22.4.2019, 01:19
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Форум » Галерея фанфикшен » Завершенные работы » Полюби меня такой, какая я есть (В мечтах о Роберте)
Полюби меня такой, какая я есть
Nurochka
Дата: Понедельник, 21.02.2011, 18:28 | Сообщение # 51
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Глава 16. Мне приснилось небо Лондона...

Не придавай важности сегодняшним огорчениям. Завтра у тебя будут новые.
Арнольд Шенберг.

Темно…
Непроглядная темнота…
Что это? Где я?
Вытягиваю руки вперед и совсем не вижу своих ладоней…
Я сижу… В кресле…
Пытаюсь руками нащупать то, что находится вокруг меня… Тоже какие-то кресла…
Темно…
Где же я, черт побери?
- Где я? – Кричу во все горло.
- Успокойся. Все хорошо. – Прямо над ухом шепчет приятный баритон.
Я оборачиваюсь, но никого не вижу.
- Кто здесь? – С осторожностью, все еще оборачиваясь по сторонам, спрашиваю я.
- Это я. – Все так же спокойно, но уже где-то передо мной.
- Кто, я? – Встревожено спрашиваю.
Мне жутко… Темнота, словно, обволакивает меня, затягивая куда-то далеко…
Руки похолодели, и я пытаюсь согреть их, дуя на пальцы.
Мне страшно… Сердце бешено колотиться…
Внезапно, меня ослепляет яркая вспышка света…
Я ладонью закрываюсь от него, пряча глаза… Сквозь пальцы я вижу экран кинотеатра… Боже, что я делаю в кинотеатре?
- Ты пришла сюда вспомнить. – Шепчет голос.
- Вспомнить?! – Удивляюсь я и смотрю на экран. Что-то вроде секундомера на экране отсчитывает время… Жутко… Это что конец света?
- Нет, глупая. Просто твой мозг ищет файл, который ты куда-то запрятала и не можешь вспомнить, что в нем было.
Что за ерунда? Мозг? Файл?... Брр… Я точно спятила…
Оглядываюсь по сторонам. Я в кинотеатре. Это точно. Зал пустой. Я сижу здесь одна. Тогда откуда голос?
- Я здесь. – Тут же произносит голос. Я смотрю на того, кто говорит, но его не видно в свете проектора. Зато я вижу действие на экране.
Так это я. Пьяная… Хм… Том… и… Роберт… Мы на улице, возле черного входа в клуб… Смеемся.
Я усмехнулась. Но и алкашка же я…
- Ну, что ты. С кем не бывает. – Успокаивает меня голос. До боли знакомый, кстати, голос… - Спускайся ко мне.
- К тебе? Я даже не вижу, кто ты… - Отвечаю голосу я.
- А ты спустись и увидишь. – Настаивает он.
Фига с два…
И тут мои глаза опять поднимаются на экран…
Б-о-ж-е м-о-й!!! Я целуюсь с Робертом Паттинсоном?!?!
Так вот с кем я целовалась той ночью. Роберт сначала стоит, как стена, соображая, что делать, а потом…
Боже мой. Как же это сексуально смотрится со стороны…
Это выглядело так, словно, нам хотелось раствориться друг в друге. Он лихорадочно гладил мою бедра, спину, плечи. Ворошил мои волосы, гладил мое лицо. Все это время мы не отрывались друг от друга. Неистово целуясь и сплетаясь руками и языками. Мне не хватало воздуха, я ловила его короткими вдохами. Но боялась отпустить Роберта. Я тоже исследовала его широкую спину, тоже запускала руки в его необузданную шевелюру, пока…
Тут экран погас, и в зале стало светло. Я увидела его…
Он стоял на возвышение, перед экраном. В черном смокинге, белой рубашке, с бабочкой и в начищенных до блеска ботинках. У него в руке была роза…
- Иди ко мне. – Позвал он и протянул мне руку.
Я встала, наконец, с кресла и посмотрела вокруг. Зал кинотеатра был огромен, но мы били в нем одни. Синие сиденья… Я бросила взгляд на себя…
Темно синее шелковое платье струилось по моей фигуре, словно, вторая кожа, спускаясь к самым щиколоткам. Неужели, это я…
Неужели, я смогу соответствовать этому парню?
На ногах туфли на шпильке.
Я бросилась трогать руками свои волосы. Я не видела, как это все выглядит со стороны, но там было что-то замысловатое. Волосы были забраны вверх, а некоторые прядки струились и обрамляли лицо.
- Ну, иди же. – Повторил он.
Я начала пробираться мимо кресел к ступенькам и споткнулась…
- Осторожно. Не торопись. – Говорил он.
Я стала двигаться осторожней.
Я спускалась по ступенькам и пыталась всмотреться в его лицо… Но оно было каким-то расплывчатым… Но я точно знала, что это Роберт. Я чувствовала это… Или нет?
Он все так же стоял и протягивал мне руку, не сделав ни шага в моем направлении.
Я поднялась к нему на подиум и подошла ближе.
- Ты красивая. – Сказал он. – Ты очень красивая. Самая красивая в мире…
«Это что-то нереальное», - промелькнуло у меня в мозгу, но я пыталась оставаться непоколебимой.
- Поцелуй меня, - вырвалось из моих уст.
- Да, конечно. Подойди ближе. – Просил элегантный красавец.
Я подошла, но так и не смогла различить на лице его глаз и губ, его упрямого подбородка и слегка искривленного носа.
- Поцелуй меня, - повторяю еще раз. И кто меня за язык тянет?
Я прикрываю глаза и жду…
И тут… И тут он впивается в меня губами…
«Фу, как слюняво», - думаю я. – «Совсем не похоже на тот поцелуй, что был у клуба».
Чувствую, что он вдавливает меня в кресло.
«Какое еще кресло? Мать вашу…»
Я открываю глаза… и…
Вижу перед собой лысого дядьку, который пытается облизать мои губы.
Господи, да что же он делает!
- Что вы делаете?! – Говорю я и отталкиваю его от себя.
Какой же он противный. Лысый, толстый, с тремя складками на подбородке, по которым стекают капельки пота. Глаза навыкате, нос размазан по всей физиономии. И очки, такие огромные с толстыми стеклами, за которыми глазки кажутся еще меньше.
Черт! Это же мой сосед в самолете.
Он утирается платочком и что-то говорит. А у меня в ушах орет, как ненормальная, Земфира:

Мне приснилось небо Лондона.
В нем приснился долгий поцелуй…

Я вытаскиваю наушники и пытаюсь прислушаться к дядькиным объяснениям.
- Вы сидели, прикрыв глаза, и просили вас поцеловать. Дважды. – Заостряет он на этом внимание.
- Мне сон снился. – Объясняю я и, расстегнув ремень, вскакиваю и направляюсь в туалет.
«Вот кретин!»
Я вытерла тыльной стороной руки свои губы.
Туалет был свободен. Я зашла и, закрыв за собой дверь, прислонилась спиной к ней. Мысли бешено разлетались в разные стороны. И мне составило немалого труда собрать их в единый пазл.
«Не может быть!» - Барабанило в голове.
Я целовалась с Робертом?!
Включив воду в умывальнике, я подставила под струю руки и брызнула водой себе на лицо. Я посмотрела на себя в зеркало и еще раз произнесла, уже вслух:
- Не может быть.
Я выключила воду и стала размышлять, прислонившись спиной к стенке и сложив руки на груди.
Я сопоставляла факты.
Да мы с ним оставались одни на какое-то время на улице. Ну и что. Я же была пьяная, неужели он стал бы этим пользоваться? Да и зачем ему это? У него ведь Крис? Да. Но перед этим я проводила проверку и поняла, что Крис не так уж и важна, раз он согласился проводить Наташу. Логично. И потом он старался меня избегать… И злился на что-то. Черт!
А наш разговор? Там на кухне.
Они определенно что-то скрывали с Томом.
А может это все-таки Том?
Ведь лица того, кто меня звал к себе и говорил комплименты не было видно. А то, что я видела на экране – это может быть плодом моей фантазии и все… О, Боже! Как все запутано. И почему я не могу просто вспомнить?
Нет. Это определенно был Роберт. Я ломала голову, вспоминая все, что произошло за эти несколько дней. Не было печали…
Да…
Но ведь Роберт явно был за что-то на меня зол. Точно, он мог злится из-за того, что я не помню самого главного. Ведь он понимал и видел, что я чувствую рядом с ним. Он видел, что я очарована им. Видел то, как я на него смотрю… Как я на него реагирую… А я… Я забыла, что он меня поцеловал. То есть, что я его поцеловала. Уфф… Не важно, кто был первый! Важно, что был поцелуй! И это было красиво и страстно. Вот я балда…
Я просто идиотка. Точно. Еще и решила, что это был унитаз. Да. Все сходится. Сегодня… То есть уже вчера он так и сказал, что я сравнила его с унитазом. Нет… Это просто последняя стадия идиотизма с моей стороны.
И что теперь делать?
В дверь постучали.
- Сейчас, сейчас. – Заторопилась я.
Что делать? Что делать? Ничего. Я сама все испортила. Какая же я…
Я открыла дверь и вышла в салон. В основном все пассажиры спали, разложив свои кресла и, вытянув, на сколько можно вперед ноги.
Мой красавец-сосед мило мне улыбался. Вот урод!
Я заняла свое место и прикрыла глаза, чтобы не видеть это чудовище, которое будет сопровождать меня все время пути.
Почему же он не остановил меня тогда? Ох… Кто меня остановит, если я уж что-то решила… Даже Тому это оказалось не под силу…
Я вспоминала наш разговор возле стеклянных дверей…

***

- Настя! Настя, стой! - Остановил меня голос возле самой двери.
Я обернулась и увидела Тома. Он согнулся, чтобы отдышаться и откашляться.
- Подожди. – Запыхавшись, произнес он.
Я подошла к Тому. Он выпрямился, все еще тяжело дыша.
- Почему ты не подошла к стойке…
- Администратора?
- Да?
- А зачем? – Пожала плечами я. – Я все решила.
- Не понимаю, что ты решила? – Он тяжело дышал, словно пробежал сто километров.
- Решила вернуться домой. – Спокойно сказала я.
Том стащил свою шапочку и расстегнул пальто. Его темные брови нахмурились, и на лбу проступила морщинка.
- А как же я? – Мне стало трудно дышать. – Обо мне ты подумала?
- А что ты? – Глотая подступивший комок в горле, говорила я.
- Я хочу быть с тобой…
Я молчала, собирая последние силы, чтобы решиться сказать ему все, что я надумала.
- Том, - начала я. – Ты меня совсем не знаешь.
Он улыбнулся и, загадочно прищурив, свои миндалевидные васильковые глаза сказал:
- Я знаю, что ты Настя. Знаю, что ты из России. Знаю, что ты можешь водить мотоцикл и много шутить…
- И тебе этого достаточно? – Удивилась я.
- А тебе разве нет?
Боже! Зачем он меня так мучает. Что я могу дать ему взамен?
- Том… - Я задумалась, решая, что ответить. Пассажиры, проходившие мимо на посадку, задевали меня, сбивая с мысли. – А как ты узнал, что я уезжаю? – Задала я, наконец, наиглупейший вопрос, пытаясь сменить тему.
- А это так важно? – Спросил он.
Я пожала плечами.
- Роберт позвонил мне, сразу, как ты скрылась за дверью их квартиры.
Опять Роберт. Везде этот Роберт…Ненавижу его! И страну теперь и город этот ненавижу из-за него!
- Хм… А он почему меня не вернул? Или не хотел? И родители его, всем я здесь безразлична. – Психанула я.
- Стася, подожди. – Том взял меня нежно за руку и посмотрел в глаза. – Роберт попросил меня, потому что ты не хотела никого слушать. Ни его, ни Клер. Клер и Ричард хотели за тобой пойти, но он их остановил. Сказал, что ты не послушаешь.
- Я бы и не послушала. – Хотя лучше бы пошли. Тогда не надо было сдавать билет. – А тебя значит послушаю? – Ерничала я.
- Мы вроде… как… друзья. – Неуверенно произнес Том.
Заманчиво звучит.
- Вроде как? – Переиначила его я.
- Ну… - опять неуверенно протянул он. – Может даже больше…
Да, что ж такое. Почему все мужики такие слюнтяи?
- Нет, Том. Я уже все решила. Точнее пусть теперь судьба решает за меня. Если ты моя судьба, то мы еще обязательно встретимся.
- А если нет? – С надеждой спросил он.
- А если нет, то нет. – Я осторожно высвободила свою руку, все еще находившуюся в его огромной ладони. – Прости. Я не хотела оставлять после себя здесь только плохие воспоминания. Не держи на меня зла.
Том стоял неподвижно, словно, его стукнули огромным молотком по голове и прибили к полу.
Я улыбнулась и сказала по-русски:
- До свидания.
Потом зашла за стеклянные двери и послала ему воздушный поцелуй…

Мне приснилось небо Лондона,
В нем приснился долгий поцелуй.
Мы гуляли там по облакам,
Притворились лондонским дождем

Моросили вместе на асфальт.
Утром. Я узнаю утром,
Ты узнаешь позже
Этих слов дороже. Ничего нет…

Земфира «Мне приснилось небо Лондона»


 
Teleto4ka
Дата: Понедельник, 21.02.2011, 20:21 | Сообщение # 52
Опытный вампир
Группа: Проверенные
Репортёры
Сообщений: 2120
Награды: 105
Репутация: 3289
Статус: Offline

Отличия:
Спасибо большое, сегодня и почитаю..


 
Teleto4ka
Дата: Вторник, 22.02.2011, 09:57 | Сообщение # 53
Опытный вампир
Группа: Проверенные
Репортёры
Сообщений: 2120
Награды: 105
Репутация: 3289
Статус: Offline

Отличия:
Nurochka, пошло на ура!!!! Только очень уж неожиданно, думала, что ее все-таки вернут. И что теперь? Москва? Опять Москва? Может самолет назад развернется в связи с чем-то? А? wacko
С нетерпением ждем продолжения!!!!!!

P.S.: и все же глаза у Роба зеленые. В этих последних главах ты два раза опять его голубоглазым сделала. biggrin



 
ЭмилияКаллен
Дата: Среда, 23.02.2011, 15:56 | Сообщение # 54
Сумерки - все! И никто не поспорит!
Группа: Проверенные
Сообщений: 502
Награды: 18
Репутация: 483
Статус: Offline

Отличия:
ну у меня как обычно нет слов, а я кстати тоже всегда думала что он голубоглазый))) так что Nurochka, ты не одна такая)))

Пешком по Вселенной
 
Nurochka
Дата: Понедельник, 28.02.2011, 18:34 | Сообщение # 55
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Quote (Teleto4ka)
И что теперь? Москва? Опять Москва? Может самолет назад развернется в связи с чем-то? А?

