты или нет? В этом случае здесь много ударных. Поэтому мы решили, что ударные звуки будут. И я часто смешиваю их с электронными. В данном случае, я озвучиваю более украшенными звуками немного странную, тревожащую часть истории и части фильма.

Звуковая композиция, более электронная композиция и эксперименты, которые ты проводишь, - это когда-нибудь способствовало развитию тем? Когда ты стал писать на компьютере?

Это разное. С одной стороны, это так эмоционально и глубоко большую часть времени, что я не находил, что эксперименты со звуками помогали темам. Это все, в основном, происходит за пианино. Но, конечно, есть другая музыка, которую я сочиняю, где дизайн звука годится для создания тем. Это случается.

Мои первые тематические идеи обычно приходят за пианино. И потом я переношу их в компьютер, чтобы посмотреть, как это смотрится с картинкой. А потом, я начинаю регулировать ее на компьютере. Я работаю в Digital Performer. Это одна из первых MIDI программ для Mac, и я использую ее с 1985!

Верхний этаж снаружи видеотехнической аппаратной в Body Studio выглядит так, будто это великолепное место для записи музыки. Ты когда-нибудь записывал здесь?

Да, ну, когда я строил это место, я думал об этом. Есть объединяющие линии в разных комнатах по всему дому. Но также… вскоре после того, как я построил это, у меня появились дети, и они заняли много акустических комнат. (смеется)

Хотя я записывал в операторской и будке. Для «Сумерек» мы здесь записывали Дэвида Торна и Каки Кинга.

Кажется, ты можешь монтировать многие свои проекты здесь… в этом заключалась цель этой постройки? Получить возможность делать весь процесс здесь, отчасти под твоим контролем?

Знаешь, в то время не было так много 5.1 записывающих комнат в Нью-Йорке. Здесь почти ничего не было 12 лет назад или ничего, что сделало бы нас счастливыми. Поэтому мы решили построить сами, и мы можем контролировать все. Джон Сторик придумал акустический дизайн, а Тед Ротштейн выполнил всю дикторскую и техническую работу.

Действительно, до сих пор такое чувство, что это новая комната. Как поддерживается комната, и что развивается технически?

Думаю, мы получили что-то типа десятой Euphonix Systen 5, которая, когда мы проектировали комнату, просто показывала на AES (Стандарт блочного симметричного шифрования США. – Прим. перев.). Эта покупка доказала, что мы решительно настроены на создание цифровой комнаты. Euphonix объединил новый многоканальный цифровой интерфейс, который называется MADI. В то время, еще ни один, в действительности, еще не использовался, поэтому мы просто скрестили пальцы, чтобы это вошло в моду, и, к счастью, так оно и вышло, и сейчас Avid и SSL (и так далее) имеют MADI интерфейсы. Так что сейчас все больше и больше мы можем просто прямо подключить кабели MADI, по сравнению с одобрением конвертером, чтобы получить плату, которая поможет.

И Майк мил настолько, что микширует все, что ты делаешь… поэтому с другой стороны, ты можешь соблюдать последовательность от проекта к проекту.

О да, и он также конструирует все записи. Есть пара случаев, где я использовал другого инженера – с тех пор, как Майк живет в ЛА, в зависимости от бюджета, я не могу попросить у него помощи, – но 95 процентов этого делаю я, он конструирует и микширует.

Итак, у тебя есть своя собственная студия и стойкий инженер, ассистент, составляющие основу. Есть что-то новенькое, из области технологии, что изменило метод твоей работы? Делает вещи легче, более эффективно и так далее?

Ну, это не конкретно аудио технология, но для кого-нибудь, кто живет в Нью-Йорке или как я сейчас – не в Амагансете, - вещи, типа Скайпа и Видео Чата, произвели такую огромную разницу. Если ты смотришь это с точки зрения индустрии ЛА – студийная система - это консервативная, медленно продвигающаяся вещь, - поэтому я все еще вынужден стараться изо всех сил, чтобы убедить их нанять меня на определенные проекты. Я говорю: "Не волнуйся, я продержусь каждую неделю!” Но есть много проектов, как "Рассвет», где я мог просто вырваться в ЛА единожды или дважды, и все мои другие встречи проходят через скайп. И это превосходно, потому что у меня маленькие дети, поэтому возможность остаться дома – просто восхитительная перспектива.