Да не никто не вернет. Все ту-ту biggrin Она ж сказала, если судьба то увидятся обязательно.
Quote (Teleto4ka)
и все же глаза у Роба зеленые. В этих последних главах ты два раза опять его голубоглазым сделала.

На фото у него разный цвет глаз, как у всех. Цвет менется от освещения. так что я брала то, что пишут в инете - серо-голубые. Такие в орпеделенные моменты могут казаться голубыми. Из своего опыта знаю wink Вобщем об этом можно спорить много времени.
Quote (ЭмилияКаллен)
так что Nurochka, ты не одна такая)))

ну слава Богу.

Следующая глава:

Глава 17. Время лечит.

Мой разум честно сердцу служит,
Всегда шепча, что повезло,
Что все могло намного хуже,
Еще фиговей быть могло.
И. Губерман.

Через четыре часа мы приземлились в Домодедово. Ух…
«Hi Moscow!»
Нет. Лучше: «Привет Москва!»
Я вышла на улицу и вздохнула полной грудью. Наконец, я дома. Солнце только-только начинало выползать из-за горизонта. Рассвет… Рассвет моей новой жизни. Без всех этих мечтаний, розовых очков и летаний в облаках. Да!
Я спустилась по трапу и зашла в автобус, который должен был нас транспортировать до здания аэропорта. Я забилась в какой-то уголок и отвернулась ото всех, всматриваясь вдаль. Домой… Хочу домой в свою маленькую съемную комнатку на Варшавском шоссе. В старый потрепанный годами дом, еще сталинской постройки, с окнами на проезжую часть, где всю ночь мелькают огнями муравьи-машины. Домой…
- Настя! Настюха! Привет! – Услышала я за спиной. И кто может меня узнать со спины? С кем это я могла прилететь из Лондона?
Я обернулась и увидела Глеба. В его серых глазах тоже светились рыжинки…
- Привет, - обрадовалась я. Глеб был моим сокурсником в институте. Мы часто встречались с ним на одинаковых лекциях, когда в одной аудитории собирали несколько групп. Он был невысоким кудрявым парнем двадцати пяти лет, всегда серьезным и уверенным в том, что он обязательно покорит Москву. Сейчас в потертых серых джинсах и аляске он выглядел менее серьезно, чем в институте.
А еще он часто не посещал лекции и всегда брал мои конспекты, чтобы сделать копии.
- Что ты тут делаешь?! – Удивился я.
- Я был в командировке в Лондоне. Ты тоже? – Радовался он.
- Я? Нет. У меня сейчас нет работы. Меня сократили. – Пожаловалась я.
- Оу… Непруха. – Расстроился он.
- Да. – Подтвердила его тон я.
- А ты контрольные уже написала? – Перешел он сразу к делу.
- Нет. – Боже, какие контрольные? Я про учебу сейчас вообще думать не могу.
- Я тоже еще не приступал. – Просветил меня Глеб.
Всю дорогу до здания аэропорта мы с ним проболтали о Лондоне. Он так восторгался его старинными постройками и мостами. Что мне пришлось согласиться с ним. Глеб болтал без умолку, рассказывая, где он был и что видел. Его болтовня успокаивала меня и постепенно возвращала к реальности. Потому что все, что было со мной там, до самолета, это все сейчас казалось просто сном. Хорошим, добрым, иногда грустным, но сном.
Глеб оказался джентльменом и помог мне с чемоданом. Ну, да. Он ведь не англичанин…
Мы расстались с ним в метро. Нам, к сожалению, надо было пересаживаться на разные ветки…
Я вышла на станции Нагатинской, которая встретила меня потоком, спешащих на работу пассажиров. Люди как всегда торопились и не обращали внимания на того, кто плетется с огромным чемоданом. Но мне было наплевать, потому что я была дома. Потому что это были русские люди, которые все равно помогут мне затащить моего «гиганта» по лестнице наверх.
Выйдя из метро, я почувствовала самый наиприятнейший запах, который можно только почувствовать в Москве – запах «Шаурмы». Я достала заветные восемьдесят рублей и купила вкусно пахнущую «отраву».
Теперь я шла и жевала и была просто счастлива. Да, счастлива…
Дом находился в десяти минутах от метро, поэтому я быстро очутилась в своем подъезде. Старый с решетками на дверях лифт… И я на четвертом этаже.
Стою у двери и швыряюсь в сумке, ища мои ключи.
Дверь открывается и на пороге с выражением лица «не ждали» появляется хозяйка квартиры.
- А-а… Явилась. – Кивая на меня головой, произносит она.
- Да. – Раздражаюсь я. Я всегда раздражаюсь при виде этой женщины. И как только я живу с ней в одной квартире?
- А я уж думала, конец месяца. Кто платить мне будет? – Ехидно прищурив глазки и все еще не впуская меня в квартиру задавала вопрос Злыдня Петровна. На самом деле ее звали Тамара Петровна. Но Тамара я произносила вслух, а Злыдней называла ее за глаза. Потому что она была похожа на маленькую вредную кикморку. С горбатым носиком, узким лбом и большой родинкой над верхней губой.
- Да, заплачу я. Впустите уже! – Нервничала я.
- Ладно, проходи. – Рявкнула Злыдня и облизала свою родинку.
Пипец…
В Лондоне одни красавцы, а здесь одни…
Так, спокойно – это реальность и она уже не стучит легонько в окно, она просто ломится в твою жизнь.
Я затащила в прихожую свой чемодан и прикрыла за собой дверь. Злыдня Петровна стояла напротив меня и следила за мной.
- Наследила-то как… - Не унималась она.
- Я потом протру пол, не переживайте. – Успокоила ее я.
- Чего мне переживать. Это ты должна переживать, скоро время оплаты. А ты, небось, все деньги в своем Лондоне профукала.
Нет, ну вот какое ее дело, где я профукала свои деньги.
- Я за-пла-чу. – По слогам произнесла я.
- Посмотрим-посмотрим. – Покачав головой, брякнула она и пошаркала в свою комнату.
Я повесила свои вещи на вешалку и осмотрелась. Ничего не изменилось.
Небольшая квадратная прихожая оставалась все такой же – розовые обои, старое ободранное кожаное кресло, тумба для обуви, вешалка с крючками, для одежды и огромное в бронзовой раме зеркало во всю стену, из которого на меня смотрели серые с рыжинками глаза.
Изменилась только я…
И даже не знаю в лучшую ли сторону. Одно могу сказать точно – розовые очки теперь заброшу в дальний угол, и буду наслаждаться той жизнью, на которую могу рассчитывать.
Я открыла свою комнату ключом и затащила чемодан…
Закрыв дверь на задвижку, я прислонилась к ней спиной, наслаждаясь своим уютным гнездышком.
Слева от меня был мой платяной шкаф, дальше тумбочка с телевизором и DVD, огромная напольная лампа, с наклеенной на нее мной самой оберточной серебристой бумагой и вырезанными звездами. Ночью, когда включаешь ее, кажется, что ты плывешь по звездному небу и мечтаешь. Больше никогда ее не включу.
Напротив двери окно, закрытое шторами собственного изготовления. Справа от окна письменный стол, заваленный бумагами и учебниками. Над столом полки с книгами и дисками и коллекция мягких игрушек, напоминание о бывшем МЧ. И, наконец, мой любимый и самый мягкий в мире диван «Чебурашка» с мирно распластавшимся на нем плюшевым львом.
Справа от меня холодильник, с вечно дребезжащим мотором, который среди ночи, рычал не хуже льва…
Я вздохнула с облегчением и плюхнулась на диван…

***

Разбудил меня оглушающий стук в дверь. Кто так барабанит? Неужели Злыдня не может понять, что мне надо отдохнуть…
Я открыла глаза, в комнате стоял полумрак. Сколько же я спала?
- Настя, открой. Ты, что спишь там? – Раздался голос за дверью. Надюха…
- Открываю, - сонно прохрипела я и стала пробираться в темноте к двери.
Я открыла дверь и улыбнулась. Но Надино лицо заставило меня стереть свою улыбку.
- Щербакова. Когда ты научишься включать телефон сразу после перелета? – Затараторила она, проталкиваясь ко мне в комнату и включая свет. Ее решительная походка и разлетающиеся во все стороны кудряшки волос, не давали мне времени опомниться ото сна.
Злыдня Петровна следила за всем из прихожей и притопывала правой ногой, уперев свои худенькие ручки в бока.
- У меня все хорошо. – Заверила ее я и закрыла дверь.
Надюха бросила свою сумку возле стола и плюхнулась на стул возле него.
- Ну… Рассказывай… - Сложив руки на груди и, разглядывая меня с ног до головы, начала она.
Я села на диван и потерла руками лицо.
- Даже не знаю, что тебе рассказать…
- Смотрю, блеска-то в глазах у тебя поубавилось. – Ехидно заметила она.
Я сама, не ожидая от себя такой реакции, разрыдалась. Слезы текли сами собой. Просто текли…
- Стася, Стася… Господи… Что случилось?... – Она подсела со мной рядом и обняла меня за плечи. – Почему ты не позвонила, как прилетела? Ведь обещала. Я переживала. Ждала, ждала. Потом звонила, а у тебя абонент не абонент… Злыдня… - Я бросила на нее косой взгляд. – То есть, Тамара Петровна не хотела мне открывать дверь.
- Надя, я такая дура… - Только и смогла сказать я.
Потом она меня долго успокаивала, говоря, что в жизни еще не такое случается. А я рассказывала ей, как я убежала из квартиры Паттинсонов. Как ругалась с Робертом, Как все высказала Клер. Как поняла, что там я вовсе никому была не нужна. На что Надя иронично заметила:
- Дамс… Как в анекдоте. Вышла маша на крыльцо… И поняла, что ей здесь делать, в принципе, нечего…
Я вяло улыбнулась.
- Люблю тебя. – Сказала я ей. – Только твой цинизм спасает меня в такие минуты…
Потом, я, вдруг, начала защищать Роберта, рассказывая ей о поцелуе. О таком взаимном, красивом, страстном поцелуе. В котором люди просто растворяются друг в друге, пытаясь каждому оставить часть себя взамен. О его злости на меня, за то, что не помнила самого главного и сравнивала с барменом и унитазом. О его ревности ко всем, и особенно к Тому. О том, как мы слегка потрепали друг другу нервы, о том, что он хотел что-то сказать, перед тем, как мне уйти, но так и не решился.
А Надюха опять поставила мне мои мозги на место:
- Насть, посмотри реально на вещи, которые с тобой происходят. Пойми, твой принц-лягушонок, оказался на деле не красавцем на белом коне, а всего на всего Змеем Горынычем, раздувающем пламя вокруг себя… Что поцелуй… Ну, сделал он для тебя снисхождение. Представляю, как ты пялилась на него все это время и томно вздыхала. Вот и решил он, почему бы и нет. Девочка все равно скоро уедет, так почему бы не подарить ей этот поцелуй. Уверяю тебя, он сейчас уже даже не помнит об этом. А ты перемалываешь этот мусор по нескольку раз у себя в голове.
- Возможно… - Вяло согласилась я.
- Да точно я тебе говорю. А злился он… Конечно, злился. Он кумир миллионов девушек, подарил тебе поцелуй. Наверняка такого никогда не делал, а ты забыла это. Вот и все объяснения. Отсюда и злость на своих родных. За то, что они не видят какая ты. Вроде как получила свое и не помнишь то хорошее, что тебе сделали. Вот и все объяснения.
Я кивала головой, соглашаясь с каждым ее словом. Все, что звучало из ее уст, было так логично и естественно. Что мне просто было жалко себя. Как же я не могла понять все этого очевидного раньше?
- А кто такой Том? Это, что еще за персонаж? – Спросила Надя, вставая с дивана и доставая из своей сумки сигареты. Она открыла окно, и многоголосный уличный шум ворвался в мою комнату. Вой сирены, сигналы автомобилей, гул людских разговоров, трамвайный стук колес – все это вместе и по отдельности смешалось с моими мыслями о Томе.
Надя поднесла зажигалку к лицу и, бросив взгляд в мою сторону, прикурила сигарету.
- Так кто это такой? – Повторила свой вопрос она. Ее маленькие пухленькие пальчики изящно держали сигарету, которая горела красным огоньком.
- Том, друг Роберта. Очень добрый, веселый и знающий себе цену парень. – Вырвалось у меня.
- Так-так. А вот тут поподробней. – Заинтересовалась Надя.
И я рассказала, что всех неприятней мне было расставаться с Томом, потому что он лучше всех ко мне относился. Я видела, что я ему нравлюсь. Все эти его комплименты, ироничные замечания в мой адрес, забота, романтичный настрой после просмотра фильма и поцелуй. Легкий воздушный поцелуй, который не сжигает, как всепоглощающая страсть, а возносит на небеса и заставляет парить.
- Ты подруга даешь… - Бросила Надежда. – Прилетела к одному, а вскружила голову другому.
Я смутилась.
- Я вовсе не хотела этого. – Защищала себя я.
- А чего ты хотела? Разбросала влюбленные флюиды во все стороны, а поймал их другой.
- Разве я в этом виновата? – Стараясь себя защитить, спрашивала я.
- Кто-то буквально недавно учил всех заученной фразой. «Мы в ответе за тех, кого приручили».
Мне стало стыдно.
- Но так будет лучше. У нас с ним точно так же нет будущего. Он тоже актер, симпатичный актер, не обделенный женским вниманием. Еще пару ролей и он будет таким же как Роб.
- Да забудь ты, наконец, своего Роба. – Она схватила будильник со стола и подала его мне.
- Зачем это? – Спросила, удивляясь, я. Но, все-таки, взяла.
- Говорят, время лечит. – Иронично заметила она.
Я рассмеялась.
- Так что мне его приложить к голове? Может она перестанет думать обо всем этом. Или к сердцу, которое разрывается на части.
- Слушай. А точно давай тебе привяжем будильник к голове бинтом. Может, ты быстрее выкинешь из головы все эти актерские бредни и станешь искать себе работу. – Надя затушила в пепельнице сигарету и достала из сумки газету с вакансиями. – На. Ознакомься. Тебе скоро за квартиру платить, а у тебя даже работы нет.
- Я, кстати, хотела попросить у тебя взаймы. – Неуверенно попросила я.
- Я уж так и поняла… Конечно, можешь на меня рассчитывать. Только ищи работу.
Я закинула ноги на диван и развернула газету. Немного подумав, я опустила ее и сказала Наде:
- Может, я тоже в двадцать пять буду такая рассудительная, как ты.
- Может. – Иронично произнесла она. – Только до этого тебе еще расти четыре года… Поэтому ищи работу…
Я стала изучать объявления, а Надя взяла какой-то диск с музыкой и включила DVD. Это была Чичерина:

У неба есть небо
У моря есть море
У ней никого…
Цветные портреты
И полки с кассетами
Нет одного…

***

Март.
После двухнедельных поисков работы: прочитки объявлений и глупых собеседований. Я, наконец, сижу в офисе начальника юридического отдела, в одной очень уважаемой фирме, занимающейся туризмом и отдыхом. Правда теперь я пробуюсь на другую должность, нежели была у меня раньше. Теперь пробуюсь на должность переводчика. Юротделу требовался человек для перевода на английский всевозможных договоров, приказов, уставов и всей нормативной документации.
Начальник, мужчина средних лет, напоминающий мне своей внешностью доктора Каллена, очень экспрессивно разговаривал по телефону.
Я за овальным столом в центре его кабинета и рассматривала всевозможные грамоты и дипломы, висящие на стенах.
«Замечательно», - думала я. – «Теперь моя жизнь будет как у всех. Дом-работа-дом. Никаких тебе сантиментов и слюнявой лирики. Так оно и должно быть. Просто отчего-то иногда, кажется, что ты совсем одинока в этом безумном, всепоглощающем мире. А так хочется вечером прижаться к чьему-нибудь широкому плечу и забыть обо всем, что твориться за пределами вашего общего мира.»
Почему-то все чаще стала вспоминать Тома… Но за все время я ему так ни разу и не позвонила. Да и куда звонить, его номера я не знаю.
Лиззи и Клер, я позвонила на следующий день после прилета в Москву. Надюха меня заставила. Сказала, что я не должна поступать так же, как эти люди. «Ты лучше», - сказала она.
Лиззи сказала, что поначалу обиделась на меня и не хотела разговаривать. Но потом, Клер объяснила ей всю ситуацию, и она поддержала меня, назвав своего брата «сопливым ребенком». Возможно, она не до конца понимала, причины всех событий, но я думаю, что Роберт просветил ее… Потому что больше мы к этой теме не возвращались.
Клер переживала по этому поводу больше всех. Но мне думалось, что она что-то недоговаривает, общаясь со мной. Она всегда успокаивала меня и говорила, что все будет хорошо у всех нас. Интересно, на что конкретно она намекала?
Роберт звонил раз десять не меньше. После пятого звонка я поставила его номер в черный список, и теперь я для него навсегда была «недоступна».
Том не звонил, хотя ему бы не составило труда выяснить мой телефон у Клер, Лиззи или того же Роберта. А мне почему-то хотелось, чтобы позвонил именно он…
- Так значит, вы – Настя Щербакова? – Вывел из раздумий голос моего будущего начальника.
- Да. – Уверенно произнесла я.
- А почему вы не хотите работать менеджером? – Заинтересованно спрашивал он.
- Хочу работать в офисе и… Не хочу мотаться в командировки. – Пояснила я.
- Что ж, понятно.
В дверь кабинета постучали. Это была его помощница. Высока стройная брюнетка приблизительно моего возраста, с красным маникюром и такими же пухлыми губами.
- Сергей Николаевич, к вам Пирогов просится. – Объявила она. – Говорит, что срочно.
- У меня собеседование, Яна. – Укоризненно посмотрел на нее он.
- Я понимаю, но он требует его впустить.
- Хорошо. – Насупился Сергей Николаевич. – Пусть войдет. Глеб Пирогов наш коммерческий директор, - просветил меня он.
В комнату влетел небольшого роста молодой человек в строгом сером костюме. Я не успела разглядеть его, пока он проходил мимо. Но подойдя к столу моего будущего начальника, он поднял на меня глаза и застыл в расплывающейся улыбке.
- Глеб? – Неуверенно произнесла я.
- Настя? – Удивлялся и радовался он. – Что ты здесь делаешь?
- Пытаюсь получить работу. – Объяснила я и смущенно улыбнулась.
- Сергей, ты должен ее взять. – Стал уговаривать Сергея Николаевича Глеб. – Она очень хороший специалист.
- Честно я еще обдумывал ее кандидатуру, - начал было Сергей Николаевич. – Но раз ты Глеб ее рекомендуешь, то… - Остальное было уже адресовано мне: Настя… Подойдите к моей помощнице, она подскажет как вам оформиться.
Мы все втроем улыбались, и я еле сдержалась, чтобы не подбежать к Глебу и не поцеловать в щеку. Нет. Хватит с меня этого.
- Спасибо. – Просто сказала я и вышла из кабинета…

***

С понедельника начинается моя новая жизнь, я иду на новую работу. И у меня будет жизнь без «Сумерек» и моего любимого актера… Так я решила… Хватит…
До понедельника оставалось еще три дня. Три дня изучения интернета, моего любимого сайта и премьера «Помни меня».
Я подключилась и вышла на страницу «saga.ru». И вот первая новость: «Кристен Стюарт на премьере «Помни меня» в Нью-Йорке». Молодцы. Снова вместе. Все у них хорошо и красиво. Оба счастливы и немного смущены…
А вот на этой фотке Том…
Его васильковые глаза, утратив свою яркость, смотрят куда-то вдаль. Про него написано, что он вместе с другом прилетел в Нью-Йорк, чтобы поддержать его новый фильм. Он тоже молодец. Только почему мне не дают покоя его грустные глаза и этот отрешенный вид?...
Том… Почему же он не позвонил? А я? Я не могу позвонить ему сама, ведь я сказала, что пусть судьба сама решит, как должно быть. Нет. Я не могу звонить Роберту и узнавать у него телефон Тома…
И к тому же я решила, что с понедельника я вообще забуду про них. Нет, конечно, я буду общаться с Лиззи. Мы перезваниваемся изредка и даже болтаем по «скайпу»…
Но почему же Том мне не дает покоя… Эти его глаза, то как он нежно держал мою руку в аэропорту, наш с ним мимолетный поцелуй… Его шутки, его признание, что он хочет быть со мной. Почему я тогда не придала этому никакого внимания…
А теперь? Что теперь? Теперь мне, кажется, я жалею? Нет. Стоп. Том… Том тоже актер, еще пару фильмов и все девушки мира так же будут мечтать о нем. Я тоже ему не подхожу… Милый Том…
Я просмотрела все фото, начиная с того, как они прилетели в Нью-Йорк и заканчивая съемкой афтепати. Том был каким-то взвинченным и постоянно, когда их снимали вместе с Робертом, хмурился. Что же у них там происходит? Так. Стоп машина. Вдох, выдох… И… Забыли…
Я уже хотела отключиться, как меня заинтересовала одна статья: « РПатц – новая побрекушка на шее». Интересно… А нажала на ссылку, но… Блин мой противный компьютер завис и выкинул меня из интернета.
Черт! Ну и ладно. Значит Вселенная не хочет, чтобы я об этом знала. И я сама тоже ничего не хочу об этом знать…
Я включила музыку и стала читать учебник.

Весна тротуарами,
Строит всех парами
Слепит глаза.
Она по обочине
Грустная очень,
Пустая в глазах.

Белая скатерть,
Разбитые блюдца
Девочка плачет,
Девочки смеются.


 
Nurochka
Дата: Понедельник, 28.02.2011, 18:34 | Сообщение # 56
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
***

Апрель.
Пятница…
Спешу домой. В пустую, но такую родную свою комнатку.
В дверях офиса меня ловит Глеб.
- Настя!
Я оборачиваюсь и улыбаюсь ему.
- Фух! Еле догнал тебя. Ты куда так торопишься? – Выпалил он на одном дыхании.
- Домой. – Непонимающе сказала я.
- Могу я тебя подвезти? – Неуверенно защебетал Глеб.
«Почему нет?» - Пронеслось в голове. – «Может быть это и есть моя судьба? Такая кудрявая с рыжинками в глазах и вздернутым носом, как у меня. Милый парень, занимающий пост коммерческого директора… Нет. Это вряд ли… Наверняка сейчас опять будет спрашивать про контрольные и курсовую. Ну ладно. Зато до дома довезет. И не надо будет толкаться в метро».
- Если тебе не сложно. – Ответила я.
- Мне нет. Что ты. Мне только в удовольствие. – Заторопился он. – Пошли?
Я мотнула головой в знак согласия. Глеб обнял меня за плечо и мы пошли на парковку.
Как я и думала, всю дорогу мы болтали об учебе и офисных сотрудниках Ничего серьезного. Можно было вздохнуть с облегчением. А может и с грустью…
До моего дома по всем пробкам мы добирались больше часа. Но ехать на его «Jeep Wrangler Rubicon». Было просто потрясно. Высоко, комфортно и с ветерком, когда это было возможно…Оказалось, что Глеб был очень увлечен всякого рода экстремальными поездками по внегородским просторам. То есть по его описанию это называлось «съездить помесить грязь». Машина была красивого оливкового цвета и Глеб называл ее «моей девочкой». Так вот значит какие девочки нравятся Глебу…
Возле дома мы были в восьмом часу вечера, уже смеркалось. Возле соего подъезда мелькнула тень. Кто-то сидел на лавочке и курил.
Глеб подвез меня к подъезду и открыл дверь, подавая руку. Машина была высокая и я еле не упала, спрыгивая с ее подножки.
- Осторожно. – Предупредил он. – Если хочешь, я как-нибудь возьму тебя с собой на «покатушки». Помесить грязь. - Предложил он.
- Хорошо. – Ответила я.
Мы стояли друг напротив друга возле подъезда. Оба в какой-то нерешительности. Ведь раньше он никогда не предлагал меня подвезти. Иногда мы встречались в обед или в коридоре в офисе. Перебрасывались парой слов и все…
- Спокойной ночи. – Занервничал Глеб.
- Спокойной ночи. – Сказала я и осторожно прикоснулась своей щекой к его.
- Увидимся в офисе. – Улыбнулся он.
- Да.
Я стояла и ждала, пока машина скроется за поворотом нашего двора.
А потом я повернулась и увидела его. Призрака в моем мире… И он сказал:
- Hello…


 
Nurochka
Дата: Понедельник, 28.02.2011, 18:38 | Сообщение # 57
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Еще одна:

Глава 18. Золотой ключик.

Смех – кратчайшее расстояние между двумя людьми.
Виктор Борж.