И для любого обоснованного в Нью-Йорке композитора, участвующего в работе над фильмом, возросло одобрение видео конференции, и, фактически, это сейчас ничего не стоит, это просто прекрасно.

И расстояние не помеха, чтобы работать, проверять и рассматривать процесс? Как это происходит?

Это приходит в ряде звуковых киносъемочных павильонов – я играю на синтезаторе фрагменты и перекидываю их на MP3 в монтажную, поэтому режиссер может прослушать это и оценить за несколько минут. И иногда я могу провести несколько просмотров в день, и это было бы не легче или быстрее, если бы я был в ЛА.

Я получаю главное одобрение композиции… что я правильно подобрал структуру, инструментовку. Затем переписываю это на бумагу. И обычно режиссер присутствует при записи, чтобы оценить произведения во время нашей записи.

С микшированием мы использовали Pro Tools для каждого рулона кинопленки в сервере, когда закончили их (фильмы обычно приходит в виде пяти или шести двадцатиминутных частей), и люди в ЛА скачивают, если им надо.

Последний вопрос о твоем творческом процессе вообще: что вдохновляет тебя? Есть что-нибудь, что ты делаешь, чтобы оставаться в творческом настроении? Или получаешь вдохновение, когда начинаешь работать над фильмом? Ты слушаешь музыку? Ходишь в музеи? Какие?

На самом деле, - и я нахожу, что это приемлемо многим композиторам, которых я знаю, - я действительно не слушаю музыку, потому что я пишу все дни напролет, и остается не так много времени для этого, или свободного времени вообще на это занятие. Если есть свободной время между проектами, я пытаюсь найти материал, которые не слышал, но который, я думаю, может быть интересным. Иногда я загружу в свой iPod музыку, которую хочу послушать, и делаю это в машине.

Но я говорю: ты можешь найти вдохновение в фильме. Иначе, тебе, наверное, не следует работать над этим. Всегда есть момент, когда надоедает просмотр фильма, но, надеюсь, в первом месяце ты можешь смотреть его и находить что-то новое. Или, в данном случае, ты мог бы прочитать книгу и найти другие аспекты истории.

Для меня также действительно полезно свалить от суматошной части бизнеса… однако, это возможно. И это единственная причина, почему я уехал из города. Я уехал на Лонг-Айленд и сейчас многое пишу здесь… однако, я все еще записываю и микширую в Манхеттене.
Мне нравится Нью-Йорк, я живу здесь 30 лет, но уйдя туда, где есть природа, где я могу выйти из студии и посмотреть на вечность и ненадолго забыть о том, что делаю… Я раньше вынужден был путешествовать ради этого, сейчас я могу на самом деле выполнить это дома. И это большое достоинство.

Источник
Перевод: Alice_Green

При полном или частичном копировании материалов сайта, активная ссылка на него (сайт) обязательна!
Понравилась новость? Отметь это в рейтинге (ЖМИ НА ЗВЕЗДОЧКИ)!
| Категория: Фильм | Просмотров: 574 | Добавил: male4ka | Рейтинг: 0.0/0
Теги: саудтреки, Carter Burwell, Картер Бюрвел, Рассвет. Часть 1, музыка



Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Вам интересны другие работы Сумеречных актеров?
Всего ответов: 95
Мини-чат
Рейтинги
Наш сайт участвует в нескольких рейтингах и, если вы цените его, помогите нам занять первые места! Инструкция по голосованию. Заранее большое спасибо!
Top Twilight Blogs
Twilight Poison Topsite

Рейтинг@Mail.ru


Каталог лучших сайтов конструктора uCoz
Статистика

Seo анализ сайта
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0