- Hello… - Прозвучал неуверенный голос из темноты и передо мной показался…
- Том? Что ты здесь делаешь? – Обрадовалась и одновременно удивилась я.
- Я собственно пытался быть судьбой, которая должна нас столкнуть. Но вижу, что с тобой столкнулась совсем другая судьба…
-А… Кхм… - Я махнула в сторону, отъехавшей машины. – Это Глеб – мы вместе работаем.
- Понятно. – Многозначно бросил Том.
Я подошла к нему ближе и взяла за руку, она оказалась холодной.
- Что тебе понятно? – Бросила я. – Пошли я напою тебя чаем и мы поговорим.
- А если, этот на машине вернется?
- Том...
- Окей. Пошли.
Я открыла дверь подъезда, и мы оказались в полной темноте. Я держала Тома за руку, и он не пытался вырваться. Света в подъезде не было и лифт не работал, поэтому мы на ощупь поднимались по лестнице.
- Как ты меня нашел? – Спросила я.
- Лиззи помогла.
- Лиззи. – Протяжно произнесла я. – Можно было догадаться.
- Да Лиззи дала мне электронный адрес фирмы, в которой ты работала. И через нее с небольшими усилиями я выяснил, где ты живешь. – Объяснил Том.
- Да, мои коллеги по работе просто душки… - Саркастически заметила я.
- Так ты рада меня видеть? – Неуверенно спросил Том.
К счастью, мы уже подошли к двери квартиры, и я решительно сменила тему разговора.
- У тебя нет фонарика или зажигалки? Мне надо найти ключи.
Том чиркнул зажигалкой, и мы взглянули друг на друга при свете небольшого огонька. Я смутилась и стала искать ключи.
- Вот они. – Провозгласила я. – Теперь посвети, пожалуйста, на замочную скважину.
Все это время я чувствовала на себе пристальный взгляд Тома, который пытался разглядеть во мне что-то. Возможно, пытался понять, что я думаю. Или решал сказать мне что-то важное.
Я чувствовала себя неуверенно и слегка нервозно. Даже после того, как я около месяца переваривала все события февраля, меня все равно не покидало чувство какой-то обиды, а перед Томом наоборот вины. Все чувства смешались. Я и рада была его увидеть. И в тоже время я понимала, что он прилетел ко мне не с проста. Не просто, чтобы нанести дружеский визит. Да и собственно он уже дал понять, что ему нужна вовсе не дружба.
Руки дрожали, и я никак не могла попасть в отверстие скважины.
Через несколько секунд дверь открылась сама.
- Кто здесь? – Рявкнула Злыдня.
Мы с Томом приняли вертикальное положение и я ответила:
- Это я. Настя. Здесь такая темнота, что никак не могла открыть дверь.
Из-за двери шел ровный тускловатый свет, который через секунду осветил наши с Томом лица. Тамара Петровна ткнула в лицо свечой.
- А это кто?
- Это мой друг.
- Знаю я таких друзей. Нормальные друзья по ночам не приходят к девушке домой.
Вот ведь какая. Еще и в квартиру не пускает.
- Мы договаривались. Никаких мужиков в доме. – Ехидно напомнила она.
- Это друг. – Настаивала я.
- Что происходит? – Наклонившись ко мне, спросил Том.
- Ничего. Все нормально. – Отмахнулась я. – Так что вы нас пустите?
Злыдня сделала шаг назад, в квартиру, давая нам возможность зайти внутрь.
- Он что иностранец? – Спросила она меня шепотом. Чего уж шептать, он и так по-русски не понимает.
- Да. Том приехал из Лондона.
- Из Лондона. – Многозначительно протянула она. – Ладно. Раз из Лондона, то можно. А то я смотрю одет он как-то. Шантропа всякая так ходит. Натянут капюшон на голову, пол лица не видно. Значит, думаю, скрывают чего-нибудь. Вот и про него подумала.
- Да нет, что вы. Он очень хороший парень.
Том стоял и оглядывался по сторонам, потому как совсем не понимал, о чем мы тут с ней болтаем. В этот момент дали свет и в прихожей вспыхнула лампочка.
- Ох. – Выдохнула Злыдня. – Какой красавец. Прынц…
Я посмотрела на Тома.
Его некогда длинные локоны, были острижены и волосы были зачесаны назад. Темные брови хмурились от яркого света, чем помогали неглубокой складочке на лбу. Легкая небритость придавала ему брутальности и взрослости. А васильковые глаза просто уносили в далекие луга, где пахнет сеном, и где небо такое голубое, что даже васильки ему завидуют…
Я испугалась своих мыслей и опустила глаза.
- Ну, что вы? Проходите. А я старая дурра пойду к себе в комнату. Не буду мешать. – И она ушла к себе.
Из вещей у Тома был только рюкзак. Он поставил его на пол рядом с креслом и стал раздеваться.
Я последовала его примеру.
- Проведешь мне экскурсию? – Попросил Том.
Я рассмеялась. Какая экскурсия. Из прихожей было только четыре двери. Две из них – перед нами – вели в комнаты. Моя слева, а Тамары Петровны справа. Правее ее двери была кухня, а напротив кухни ванна и туалет. Вот и вся экскурсия.
- Может завтра. – Предложила я. – А сейчас хочется есть и отдыхать.
- Окей. – Согласился Том.
Пока Том рассматривал фотографии на стенах в моей комнате, я пыталась приготовить нам что-нибудь поесть. Это было просто шикарное блюдо. Паста с соусом. На деле же это были простые макароны спиралью с поджаренными сосисками. Сверху я все залила кетчупом.
«Да», - подумала я. – «Ну не щи же мне варить ему в восьмом часу вечера?»
Мы расположились на полу, сообразив стол из кухонной табуретки, а стулья из подушек с дивана. Вина у меня не было, поэтому пили вишневый компот из красных кружек в белый горошек.
- Как ты долетел. – Нарушила неловкое и размеренно чавкающее молчание я.
- Нормально. – Ответил Том.
- Как твои первые впечатления о Москве?
- Очень шумно и… и грязно. Хотя я ведь не был в центре. Мне сказали, что все самое красивое в сердце города.
- Да. Мы можем завтра встретиться и прогуляться. Где ты остановился? – Забеспокоилась я. Я даже и подумать не могла о том, что он останется здесь.
- Вообще-то я нигде еще не остановился. Я сразу к тебе прилетел. Надеюсь ты меня не выставишь? – С мольбой в глазах произнес он. А васильки вспыхнули, затаив в себе лукавство.
- Том, я… У меня даже спать негде. Вот только диван.
- Настя, пожалей меня. Я обещаю, что не притронусь к тебе даже пальцем. – Заверил он.
Даже не знаю, чего боюсь больше того, что не притронется. Или того, что притронется…
- Ты стала меньше улыбаться. – Вдруг сказал Том.
- С чего ты взял? – Заинтересовалась я и улыбнулась.
- Вот. Так-то лучше. – Он тоже улыбался. – Знаешь? Роберт, просил передать тебе свои извинения.
При звуке его имени у меня внутри все перевернулось.
И почему я собственно не захотела разговаривать с ним по телефону? Не знала, что сказать? Так я могла просто выслушать его… А что я могла услышать. Это простое и чересчур любимое всеми британцами «sorry»? Нет. Мне этого было совсем не надо. И потом поцелуй. Да я все больше склонялась к логике Нади на счет того, что поцелуй он просто подарил мне из жалости. Жалость… Вот все на что был способен Роберт для меня… И я уже не хотела обманывать себя пустыми иллюзиями. Хотя иногда, я все еще видела сон, в котором он протягивал мне руку и звал к себе. Тогда я просыпалась и плакала… И потом долго не могла заснуть… Но с каждой выпавшей слезинкой я понимала, что теряю ту частичку любимого миллионами совершенного мужчины. Или просто загоняю все чувства и ощущения, полученные от него куда-то глубоко в самый огромный и самый пустой сейф своей души…
- Я уже давно его простила. – Ответила с легкой улыбкой я.
Том изучал мою реакцию.
Надеюсь, я легко сыграла равнодушие и прощение. Чтобы еще лучше это продемонстрировать я заговорила о поцелуе.
- Кстати, я вспомнила, что в тот вечер я целовала Роберта.
Теперь я следила за реакцией Тома.
Он взял кружку с компотом и сделал глоток. Выражение лица было серьезное и сосредоточенное. Он решал, что сказать.
- Ты жалеешь, что узнала об этом так поздно? – Наконец, спросил он.
- Нет. – Уверенно сказала я.
- Вот и правильно. Роберт ведь просто не решился тебе отказать. А потом переживал, что совершил глупость. – Глаза Тома только раз взглянули на меня. Остальное время он глядел в тарелку. – Он немного запутался в себе и в своих отношениях. Но теперь у них все хорошо с Кристен. Она прилетела к нему в Будапешт на свой день рожденье. Они повеселились от души.
Боже, мой. Том. Зачем ты мне все это рассказываешь? Мой дальний сейф, закрытый на замок больно давил на грудь.
- Это он мне посоветовал прилететь к тебе. – Продолжал Том. – Я долго думал, что мне делать. Ведь ты не дала однозначного ответа. И я никак не мог решиться, будучи неуверенным в тебе. Но с каждым днем я думал о тебе и себе все больше… И… В Нью-Йорке мы с Робертом обсуждали твой поступок и то, что ты мне сказала. И он подтвердил твои слова. Если нам суждено быть вместе, то судьба столкнет нас. И… вобщем Роб посоветовал мне быть твоей судьбой.
Мне хотелось плакать. Но я, что есть силы, сдерживала, накатывающие волны слез. Еще раз, убеждаясь в своей правоте на счет поцелуя и нереальности того, что я могла просто нравиться Роберту. В груди горел пожар…
«Роб посоветовал быть твоей судьбой» - Стучали в голове слова Тома. – «А почему нет? Что я теряю? Ничего. Я вижу, как Том ко мне относится. Я вижу Тома. И его внешность меня не отталкивает. И он сам не отталкивает меня, как некоторые… И Том сам решает, что для него важнее в жизни. И этот шаг, на который он решился…Нет. Надо обдумать все это. Надо хорошенько подумать, что мне надо. И чего я сейчас жду от жизни».
Я кивала головой в знак согласия или чего-то еще. Лишь бы скрыть свои истинные чувства и не заплакать.

***

Том помог мне разложить диван. И я постелила постель. Спать с малознакомым мужчиной для меня было в новинку.
- Я обещаю. Я тебя не трону. – Почему-то во всех сериалах все мужчины так говорят, а в итоге случается то, что случается.
Я закивала головой и попросила его отвернуться к окну, чтобы я могла приготовиться ко сну. Надев пижаму и расположившись на правом краю дивана, я сказала, что он может поворачиваться.
Я лежала и не шевелилась, только прислушивалась к движениям Тома. Он снимал джинсы, свитер, футболку. Все это время я смотрела на стену, которая была передо мной. Потом Том прошлепал по полу к выключателю, и я увидела его стройные волосатые ноги. Я зажмурила глаза, а он выключил свет.
- Я не нравлюсь тебе? – Вдруг неуверенно спросил он. – Я понимаю. Я слишком много хочу. Прости, я завтра перееду в гостиницу.
Я молчала. И потом не заметно для себя провалилась в сон.

Мне снился Том…
Мы гуляли с ним в парке, возле Тауэрского моста. Лужайки были такими зелеными, с сочной новой травкой. А над нами полувековые дубы.
Мы сидели с ним на лужайке и улыбались.
Я была в каком-то летнем сарафане, а Том в шортах и майке. Его васильки заглядывали мне глубоко в душу и манили за собой. Далеко-далеко…
- Я не обижу тебя. – Сказал он. – Наоборот, я сделаю тебя самым счастливым человеком на свете. Я хочу, чтобы твои глаза светились только счастьем. Позволь мне…
- Я не уверена. – ответила я.
- Я знаю, но я обещаю, что моих чувств, хватит на нас обоих. Только согласись быть со мной. Ты увидишь, как все вокруг заиграет новыми красками. Как мир станет добрее к нам. Просто попробуй….

Послышался грохот… Я открыла глаза и протянула руку к Тому. Боже, мой…
Я вскочила с дивана и подбежала к бедному Тому, скрутившемуся в колачик на полу.
- Том… -Толкнула я его рукой. – Том, что случилось?
Он открыл глаза и сел напротив меня на полу. В комнате была темнота, и я могла видеть только контуры его глаз.
В стену стучала Злыдня Петровна.
- Прости, - начал шепотом Том. – Я видимо во сне старался не дотронуться до тебя и скатился с дивана.
Я улыбнулась.
- Знаешь? Я хочу кое что сказать… - Я встала и хотела лечь обратно, но опустилась рядом с ним и прислонилась спиной к дивану. Его рука касалась моей горячей кожи…
- Говори. – Так же тихо сказала я.
- Понимаешь? Раньше я думал, что раз мой ключик открывает так много дверей… Хм… замков… То значит у меня самый хороший ключик в мире. И я радовался этому. – Я слушала, но пока не совсем понимала, о чем он говорит. – А сейчас. Да, сейчас я не хочу больше открывать другие двери… Понимаешь? Я хочу чтоб мой ключик открыл только одну дверь и открывал только ее всегда!
- Том, Том… Подожди. Если это признание, то я бы …
- Я совсем не знаю, как это все говорят. Потому что никогда никому такого не говорил раньше. Ты мне очень нравишься. Я думал, что это очередное увлечение. И что, когда ты уедешь, я все забуду. Но такого не произошло…Настя….
- Том…
Я не знала, что сказать. Да и слова тут были совсем не нужны.
Его руки уже блуждали по моему телу…
Одной он зарылся в волосах, а вторая гладила мое плечо, призывая наклониться к нему и слиться в поцелуе.
Я уже чувствовала его дыхание у себя на губах…
- Я не знаю, Том. – Вырвался протяжный звук.
- Все будет хорошо, - заверил он и поцеловал меня.
Я ответила и тоже запустила руки в его волосы. Они были мягкими, как шерсть котенка.
Том нежно придержал меня за спину и положил на пол, навалившись сверху. Было приятно чувствовать его тяжесть, его тело и то, что он делал со мной…
Он целовал шею, ключицы, ямочку, разделяющую грудь…
Я гладила его руки, плечи, спину, зарывалась руками в волосах. Гладила лицо, целовала и проваливалась в темную тягучую яму своих ощущений.
Когда мы были совсем голые, Том взял меня на руки и положил на диван…
Он любовался мной, смущая меня своим взглядом.
- Ты красивая… - Выдохнул он.
- Иди ко мне, - сказала я.
«Прощай, Роб», - пронеслось в голове… - «Надеюсь, ты об этом пожалеешь»…


 
ЭмилияКаллен
Дата: Пятница, 11.03.2011, 19:18 | Сообщение # 58
Сумерки - все! И никто не поспорит!
Группа: Проверенные
Сообщений: 502
Награды: 18
Репутация: 483
Статус: Offline

Отличия:
ну вот о5 продолжение где то нету((

Пешком по Вселенной
 
Teleto4ka
Дата: Четверг, 17.03.2011, 20:10 | Сообщение # 59
Опытный вампир
Группа: Проверенные
Репортёры
Сообщений: 2120
Награды: 105
Репутация: 3289
Статус: Offline

Отличия:
Nurochka, мы ждем и оттарахтели все пальцы по столу happy
Где же продолжение?



 
Nurochka
Дата: Понедельник, 21.03.2011, 15:30 | Сообщение # 60
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Раз пальцы оттарахтели, вот новая главка:

Глава 19. Я хочу тебя всегда.

Секс не может заменить вам любви, а любовь не может заменить секса.
Мэри Маккарти.

Том спал…
Я аккуратно вылезла из-под его руки и встала с дивана. Мне хотелось выйти из комнаты и подумать о том, что произошло…
Я натянула пижамные штаны и топ. Взглянула на Тома и вышла из комнаты…
Я вышла на кухню и уткнулась лбом в окно. На улице еще были прохожие, которые спешили по домам… Они спешили к тем, кто ждет их там, за желтыми глазницами окон. Теперь мне тоже есть к кому спешить… Я дунула на стекло и написала букву «Т»… Слова на эту букву волной накатили на меня: тупость, тягость, трусость, трах… Черт…
Я достала из холодильника компот и налила себе в бокал.
«Роб посоветовал быть твоей судьбой, Роб посоветовал быть твоей судьбой, Роб посоветовал быть твоей судьбой»… Слова Тома гулким эхом отдавались в голове и растворялись в ночной тиши.
Правильно ли я поступила?
Какой бы я хотела услышать ответ на этот вопрос? Сама не знаю. Да и нужен ли он мне сейчас, этот ответ…
За окном горели огни…
Огни большого города согревали маленькую душу… мою маленькую душу…
Одиночество...
Как трудно быть одной, ни кем не понятой, никем не приласканной... Ни о ком не заботиться, ни о ком не думать, ни во что не верить... Хватит...
«Прощай Роберт»…
Возможно, мы еще встретимся, но это уже будет другая жизнь и другая встреча…
А может, и нет…
В прихожей послышался шорох и на кухне появился Том. Голый…
Его прекрасное тело, освещенное уличными фонарями, которые бросали свет в окно, заставляло вспомнить меня то, что было между нами некоторое время назад…
Я отвернулась к окну.
- Почему ты не спишь? - Спросил он, подойдя ко мне. – Жалеешь о том, что произошло?
И что я пытаюсь скрыть, у меня, как всегда, все написано на лице.
- Просто не спится, - ответила я.
Том нежно обнял меня и стал гладить спину, словно убаюкивая, как маленькую девочку…
- Все будет хорошо. – Прошептал он в ухо. Его шепот прошелся мурашками по спине. – Я обещаю. Ты будешь самой счастливой.
- Том… Не надо давать обещаний, которые ты не можешь выполнить.
- С чего ты взяла, что я их не выполню? – Удивился он и заглянул мне в глаза.
- Просто ты понятия не имеешь, что может сделать меня счастливой.
- А ты скажи… Только одно слово и я сделаю все, что ты пожелаешь. – Самоуверенно произнес он.
Я подняла голову и посмотрела ему в глаза. Мы просто стояли и изучающе смотрели друг на друга. Интересно о чем сейчас думал Том? А о чем думаю я?
Я хотела высвободиться из его рук, когда на кухне включился свет и Злыдня Петровна провозгласила:
- Срань Господня! Вот это друг!
Она стояла в дверях и даже не пыталась отвести своего взгляда от сексуальной попки Тома.
- Том, тебе лучше вернуться в комнату, - наконец, опомнилась я.
Только вот интересно хватит ли у него смелости?
Том быстро нашелся, схватив сковородку, стоявшую на плите. Слава, Богу она была чистой…
Он прислонил ее к причинному месту и, шлепая по полу голыми ногами, стал пробираться из кухни мимо засланного разведчика «Злыдень».
Тамара Петровна провожала его попку взглядом, готовым слопать все на что попадется под его прицел.
Когда за Томом хлопнула дверь комнаты, она повернулась ко мне и рявкнула:
- Я же предупреждала! Никаких мужиков.
По щеке скатилась тонкая струйка соленого счастья…Я отвернулась к окну и стала считать пешеходов…
Не знаю, что там решала для себя Злыдня Петровна, но через минуту ее рука легла на мое плечо, и она, как-то совсем не привычно для меня, заговорила теплым и приветливым тоном:
- Девочка, что произошло? На тебе лица нет.
- Все хорошо, - ответила я.
- Он тебя что? Обидел?
- Нет. Я сама себя обидела. – Ехидно заметила я.
- Да… Я уж не думаю, что парень с такой задницей, - я кисло улыбнулась, повернув к ней лицо. – Может натворить что-то…
- Нет. Он хороший человек. Это я, мне кажется, дрянь…
- Ну-ну. Еще из-за мужиков плакать… Не стоят они наших слез! – Заверила она.
- Да… - Многозначительно протянула я и смахнула еще одну слезу.
- Дрянь – это та, которая говорит одному люблю, а сама спит с другими. А ты говорила, что любишь? – Успокаивала Тамара Петровна.
- Только раз в своей жизни. Но это было давно…
- Так чего тогда так убиваться, дорогая? Ты молода, вся жизнь у тебя еще впереди. Наслаждайся тем, что она тебе дает. Живи без оглядки на прошлое. Ведь, что в прошлом? Оно прошло и все. Его не вернуть. Только проклятая память возвращает иногда в прошлое… Так с ней тоже можно бороться. Заполни жизнь яркими красками, к тому же у тебя и помощник есть. – И она махнула рукой в сторону моей комнаты. – Я бы от такого тоже не отказалась…
Я усмехнулась и тоже ее обняла.
- Спасибо, вам.
- Не за что. И постарайтесь в следующий раз потише…
Я смутилась и покраснела, опустив глаза.
- Да ладно-ладно, - похлопала она по спине. – Дело-то молодое, что я не понимаю что ли. Ну, иди к нему. Парень уж заскучал наверно.
Я улыбнулась, закусив губу и пошла в комнату.
- Счастье-то оно ведь разное бывает… - Крикнула она мне вслед.

***

На следующий день у нас с Томом была запланирована культурная программа: Кремль, Третьяковка и парк Горького. Ничего себе поход…
Уже в метро Том шептал мне всякие гадости:
- Я хочу тебя.
- Том, мы в метро, если ты заметил. Не знаю, как у вас. А у нас не принято заниматься этим в метро. – Иронизировала я.
- У нас тоже не принято, но это не запрещает мне просто хотеть. – С улыбкой чеширского кота произнес Том. Он был просто невыносим. Хотя не буду лукавить мне были приятны его грязные намеки…
На красной площади мы стояли вместе на нулевом километре. Я ему объясняла, что это такое и сама попутно загадывала новое желание. Которой гласило: «Получай удовольствие от того, что само идет к тебе в руки. И не кисни»
Том тоже что-то загадал. Надеюсь ни секс в мавзолее… Как-то неудобно перед столетним дедушкой будет…
Смена караула в Александровском парке и вымуштрованные солдатики привели Тома в неописуемый восторг:
- Я думал, только у нас такие бедолаги есть… - Задумчиво произнес он.
Я вспомнила их стражу возле дворца в меховых шапках, и начала давиться от смеха. Чтобы не привлекать внимание прохожих я утащила Тома на лавочку.
- Мне нравится твой город. И ты мне нравишься. – Довольный собой улыбался он.
- Ты мне тоже нравишься. – Я потянулась к нему и поцеловала в щеку. – А я опять хочу в Париж…
- Ты там была? – Заинтересовался Том.
- Нет. Просто уже хотела…
Том рассмеялся и прижал меня к себе.
- Я говорил, что ты чудо? – Промурлыкал он.
- Да.
- Тогда, еще раз скажу. Ты чудо… - Он схватил меня за руку, и мы побежали по парку. А потом мы просто целовались возле старинного грота… А китайские туристы снимали нас на свои фотоаппараты с большими объективами.
Третьяковская галерея произвела на Тома просто неизгладимое впечатление…
На самом деле, оказалось, что Том очень неплохо разбирается в живописи и некоторых художников он мог узнать по работе. Странно, откуда он это знал? Может, они с Робом начитались художественной литературы?
Тьфу ты… Опять РОБ…
- О чем задумалась? – Наклонившись и почти касаясь моего уха, спросил Том.
- Думаю, о том, как люди раньше жили, как тонко чувствовали…
Том хихикнул и поцеловал меня в ушко.
- Ты совсем не можешь скрывать свои мысли. Тебя что-то беспокоит. – Прошептал он.
- Да, ничего меня не беспокоит. Я счастлива. – Я развернулась к нему и чмокнула его в губы.
- Я тоже хочу тебя. – Пробубнил он мне это прямо в рот.
- Ты несносный мальчишка. – Выдохнула я.
- Какой-какой? Ненасытный? Да. Это про меня… - Восхвалял себя он и наглаживал свою грудь.
В парк Горького мы добрались уже к вечеру. Все светилось разноцветными огнями. И аттракционы звали испытать свой страх…
Том дернул меня за руку и потащил на «Американские горки». Я сопротивлялась, как могла. Но он настойчивый парень…
Первые тридцать секунд я визжала, как ненормальная, пока у меня не свело челюсть… Потом, когда мне становилось совсем страшно и горки переворачивали нас вверх головой, я просто впивалась ногтями в руку Тома, который старательно кричал за меня…
Домой мы вернулись в полночь. Уставшие и довольные…
И мне, думалось, что это и есть оно самое – счастье…

***

Утром разбудил долгий звонок в дверь.
Злыдня Петровна стучала кулаком в стену, давая понять, что к ней в такую рань точно никто не может ломиться.
Я встала и, нацепив футболку Тома, пошлепала в прихожую.
Рыжинки светились в моих глазах в зеркале, и я улыбнулась им. Ну и видок. Я слегка пригладила волосы и потерла лицо.
Звонок не унимался…
Открыв дверь, я остолбенела.
- На твоем лице картина «Не ждали» - Выпалил высокий мужской голос. А сам мужчина оглядел меня с ног до головы.
- Кхм… - Прочистила горло я. – Глеб? Что ты тут делаешь?
Он решительной походкой, отстранив меня от двери, прошел в прихожую и огляделся. Его кудри скрывала бейсболка, а походная жилетка со множеством карманов делал его еще ниже и… смешнее…
- Да… Шикарно живешь…
У меня, что сбор поклонников. Еще его мне не хватало. Теперь я думала, что мне вообще никого и ничего не хочется. Так все достало…
- Живу, как могу. – Язвительно заметила я.
- Прости, не хотел обидеть. – Он потрепал меня по плечу. – Что ты стоишь? Давай одевайся, я же обещал тебя вывезти на «покатушки».
Черт! Глеб! Какие нафиг покатушки? Мне не нужен не ты, не твои…
- Что происходи? – Из комнаты вывалился Том. Босиком и в одних джинсах. Его разительная привлекательность по отношению к Глебу, моментально бросалась в глаза. Высоки Том и среднего роста Глеб, был сантиметров на десять ниже его. Аристократический профиль Тома никак не вязался с обыденностью пухлых щек Глеба и его вздернутым носом. Даже глаза говорили о том, кто здесь главный…
В глазах у Тома заискрилась ненависть, и его челюсть пришла в движение.
Глеб тоже не хотел уступать. Мне было смешно. Реально просто смешно и все…
Только недавно я думала о том, что мне никто не нужен, что хочу спокойной размеренной жизни: дом-работа-дом. А тут на тебе и петушиные бои и все, что душе угодно…
- Так, ребята. – Заговорила я по-русски, нарушая неловкое молчание. – Все хорошо.
Том не понимал меня…
- Все окей. – Это для него. Хм… Подействовало. Глаза становились теплее и профиль спокойней и мягче…
У Глеба кулаки оставались сжатыми.
- Прости, - наконец, сказал Глеб. – Я не знал, что ты живешь не одна.
Я пожала плечами, неуверенно подтверждая его догадки.
- Глеб. – Он протянул руку Тому. – Мы вместе работаем.
Я перевела слова Глеба.
Том пожал ему руки и тоже представился:
- Томас Старридж.
- Глеб Пирогов, - еще раз представился он. А мне сквозь смех захотелось запеть: Артур Пирожков….
- Простите, что отнял у вас время, - заторопился тут же Глеб. – Мне пора. – Он сконфуженно улыбнулся и покинул квартиру.
- И ты настаиваешь, что он просто твой коллега? – Заулыбался Том.
- Да.
Он подошел ко мне вплотную и зарылся лицом в волосах.
- Я хочу тебя, - прохрипел он в ухо. – Я хочу тебя всегда… Поедем со мной в Лондон?
- Том…


 
ЭмилияКаллен
Дата: Понедельник, 21.03.2011, 21:47 | Сообщение # 61
Сумерки - все! И никто не поспорит!
Группа: Проверенные
Сообщений: 502
Награды: 18
Репутация: 483
Статус: Offline

Отличия:
оооООО это не реально так описать ГОЛОГО ТОМА, все я уже не с вами.....я уже где то там .....с голым ТОМОМ)))) faint fool hands love

Пешком по Вселенной
 
male4ka
Дата: Вторник, 22.03.2011, 13:58 | Сообщение # 62
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 6583
Награды: 149
Репутация: 1849
Статус: Offline

Отличия:
Мне искренне жаль Настю ( но честно говоря чувствовать так как она можно когда ты не знаешь ни Тома ни Роба ни Лондона, а когда знаешь нужно "брать быка за рога"! блин, еще и Томика мучает... неужели она разобьет ему сердце, ведь любит.
И еще кажется, что это реальная история... все так сходится, апрель, др Кристен, Будапешт...




Мы в соц.сетях:
 
Nurochka
Дата: Среда, 23.03.2011, 11:24 | Сообщение # 63
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Quote (ЭмилияКаллен)
оооООО это не реально так описать ГОЛОГО ТОМА, все я уже не с вами.....я уже где то там .....с голым ТОМОМ))))

Некоторые люди и в том числе я после этого фф очень чильно залюбили Тома Старриджа biggrin
male4ka, Девчонки иногда просто нет сил,чтобы сделать решительный шаг. И потом Настя ведь ничего не знает наверняка. Как же ей просто так завалиться к Робу или сказать о своих чувствах Тому. Зачем кому это надо? Тем более она видит, что чувствует Том и понимает, что он все равно ничего не скажет. Следующая глава немного все решит wink

Глава 20. Повседневные хлопоты или путь на премьеру.

В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.
И. Губерман.

Май. Суббота. Девять утра…
Аэропорт Домодедово. Запах двигателей самолетов, вкус авантюр и тревога перед полетами. Все было здесь в лицах пассажиров, стоявших возле стоек регистрации.
Я прошла мимо них и направилась к терминалу, где встречали прилетающих из Лондона. Я ждала здесь Лиззи…
Спасибо тому, кто по счастливой случайности решил пригласить на свою частную вечеринку ее в качестве гостя. Я была этому несказанно рада…Глаза Лиззи тоже светились…
Она выпорхнула из зала таможенного контроля, словно, перелетная птичка, которая всегда хотела жить в России, а сейчас просто наслаждалась полученными эмоциями. Она глубоко вздохнула и стремительно подлетела ко мне. Ее короткая кожаная куртка была расстегнута, открывая вид на белоснежную кожу под клетчатой рубашкой. Левая нога слегка косолапила, посматривая на правую, а улыбка просто сбивала с мыслей и заставляла улыбаться в ответ.
- Привет, милая. – Щебетала Лиззи и чмокала меня в щеку.
- Привет. – Я чмокнула в ответ.
- Как ты тут? – Она заглянула мне в глаза, пытаясь узнать правду, даже если я попытаюсь соврать.
- Хорошо. – Ответила спокойно я. – У меня все хорошо.
Лиззи улыбнулась и кивнула мне головой.
Ее светлые волосы были собраны в тугой хвост, который покачивался вслед ее движениям.
- А Брендон? – Поинтересовалась я.
- У него работа, - начала она. – И потом, я подумала, что он будет нам мешать…
Мы рассмеялись и направились к машине, которая должна была отвезти Лиззи в один из небольших, но очень шикарных отелей Подмосковья.
Лиззи настояла на том, чтобы я провела эти три дня с ней. Я согласилась сразу. И даже не потому что я такой слабовольный человек и не могу отказывать людям, которые ко мне хорошо относятся… Скорее потому, что хотелось окунуться в эту роскошь и ощутить на себе все средства SPA-процедур, которые предлагались жильцам отеля бесплатно. Тем более, впереди было три выходных. Майские праздники…
Мы ехали в такси и болтали о какой-то ерунде. О погоде, о моде, о музыке, о кино, о родителях Лиззи и о моих родителях. Но, ни слова о Роберте и Томе…Я смотрела на Лиззи и изучала ее. Она болтала, непринужденно затрагивая любую тему, не касающуюся наших общих знакомых. Почему? Я задавала этот вопрос и ответа не находила. Может она хотела, чтобы я первой начала диалог? Но… Я… Что я должна ей сказать? Спасибо за Тома… Или как там поживает твой брат? Последнее точно меня волновало, но не больше чем просто новости о семье Лиз.
Том… Вот он волновал меня сейчас больше. Ведь именно он заставлял меня поверить в себя. Заставлял меня быть счастливой и наслаждаться тем, что у нас есть…
Я на секунду задумалась о нашей последней встрече. Я еще так и не отошла от нее…

***
Незадолго до первого мая, я получила электронное письмо от Тома. В котором он признавался мне в своих чувствах и предлагал прилететь к нему в Огайо, где проходили его съемки. Он предлагал мне провести с ним три дня, чтобы отпраздновать наш небольшой юбилей. Ведь после нашей последней встречи прошел почти месяц.
Да, месяц. Целый месяц прошел с того самого дня, когда я попрощалась с прошлым и решила строить будущее вместе с Томом. Но покинуть Москву и отправиться с ним в Лондон я не решилась. Во-первых, потому что на носу была очередная сессия, которую стоило сдать. А, во-вторых, я не могла поступить плохо с людьми, которые взяли меня на работу и платили не плохую зарплату. Я отработала там меньше месяца. И потом я… мне нравилась моя стабильность. Нравилось то, что я могу положиться только на себя. И если я сделаю, что-то не так, то в этом буду винить только себя. Да и бросаться в новые авантюры потеряв голову я больше не собиралась.
Том переживал по этому поводу, но не больше, чем хотелось бы мне. Или чем он старался показать. Просто ему хотелось безоговорочно и безвозвратно владеть мной, как неким художественным экспонатом. А мне хотелось просто теплого и душевного отношения к себе… Хотя то, что такой раздолбай и красавчик пытается завоевать мое сердце, очень льстило мне и я старалась восполнить все усилия Тома. Я знала, что он сможет сделать меня счастливой, а уж любимой тем более…
Поэтому, когда я увидела, что к его письму прилагается еще электронный билет в Кливленд, я, не задумываясь, постаралась побыстрее оформить визу, собрала вещи и отправилась в поездку.
Кливленд оказался самым крупным городом штата Огайо, расположенном на северо-западе Америки. Сам город находился на берегу прекрасного озера Эри, которое меняет цвет в зависимости от того с какой стороны светит солнце.
Том встречал меня в аэропорту. С цветами…
Почти пятнадцати часовой перелет с пересадкой в Нью-Йорке вымотал меня в конец, но цветы в руках Тома… Я сразу обрела бодрый и сияющий вид, когда он протянул мне прекрасный маленький букетик каких-то мелких цветочков, напоминавших колокольчики и прекрасно оттенявших его глаза.
Том очень волновался. И стоило мне только приблизиться к нему, как он просто набросился на меня с поцелуями. Мы стояли посередине зала для прилетающих пассажиров и целовались, словно, два изголодавшихся кролика…
В какой-то момент Том оторвался от меня и прислонился своим лбом к моему… На выдохе он прошептал мне в губы:
- Я боялся, что ты не приедешь. Я очень тебя ждал. Ты не пожалеешь.
И он еще раз нежно поцеловал меня.
Я светилась от счастья, как жук-светлячок в темноте и улыбалась во все тридцать два зуба.
- Том… Почему ты думал, что я не приеду?
- Не знаю. Я сумасшедший, который не верит в свое выздоровление. И мне постоянно что-то мерещится.
- Ты не сумасшедший. – Успокоила его я. – Ты самый обыкновенный парень, который слегка неуверен в себе.
- Еще лучше. – Усмехнулся он. – Я самый обыкновенный…
- Том, черт! – Повысила голос я. – Зачем ты вырываешь слова из предложения? Ты самый хороший…
- Скажи это еще раз. – Попросил он, заглядывая в мои глаза, и останавливая нас.
Я тоже посмотрела на мои родные васильки и повторила:
- Ты самый хороший, самый милый и самый красивый, - я щелкнула его по носу. – Между прочим, мужчина.
Том сгреб меня в охапку и просто простонал в ухо:
- Я люблю тебя Настя. Люблю больше жизни…
А я… Я просто потеряла дар речи. Воздух покидал легкие и, казалось, я начинаю задыхаться…
Что? Что я должна ответить на это? А должна ли? И разве, когда тебе говорят такое, ты должна думать о том, что ответить? Думаю, нет.
А я думала… Я думала о том, что сказать человеку, который любит больше жизни. А ты… Ты просто позволяешь себя любить…
- Том… - Наконец, выдавила из себя я. – Это очень серьезное признание…
- Только не говори больше ничего. – Затараторил он. – Пожалуйста, просто знай это и все. Возможно ты сама, когда-нибудь захочешь сказать тоже самое. – Он заглянул в глаза и улыбнулся. – Я надеюсь на это.
Потом он отступил на шаг, потер рукой лоб и подбородок. Усмехнулся всему, что произошло и, обняв меня за плечо, сказал:
- Не думай об этом. Я идиот. Зачем я все это сказал. Прости.
- Том,Том. – Заторопилась успокоить его я. – Только не надо этого вашего глупого «прости».
Он удивленно уставился на меня, комкая в руках свою кепку, которую снял еще перед тем, как я к нему подошла.
- Объясниться, а потом просить за это прощение… Это действительно глупо. Мне очень важно было услышать это от тебя. Я ценю…очень… честно… Я очень ценю то, как ты ко мне относишься. Просто я, наверное, не из тех людей, которые так быстро влюбляются. – Боже мой, что я несу. – Я надеюсь… Нет! Я обещаю тебе, что ты обязательно услышишь от меня нечто подобное. Только позже.
Том улыбнулся одной из своих лукавых усмешек и, схватив меня под колени, закружил в зале аэропорта…
Три дня проведенные с Томом были просто незабываемыми.
Мы катались на лодке по озеру… а потом… занимались в ней сексом…
Гуляли по огромному парку и тоже занимались там…
Ездили на экскурсию по реке на небольшом пароходике, и Том опять уговорил меня заняться…
Мне казалось, что мой мозг просто взорвется от избытка вырабатываемых организмом наркотирующих пептидов и аминокислот, которые заставляли меня почувствовать себя счастливой, желанной, красивой и кому-то нужной… И еще они заставляли меня почувствовать себя любимой…
Я была просто счастлива с ним…

***
В последний день Том опять завел разговор про Лондон. Надо отдать ему должное, если он чего-то очень сильно хотел, он никогда от этого не отступал.
Но я не могла сдаться без боя…
Мы спорили весь день. Я объясняла, как могла, что не хочу и не могу вернуться в Лондон. Что меня многое держит в Москве. Моя учеба, только что полученная работа, квартира, наконец, друзья…
Но Тому было мало этого. Ему как всегда нужна была безоговорочная победа…
Вечером я лежала на кровати и смотрела какой-то фильм. Том вышел из душа в одном полотенце, обернутом вокруг бедер, загадочно прищуриваясь и лукаво улыбаясь. По выражению его глаз можно было понять, что он что-то задумал.
- Что? – Спросила я.
- Ничего. – Замотал головой он, и брызги он его волос долетели до моего лица.
Порой мне, казалось, что он настолько красив, что не я должна находиться с ним рядом. Но Том всегда разуверял меня в этом. Объясняя это тем, что моя красота и очарование внутри. И что, когда я улыбаюсь или шучу или совершаю глупости, то более идеального и совершенного человека для него нет во всем мире. И что он очень боится меня потерять…
Согласитесь, когда тебе говорят такое, поневоле начинаешь думать, что ты «прекрасный цветущий бутон».
Том прилег со мной рядом, на кровать, и кровать слегка спружинила. Я повернулась к нему и улыбнулась.
- Не думал, что девушка в халате на пять размеров больше ее собственного, так сексуально смотрится…
- А говорил ничего… Хитрец.
- Я просто сделал тебе комплимент. – Сказал Том и придвинулся ко мне ближе.
Я пыталась вникнуть в суть фильма.
Рука Тома осторожно легла мне на колено…
Уголком глаза я посмотрела на него, но он смотрел в сторону руки, которая медленно начинала подниматься вверх, при этом нежно лаская бедро.
- Что ты хочешь, Том? – Занервничала я.
- Ни-че-го. – Еще раз повторил он.
Рука вынырнула из-под халата и развязала узел пояса…
- Я смотрю фильм. – Предупредила я, делая серьезное лицо и всматриваясь в картинку на экране.
- А я просто хочу посмотреть на тебя. – Непосредственно ответил он.
Он распахнул мой халат и присвистнул.
- Том, ты точно что-то задумал. – Я схватила полы халата и снова запахнула его, тут же оказавшись под весом самого Тома.
Он смотрел на меня сверху вниз и в глазах был огонь. Огонь сжигающий его изнутри и зовущий меня за собой.
Том нагнулся ко мне и поцеловал в шею, шепча:
- Ты моя. Моя самая красивая русская девочка…
- Ну, да. – Брякнула я. – Наверное, если сравнить меня с другими девочками…
Том не дал договорить, закрывая мой рот поцелуем. Я, задыхаясь, пыталась отстраниться от него.
- Неужели такой интересный фильм? – С усмешкой спросил он.
- Да.
- Спорим, что то, что сейчас сделаю я, намного интересней? – Загадочно подмигнув глазом, спросил он.
- Мне не нравится, когда ты хитришь со мной. – Обиженно произнесла я.
- Я не хитрю. – Том распахнул мой халат и стал целовать грудь.
Я все еще пыталась сфокусироваться на фильме…
Том попеременно ласкал руками то одну, то другую грудь. При этом слегка проводя языком по окружности соска, заставляя ее хотеть большего…
Внезапно, он спустился ниже, целуя медленно и нежно мой живот. Он нежно дунул в пупок, и нервные окончания трепетно ответили ему. Потом губы стали двигаться еще ниже… и … я… закрыла глаза…
Вся кровь, которая текла по моим венам, сейчас прилила туда, где язык Тома заставлял трепетать каждую частичку моего сознания…Я сжимала руками простынь и ловила огромными вздохами воздух, которого катострофически не хватало…
Перед глазами, словно, вспышки фейерверков пролетали разноцветные звезды и радужки…
Пульс остановился на мгновение… В это же мгновение остановился и Том…
Я открыла глаза и посмотрела на него… Я смотрела, мысленно задавая вопрос: почему? Почему ты остановился?
- Так ты поедешь со мной в Лондон? – Неожиданно спросил он.
Задыхаясь от желания и нахлынувшего возбуждения, я простонала:
- Нет. Это невозможно.
Том опять приник ко мне, заставляя содрогаться мое тело от каждого его прикосновения…
И опять остановился…
- Не передумала? – Издевательски спрашивал он.
- Нет. – Ответила я.
И опять эта сладостная пытка…
Том положил мою ногу к себе на плечо и стал продолжать более неистово и жадно…
Я понимала, что еще немного и моя крепость рухнет, как рухнет последняя надежда никогда не возвращаться в Лондон. Но сама не понимая зачем, я сопротивлялась Тому…
- Может, все-таки, приедешь. – Доведя меня до очередных «звездочек», спросил Том.
- Нет. Мы уже обсуждали это. – Задыхаясь, хрипела я.
Том не давал опомниться…Сознание отключалось и вновь возвращалось с каждым его словом.
- Я найду тебе работу. – Не унимался он. – И приведу в порядок свою квартиру к твоему приезду.
- Том… Не останавливайся. Пожалуйста… - Просила я, давя ему руками на плечи.
Он чмокнул внутреннюю сторону бедра.
- Я не продолжу, пока ты не скажешь да. – Его рука ласкала бедро и живот, не дотрагиваясь до тех мест, которые вызывали бурю эмоций. Я инстинктивно приподнимала бедра и прогибала спину, стараясь успеть за его руками…
- Поедешь?! – Настойчиво спросил он.
- Дааааа… - Выдохнула я.
- Я люблю тебя. – Сказал Том и, навалившись сверху, продолжил то, что начал несколько минут назад…

***
Я непроизвольно улыбнулась, вспоминая все это.
Лондон. Он таки и добился своего. Я сказала, что приеду в Лондон. Приеду в августе на две недели, в отпуск. А там посмотрим…
Сейчас лежа на кушетке рядом с Лиззи и, получая удовольствие от массажа, я вспоминала именно Тома. Его руки, его улыбку, его васильки и его ласки…
- Чему ты улыбаешься? – Заинтересовала Лиз.
- Так. – Ответила я. – Кое-что вспомнила.
Крепкий, мускулистый парень, массирующий ноги Лиззи, пытался прислушаться к нашему разговору, хотя, похоже, не понимал по-английски ни слова. Лиз возлегала на кушетке, широко раскинув по сторонам руки и положив набок голову, чтобы видеть меня. Я тоже смотрела на нее.
- Вижу, ты счастлива. – Констатировала она.
- Ну, да. – Усмехнулась я.
- Чего не скажешь о Роберте. – Она брякнула это так неразборчиво и быстро, думая вероятно, что я не пойму слов. Но я услышала и поняла, но сделала вид, что все произошло именно так, как она хотела. - Позволь спросить? – Продолжала она.
- Конечно. Все что угодно. – Что же такого Лиз может спросить, что требует моего устного разрешения? И причем здесь Роберт? Чего не скажешь о нем? Что с ним?
- Ты все еще злишься на Роберта? – Я злюсь? Нет, конечно. У меня все хорошо. Я все простила и забыла. Да, забыла. Ну или хотя бы постаралась забыть, заполнив жизнь другими эмоциями…
- Нет. – Спокойно ответила я, стараясь, чтобы голос совсем не дрожал. – Я давно простила его. За все. Даже за поцелуй, который он подарил мне из жалости.
Брови Лиз наигранно приподнялись в удивлении.
- Не будешь же ты отрицать, что ты про него ничего не знаешь. – Лиззи отвела взгляд, но тут же ретировалась.
- Пфф… А с чего собственно ты решила, что он был из жалости? – Язвительно спросила она.
- А по какой другой причине супер-секси актер поцелует свою фанатку, смотрящую на него, как пес на любимую косточку. К тому же у которого есть определенные романтические отношения с другой особой. Ах, да. Возможно еще по глупости. Так охарактеризовал его поступок Том. – С сарказмом произнесенный монолог, ни сколько не тронул Лиз.
- Ммм. Том…
- Что ты имеешь против него? – Забеспокоилась я.
- Так ты и Том… - Задумчиво произнесла Лиззи.
- Да. Том любит меня. – С гордостью сообщила я.
- А ты? – Не унималась Лиззи.
- Я тоже хорошо к нему отношусь.
Она фыркнула и отвернулась от меня.
- Надеюсь, ты будешь счастлива. – Выдохнула, наконец, Лиз.
- Я уже счастлива. – Заверила я.
Больше разговор в это русло не возвращался.
Мы разговаривали обо всем: о карьере Лиззи, о Клер, о Брендоне, о Томе. Но ничего больше о Роберте и моем к нему отношении. Это было очень странно. Если не сказать удивительно… Я думала, что она знает что-то, чего не хочет говорить. Или Роберт просил ее не делать этого. Все эти ее мимолетные взгляды, будто пытающиеся меня застать врасплох, изучающие мою реакцию... Ненужные разговоры…Она много спрашивала о нас с Томом и только кивала в знак согласия. И еще говорила, что рада за меня. И… За Тома…
Три дня с Лиз пролетели очень быстро. И, когда мы вновь оказались в дверях аэропорта, я подумала, что все это мне просто приснилось. И сон не казался сказкой – больше был похож на подводящий к ужасу триллер.
Мы стояли в очереди на регистрацию и болтали обо всякой ерунде. Она рассказывала о том, как прошло ее выступление. О крепких русских мужчинах, за спиной которых не страшно спрятаться. О том, что в России очень приветливые и дружелюбные люди. О том, что такой красоты как здесь никогда не видела, и что обязательно приедет сюда еще не один раз.
Я слушала ее настороженно, потому что мне, казалось, что за всей этой болтовней она что-то пытается скрыть. И это что-то мучило и меня все эти три дня.
Но Лиззи старательно пудрила мне мозги всякой ерундой и мишурой.
Честно, мне хотелось ее побыстрее отправить назад в Лондон и не слышать этой ерунды. Но то, что произошло позже, повергло меня в еще больший шок.
Лиззи прошла регистрацию, и я провожала ее на паспортный контроль. Она поцеловала меня в щеку и сказала, что была рада видеть. Пожелала всего наилучшего и, показав билет, прошла на таможенный контроль.
Я тоже пожелала ей всего-всего и отправилась восвояси, когда пронзительный крик Лиззи заставил меня остановиться.
Я развернулась на крик, и увидела, как Лиз выбегает ко мне назад. Она бежала и ее уложенные волнами волосы развевались во все стороны, попадая ей в рот. Она поправляла их руками и бежала ко мне, крича:
- Стася, подожди!
Я стояла и смотрела на все это, как на плохую мелодраму.
Запыхавшись, она подбежала ко мне, а за ней два гигантских охранника с огромными автоматами в руках.
Я сглотнула и обвела всю троицу взглядом.
- Лиззи, ты, что сошла с ума? – Наконец, выдавила я.
- Девушка, пройдите на паспортный контроль. – Сказал строго один из охранников.
- Дайте минуту. Мне нужно кое-что важное сказать. – Заторопилась Лиз.
Она поправляла куртку и джинсы. Отбрасывала волосы, сосредотачиваясь на том, что она все-таки решалась сказать. Ее серые, как мокрый асфальт глаза, выражали тревогу и раскаянье – одновременно.
Я бегала своими глазами по ее фигуре, не понимая что происходит и не понимая того, что она могла еще мне не сказать, ведь было целых три дня разговоров, сплетен и тому подобного.
Наконец, она взяла меня за предплечье и, выдохнув, сказала:
- Его поцелуй был не из жалости. Это было ответное чувство. Ответное, понимаешь?
Я просто молчала, перебирая в голове ее слова. Мозайка слов разлеталась в разные стороны, и я никак не могла понять, где же здесь главное слово, от которого стоит отталкиваться, чтобы собрать все в единую картинку. Я молчала и смотрела на нее, как на призрака…
- Он не может показать свои чувства. Но они есть. Поверь. Поверь и прости. Прости за то, что сказала это. Он просил ничего не говорить. Я и не хотела. Прости.
Она взяла меня за кисть и прислонилась щекой к моей щеке.
Я чувствовала себя так, будто меня подключили к розетке с переменным током в тысячу вольт. И меня колбасит и бьет с каждым ее словом так, что сердце может просто разорваться на части. Я не видела ничего вокруг и не слышала даже биения сердца. А может оно и вправду остановилось в этот момент?..
- Прости. Я просто хотела, чтобы ты это знала. И еще. Он ждет твоего звонка. Позвони ему. Хотя бы сказать, что ты прощаешь. Ведь быть друзьями лучше, чем быть никем…
Сказав это, она развернулась и вместе с охраной аэропорта проследовала назад на таможенный контроль…


 
Nurochka
Дата: Среда, 23.03.2011, 11:25 | Сообщение # 64
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Продолжение

***

Тринадцатое мая…
После того, как я проводила Лиззи, я отправилась в бар рядом с домом. И объявила войну коньяку. Правда тут же сдалась ему в плен, без сопротивления…
Мне было очень плохо… Но коньяк помог забыть все… Пусть и не на долго…
И вот уже тринадцатое…
Я сидела на диване, обняв льва, и гипнотизировала свой телефон вот уже битый час. По Муз-тв крутили клип Димы Билана, разрывающий мою и так неспокойную душу в клочья.

Ты должна рядом быть,
Ты должна все простить.
Выбрала ты
Пустые мечты.
Пусть и нечаянно
Стала отчаяньем
Наша любовь.
В жизни не все так просто…

Роберт…
Как поздно…
Как же все поздно. Все слишком поздно.
Зачем, зачем был нужен этот электрошок? Зачем Лиззи все сказала? Ведь не хотела же. Не хотела рушить мое счастье. А теперь? Что теперь? Я все еще хочу быть счастливой. Хочу… Хочу вгрызаться в свое счастье и не отпускать его. Вот только…
Я собиралась с мыслями, чтобы позвонить ему, и чувствовала себя словно школьница, которая впервые перед всем классом читает заученный стишок, а мальчик, который ей нравится, посмеивается над ней втихушку.
Черт!
Я бросила телефон на диван и, вскочив с него, подошла к окну…
Я подула на стекло, так, чтобы оно запотело, и написала на нем букву «Р».
Разлука, робость, ревность, равнодушие, раскаянье…
Можно бесконечно вспоминать негативные слова на букву «р»…
И только «радость» была тем словом, которое хотелось бы испытывать от слов сказанных Лиз. Но радости не было. Была злость и отчаяние. И злости было больше…
Я просто ненавидела Роберта, который своей нерешительностью и самовлюбленностью разрушил все, что так тонко соединяло нас.
«Ведь быть друзьями лучше, чем быть никем» - слова Лиззи.
А так ли уж хорошо быть друзьями с тем, кого любил? Заниматься самообманом и мучить себя изо дня в день?..
Не знаю. Я ничего не знаю и не понимаю.
Еще Том…
Не звонил вот уже два дня. А у меня просто нет сил, позвонить ему самой… Да и он просил не беспокоить пару дней. У него серьезная сцена.
Что делать?
Что сказать ЕМУ?
Как же все это мучит меня. Как жжет внутри и не дает покоя.
Я смотрела на свою черную трубочку, лежащую на диване и не находила сил. Как тогда, когда он подряд сделал десять звонков.
Я боялась звонить и мечтала просто услышать его голос. Я боялась того, что он скажет и хотела, чтобы он сказал хоть что-то. А еще я боялась услышать то, что озвучила мне Лиз. Ведь я уже все давно решила для себя… И потом это были лишь слова Лиззи, а не Роберта. Так что же мне стоит взять этот маленький аппарат и просто нажать на вызов? Просто сказать: «Привет»…
Я выдохнула и опять повернулась к окну. На шоссе мелькали машины… Словно муравьи они торопились по своим делам, перестраиваясь в нужную полосу и скрываясь за полем моего зрения… Нет. Так не решить проблемы. Если я опять просто скроюсь…
Я подошла к дивану, схватила телефон и найдя номер Роберта нажала на вызов.
Гудок… Второй…
- Hello. – Откашлялся голос на том конце. – Перехватило дыхание. – Пояснил он. – Секундочку, повиси на трубке.
- Окей. – Я слушала тишину. Интересно, где он?
- Я здесь. – Словно волной окунал в океан его баритон.
- Привет. – Ответила я, сглатывая ком, подкатывающий к горлу. – С Днем рождения. Песню петь не буду, так как со слухом не все в порядке. Сам знаешь… - Забормотала я.
- Да. То есть. Прости. – Роберт выдохнул. Неужели, он волнуется, так же, как и я? Бред. - Я хотел сказать спасибо. И поешь ты неплохо…
- Да уж. – Я не знала, что еще говорить. Не могла же я сказать про поцелуй и все с ним связанное. И еще совсем не хотела говорить про Тома. Хотя он и сам наверняка все знал.
- Как ты? – Спросил он.
- Нормально. – Ответила я.
- Я хотел извиниться за все. – Ох уж это «sorry».
- Да-да. Я не в обиде. Все нормально. Просто звоню поздравить и хочу пожелать счастья, удачи, достижения намеченных целей и взаимопонимания с окружающим миром.
Роберт усмехнулся.
- Взаимопонимания, как раз не хватает. Надеюсь, после твоего пожелания оно меня найдет.
Я тоже усмехнулась.
- Справляешь?
- Да. Немного. – Задумчиво произнес он. Рядом послышался голос девушки.
- Окей. Не буду мешать. – Стала закругляться я.
- Нет-нет. Подожди. – Занервничал он.
- Роберт, - я с трудом произнесла его имя. – Тебя там кто-то зовет. Я не хочу быть помехой.
- Стася, - а мое имя из его уст просто убывало быстро и болезненно. – Ты не помеха. Подожди. Я просто хотел тебя пригласить на премьеру.
- На какую премьеру? – Пытаясь говорить ровно, интересовалась я.
- Премьера новой части саги. Мы приедем в Москву на премьеру. Я хотел, чтобы ты меня поддержала и пришла.
Черт! Что же ответить? Увидеть его равносильно тому, самой выкопать себе яму. А с другой стороны, почему нет? Я покажу, что я сильная. Покажу, что мне хорошо. Что у меня все просто отлично. Пусть он не думает, что я переживаю из-за чего-то. Пусть знает, что я счастлива и что он многое потерял, не сказав мне всего того, что мог бы сказать…
- Хорошо. – Ответила я.
- Уффф. Окей. Я попрошу своего менеджера отправить тебе билеты.
- Окей. Хорошо. – Теперь я говорила более спокойно, а вот Роберт. Роберт почему-то нервничал…
- Как мне узнать адрес? – Заволновался он.
- Я пришлю смс.
- Хорошо. Я буду ждать. Я рад, что ты согласилась. Я, надеюсь, мы увидимся и поговорим.
- Да. – Ком опять подкатил к горлу. Я сглотнула. – Мне пора.
- Да, конечно. Пока. Увидимся.
- Окей. Увидимся.
Я нажала на красную кнопку и обессилено плюхнулась на диван…


 
Nurochka
Дата: Среда, 23.03.2011, 11:29 | Сообщение # 65
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Еще одна:

Глава 21. «Затмение» сознания и воли.

Мужчина ревнует, потому что слишком любит себя самого; женщина ревнует, потому что недостаточно любит себя.
Джермейн Грир.

Двадцать пятое июня… Два дня до премьерного показа «Затмения» в Москве…
Семь утра…
Телефон разрывался от вибрации и доносящейся из него музыки…
В стену стучала Тамара Петровна, которая, как не странно после появления Тома в моей жизни, изменила отношение ко мне. Теперь она часто подкармливала меня пирожками, а Тома однажды накормила борщом.
Но стучать в стену кулаком она не перестала…
- Алло. – Наконец, ответила я.
- Что ты решила? – Бурчал в трубку пьяный голос Тома. – Ты пойдешь на премьеру?
- Том, ты пьян. Почему ты опять надрался? – Беспокоилась я.
- Мне плохо без тебя. Мне плохо в этой неопределенности. Мне, кажется, что я тебя теряю.
- Что за бред?
- Это не бред, ответь мне. Ты пойдешь на премьеру? – Настойчиво повторял он.
Премьера…
Эта премьера рушила все наши отношения…И не только премьера.
Их рушил Роберт.
Теперь у него входило в правило раз в два или три дня осведомляться о моих делах и погоде за окном. Будь он неладен. Дружба… Какое все-таки это бесчеловечное слово…Ты всегда в дружбе должен принимать человека таким, какой он есть. Знать его недостатки и не тыкать в них все время друга носом…Нельзя отказать, нельзя обозвать, нельзя так много…
Но запретить слать мне смс я не могла. Как не могла сказать ему, что он просто напросто причиняет мне боль…
У Тома вообще по этому поводу снесло крышу. И за наш первый скандал, мы должны благодарить именно этого всемирно известного супер-секси мачо…
Черт!
Все было так хорошо. Том, я. Мы вместе. Его любовь, нежность, романтика, ласка…Пока Том не наткнулся на смс от Роба, когда приехал ко мне на выходные из Огайо.
Я была в душе, когда тот в очередной раз осведомился о моем здоровье и настроении, а Том, мать его за ногу, не удержавшись, залез ко мне в телефон.
- Что это? – Был его первый вопрос, когда я вернулась в комнату.
- Что? – Непонимающе переспросила я.
- Не надо отвечать мне вопросом на вопрос. – Язвительно заметил он. – Я не идиот.
Я молчала, не зная, что ответить и собиралась с мыслями.
- Так ты ответишь? Почему Роб шлет тебе смс? – Настойчиво повторил он.
- Да. – Неуверенно начала я. – Он… Мы… Нас помирила Лиззи..
- Ах, вездесущая Лиззи.- Фыркнул Том.
- Мы помирились с Робертом, и он пригласил меня на премьеру в Москве. – Отчеканила я.
- Замечательно. – Разъяренно ответил Том. – А если бы я не увидел смс, так бы ничего и не знал? Хорошо. Правильно. Давайте из Тома сделаем идиота. Вот смеху-то будет. – Ерничал он.
- Том, Том. Подожди. Не пори горячку. О чем ты говоришь? Это же просто смс. – Оправдывалась я.
- Стася, неужели ты думаешь, что я совсем ничего не понимаю. Неужели я не видел, как ты смотрела на него в Лондоне, как ты лови каждое его слово, как ты восхищалась им? И этот поцелуй, мать его дери!
Я молчала, потому что то, что говорил Том, было сущей правдой. Все было так. Но сейчас… Сейчас я думала, что все изменилось, я пыталась забыть его. Забыть все, что было связано с Робертом. Неужели Том не видел этого…
- Я люблю тебя! Ты понимаешь?! – Эти слова были сказаны с такой болью в голосе, что у меня потекли по щекам слезы.
Том подскочил и, крепко прижав к себе, стал целовать каждый сантиметр моего лица, все время шепча:
- Я люблю, люблю, люблю….
Он целовал мои волосы, губы, плечи. Целовал каждый пальчик на моих руках.
- Я не смогу без тебя. Ты мне нужна, как воздух…
- Том…
Я понимала, что зашла слишком далеко, что назад дороги нет. Что прошлое не вернуть, что все ради чего живет этот человек стоит перед ним. Что я должна быть благодарна ему за любовь, за нежность, за все, что он для меня делает. Что я не могу поступить с ним плохо. Я не могу быть самовлюбленной эгоисткой…
- Скажи что-нибудь. – Умолял он. – Скажи, что все мои опасения напрасны. Скажи, что я болван. Что я дурак, что я все придумал себе.
Он уткнулся лбом в мою макушку и, молча, ждал ответа.
Как же тяжело. За что? За что я так страдаю? Почему так больно в груди?
- Скажи мне, наконец, эти чертовы слова! – Всплеснув руками, выкрикнул он и посмотрел мне в глаза.
Кодовый замок на сейфе с воспоминаниями снова щелкнул и запер его на неопределенный срок. А сам сейф пытался зарыться в невозможности существования и больше никогда не выползать наружу…
Я взяла Тома за руки, заглянула ему в глаза и, собрав всю свою волю в кулак, произнесла:
- Том, я люблю тебя. Ты самый замечательный мужчина. Мне никто кроме тебя не нужен. – Оказалось, соврать так просто. Так легко… У меня даже не было угрызений совести…Говорят, когда любишь по настоящему произнести эти слова сложнее… Не знаю…
Он уже был готов наброситься на меня с поцелуем, но я указательным пальцем прислонилась к его губам, останавливая.
- Но… Ты должен доверять мне, Том. Это всего лишь премьера фильма…
- Я постараюсь. – Безысходно ответил он. – Я буду стараться. Я люблю тебя.
Он подхватил меня под колени и снова закружил. Его васильки сияли больше прежнего, а улыбка была самой радостной за все время, что я его знала…
И теперь он опять меня мучил этим вопросом.
- Так ты пойдешь или нет? – Настойчиво повторял он в трубку.
- Том, ты обещал не пить. – Старалась я сменить тему.
- Мне плохо. Ты понимаешь? Мне плохо от того, что через несколько дней он будет рядом с тобой, а я нет. Я пью, потому что боюсь сорваться и прилететь к тебе! Черт! – Он выкрикнул последние слова.
- Том, пожалуйста. Не накручивай себя. Это же просто премьера. Я приду, посмотрю фильм и все. У меня даже не будет возможности поговорить с ним. Ты же сам знаешь, что бывает на таких мероприятиях. – Успокаивала его я.
- В том-то и дело, что я знаю. Я знаю, что он возьмет тебя с собой на «автепати». – Растерянным голосом говорил Том.
- Я не пойду. Обещаю! – Заверила я.
- Это не выход.
- А какой тогда выход? Не ходить вообще? Том, он твой друг. Неужели ты забыл это? – Удивлялась я. Мне не хотелось упускать возможности увидеть Роберта, да и премьера фильма. Любой бы на моем месте мечтал об этом. И что теперь я должна из-за прихоти парня, который меня ужасно ревнует пропустить все шоу? Это слишком эгоистично!
- Нет. Не забыл. – Резко бросил он.
- Хорошо, милый. Я сейчас соберусь на работу и по дороге позвоню тебе, надеюсь, ты будешь уже в номере отеля. Успокоишься, и мы поговорим. – Утешала я.
- На чем ты поедешь на работу? – Не унимался он.
- На том, на чем всегда. На метро. – Спокойно отвечала я.
- Или тебя подвезет твой коллега? – Ехидничал Том.
- Том, это переходит все рамки. Ты что будешь ревновать меня к каждому столбу? Извини, собственной машины у меня нет, поэтому я поеду на метро. – Я тоже начинала заводиться.
- А ты бы хотела, чтобы у тебя была машина? – Вдруг ни с того ни с сего спросил он.
- У меня нет прав. – Передернула я.
- Но ты же водишь мотоцикл. – Усмехнулся он. Слава Богу, хороший знак – Том шутит. Буря утихла.
- Чисто теоретически. – Отшутилась я.
- Я тебя люблю. – Произнес нежно Том. – Пожалуйста, не ходи.
- Тооооооом. – Мне хотелось плакать, такого напора я от него никак не ожидала. Я не думала, что и здесь он захочет выиграть. Лондон я ему уступила… но премьера…
- Настя, ты же хотела начать новую жизнь. Помнишь, ты говорила, что хочешь начать ее со мной? Так вот я готов на все, ради тебя. А ты? На что ты готова ради нас? – Это был удар под дых. Самый больной, самый безответный, самый ужасный удар из всех. Я не могла больше сопротивляться. У меня не было сил. Просто не было сил. Да и я понимала, что Том во всем, абсолютно во всем прав. Он правильно не доверял мне, правильно огораживал от всего. Он знал, что стоит мне его увидеть и все… Вся жизнь коту под хвост. Все с чем я так боролась, за что боролась. Все мое счастье разобьется, как хрустальный елочный шар… Просто и вдребезги…
- Хорошо. – Опустошенно ответила я, наконец. – Ты прав. Мне не стоит идти. Только, пожалуйста, возвращайся в номер и больше не пей. Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы на съемках из-за меня.
- Стася, - он задыхался от переполнявших его эмоций.
- Все. Том. Я больше не хочу ничего слышать. Это все. Ты добился своего. Я никуда не иду.
- Стася, я тебя люблю, я…
Дальше я не слушала, просто нажав на отбой…

***

Двадцать шестое мая…Один день до премьерного показа…
Бар «Афоня» на станции Коломенской, где живет моя подруга Надежда…
Я сижу и тупо смотрю в грязное окно на спешащих по своим делам прохожих. Хочу ли я спешить вместе с ними? Нет. Не хочу. Я хочу только одного… Но, к сожалению, это не в моих силах…
Какая же я наивная. Писать Роберту смс, скрывать это от Тома и быть чуточку счастливой от этого. Идиотка. Все тайное, когда-нибудь становится явным. И Том не зря переживал из-за этого. Он не зря старался держать контроль в любой ситуации. Только почему же он так рьяно хочет, чтобы я вернулась в Лондон? Неужели хочет, чтобы Роберт увидел нас вместе и тогда все…О, Боже. Я точно этого не выдержу, я не смогу…
А, может быть, Том просто думает, что Роб сейчас постоянно на съемках и в Англии его еще долго не будет? И мы сможем спокойно там жить? Это лучшее объяснение всему.
А что же я? Я во всем ему уступаю. Во всем… Но разве любовь и счастье – это не постоянная работа над вашими отношениями? Разве, я напрасно стараюсь сохранить то тепло, которое зародилось между нами? Нет. Не должны быть мои усилия напрасными. И Том должен это понимать, он должен это чувствовать…
Но, черт! Как же я хочу увидеть Роберта! Просто увидеть и все…
Придется отойти от своего обета, не заходить на сайт. Сколько я уже не читала о нем и не заходила на saga.ru? Трудно вспомнить…
- О чем задумалась? – Окликнул меня голос Надюхи, и она сама плюхнулась на стул против меня. Ее рыжие кудряшки были заколоты невидимками, а строгие зеленые глаза изучали мой настрой. Она открыла свою сумочку и достала сигареты. – Какие думы бороздят эту голову? – Продолжила она, прикурив.
- Разные. – Отшутилась я и уставилась на бармена за стойкой, который смешивал коктейль и болтал с симпатичной блондинкой, постоянно поглядывая в разрез ее блузки.
- Ладно. Другой вопрос. Почему мы не готовимся к премьере? Почему мы здесь? – Не получив определенного ответа на первый вопрос, Надя пошла в наступление. Она выпускала в сторону дым, силясь понять, что у меня на уме. Ничего вразумительного к сожалению я сказать не могла.
- Потому что мы никуда не идем. – Разочарованно ответила я.
- Нормально. – Скривив губы, бросила она. – И что нам мешает?
Я звучно вздохнула и с причмоком ответила:
- Том.
Надюха подозвала рукой официанта и заказала по бокалу коньяка. Потом развернулась ко мне, выпустила в потолок сигаретный дым и выдала:
- Правильно делает твой Том. Чует он, что жареным пахнет. – Она опять затянулась сигаретой и выпустила в потолок дым. – Нравится он мне. Твой вампир нет, а вот Том нравится. Все у него правильно. И если уж у вас все так серьезно закрутилось, то не стоит предаваться пустым иллюзиям, которые могут все испортить. Я доходчиво объясняю? – Спросила, вдруг, она.
- Да. – Растерянно отозвалась я.
Все было так логично и правильно, что хоть плачь. И от всей этой логичности совсем не становилось легче, а только страшнее и труднее. Я комкала в руках бумажную салфетку и боролась с мыслями и подступавшими слезами.
- Только вот не надо этих мокрых глаз. – Сухо обрубила меня Надя. – Тебе скоро двадцать два. Прошу тебя смотри на жизнь реальней. Хватит. Хватит. Этот человек не для тебя. И не надо меня уговаривать, вспоминая слова его сестры. Может быть, это просто ее больная фантазия? А это все просто было спланировано, чтобы ты позвонила ему, для успокоения его же душевного состояния. А вдруг ты где-нибудь на сайте расскажешь, какой твой Патц козел. Выгнал бедную девушку зимой на улицу. Это ты только такая глупая. А я бы пошла и рассказала обо всем какой-нибудь газетенке. Мне б еще за это и заплатили. – Не унималась она.
- Надя! Ты заткнешься?! – Не выдержала я. – Позволь мне самой решать, что хорошо, а что плохо! – Взорвалась я, но предательская слеза уже катилась по правой щеке.
- Я-то заткнусь. – Парировала она. – Вот только ты мучаешь себя изо дня в день. Это что за мазохизм такой? Или тебе нравиться? Ты получаешь от этого всего вселенское удовольствие?
- Прекрати меня мучить… - Я закрыла лицо руками и зарыдала как ребенок, которого наказали, не дав мороженое. Хорошо, что в баре была музыка и мой вой могли слышать только официант, принесший коньяк, и Надя.
Надя перебралась на стул рядом со мной и обхватила за плечи. Сладкий запах ее парфюма в мгновение окутал меня своей шелковистостью.
- Стася, солнышко. Ты сама понимаешь, что я говорю тебе реальные вещи. Ты сама прекрасно все понимаешь. От того и плачешь в безысходности. – Утешала, как могла, она. – Смирись со всем. Смирись с тем, что твоя судьба Том. Быть может он даже лучше, чем твой вампир. Да он действительно, лучше. Он борется за свое счастье. Борется всеми известными ему способами. А тот…
Я только кивала головой в знак согласия. Все правильно… правильно до отчаяния и боли…
Я взяла бокал с коньяком и залпом осушила его. Приятная горечь обожгла горло и на секунду заглушила боль в груди. Я подняла глаза на Надюху. У нее был такой по-матерински сопереживающий вид. Что я просто обхватила ее широкие плечи руками и зарывшись в золотых кудряшках прошептала:
- Ты права. Мы никуда не поедем. Мы сильные. Мы со всем справимся…

***

Двадцать седьмое мая… Утро…
Я отключила телефон, чтобы никого не слышать…
Так больно знать, что он здесь… Или еще нет?..
Ни один канал по телевидению, не сообщает об этом. Черт! Почему я живу ни в Лос-Анджелесе?..
Я открыла ноутбук и подключилась к интернету. Вот он мой некогда любимый сайт. Новости…Пробегаю глазами по заголовкам… Останавливаю взгляд на его фото… Мой родной… Мой милый… Ругаю себя за таки мысли…Как тяжело…
Он говорит какие-то глупости на пресс-конференции в Лос-Анджелесе. Все так мило, непринужденно. Ни одного слова об отношениях с Кристен…Странно…Но нет… Такое невозможно… Добралась до новостей с премии MTV… Как же – поцелуй…
Я наивная дура…
Еще один кинжал в мое сердце…
Стоп. Что он делал в свое День рожденья, когда звонила я? Я быстро пробежалась по заголовкам и новостям: «Роберт Паттинсон свой ДР провел на съемках нового фильма. Но весь викенд он отрывался в загородном прибрежном отеле со своей партнершей по франшизе, которой приписывают роман с ним. Кристен и Роб гуляли по берегу и наслаждались своим уединением».
Я с силой захлопнула крышку ноутбука.
Хватит. Все. Все правы. Мне пора прекратить верить в сказки. Нет никакого Деда Мороза и Санты тоже нет. И долбанная Вселенная со своими способностями давно заснула и не слышит меня. Я сильная. Я со всем справлюсь. Тем более, что у меня есть Том. Самый лучший, самый добрый и самый красивый…
Я плюхнулась на диван и дала волю своим слезам…

***

Двадцать седьмое мая…Шесть вечера…
Я сижу на диване в растянутой толстовке с жирным пятном на груди, пью кофе и смотрю дурацкий сериал про «Папиных дочек»…
Смешно… Как все просто там за голубым экраном и как все сложно здесь… Здесь на этом диване с этой кружкой в руках…
В дверь позвонили… Возможно, Надюха решила проведать меня…
Я встала с дивана и прошваркала в прихожую к двери.
- Кто там? – Спросила деловито я.
- Водитель. – Послышался мужской голос.
- Какой еще водитель? – Недоуменно спрашивала я.
- Меня прислал менеджер из кинотеатра «Пушкинский». Там сегодня премьера какого-то блокбастера. Мне велено забрать по этому адресу Щербакову Анастасию. Она дома? – Выпалил голос.
Я прижалась спиной к двери не в силах произнести ни слова. Кто его мог прислать?..
- Скажите ей. – Продолжал водитель. – Если она не поедет, то подведет очень много людей. И какого-то там самого главного актера.
- Это он вам сказал? – Наконец, опомнилась я.
- Нет. Мой менеджер. – Ответил он через дверь. – Не знаю, что это за звезда такая, которая живет в таком обшарпанном доме. Но за ней прислали лимузин с водителем и шампанским.
Черт! Роберт подстраховался. Он знал, что я могу пойти напопятную. Или Лиззи это знала…
- Подождите минутку. Я сейчас ее спрошу. – Крикнула я типу за дверью.
- Вы спросите. Я буду ждать в машине. Без нее мне сказали не возвращаться. Так что пожалеет пусть меня. – Ответил он и за дверью послышались шаги, спускающиеся по лестнице.
Черт!
Я ворвалась в свою комнату и стала шарить на столе, отыскивая свой мобильник. Отыскав его, я судорожно стала давить на кнопки, чтобы он как можно быстрее включился и заработал. Как только экран высветил мне имя Надюхи, я нажала на вызов и стала слушать гудки…
- Да, - Послышалось в трубке.
- Надя, Надя! – Кричала я. – Он прислал за мной машину. Я не знаю, что делать. Водитель сказал, будет ждать до упора, иначе его уволят. Надя, что делать?!...

***

Девять вечера…
Огромный зал кинотеатра «Пушкинский» был заполнен битком. В зале было шумно от звуков разговаривающих посетителей. Все ждали появления режиссера и актеров.
К сожалению, на ковровую дорожку мы не успели, а на пресс-коференцию пускали только официальных представителей, поэтому мы насладившись шампанским в холле кинотеатра, теперь сидели на местах и ждали появления звезд. Хотя в зале звезд было не меньше. Даже перечислять не охота, кого здесь только не было. Мы с Надей чувствовали себя очень неуютно, занимая места в третьем ряду вместе с Дюжевым с одной стороны и Леной Лениной с другой.
Я нервничала и была на взводе. Меня буквально все раздражало. Руки тряслись, даже после выпитых четырех бокалов шампанского, ноги замерзли, сердце колотилось с бешеной силой, а грудь вздымалась и, кажется, доставала мне до носа…
Еще полчаса такой нервотрепки и меня можно будет увозить на скорой…
Через несколько минут зал оживился еще больше и на сцене появился режиссер «Затмения». Его представил какой-то мужчина, сказав, что мы должны благодарить этого человека за такой прекрасный фильм.
А затем с задних рядов просто прокатился ураган визга, возгласов «I love you» и «укуси меня».
Мне хотелось их всех убить… Но мой взгляд намертво приковался к шторке на сцене, рядом с экраном, откуда по одному выходили актеры фильма: Тейлор, Эшли, Никки, Келлан и, наконец, Кристен и Роберт…
Они все улыбались и махали руками зрителям в зале. Девочки на последних рядах не унимались.
Роберт и Кристен просто притягивали магнитом мой взгляд к себе… Они были такие счастливые … Кристен улыбалась… А я плакала в глубине души…
Все были такие довольные и раскрепощенные…
Роберт был в сером костюме и оранжевой рубашке, которая гармонировала с юбкой Кристен. Она была просто чудной. Волосы были распущены по плечам, лицо светилось и улыбка… Роберта я никак не могла разглядеть, потому что он постоянно склонялся то к ней, то к Келлану, который стоял слева от него и что-то шептал.
Зал не умолкал…
- А он хорошо сегодня выглядит, твой вампир. – Обронила Надюха.
Я посмотрела на нее и заставила себя улыбнуться.
На сцене заговорил режиссер. Он сказал о том, что все они очень рады представить новую часть франшизы. Что они надеются, на то, что она оставит после себя только хорошие впечатления. И что после просмотра фильма актеры смогут ответить на все интересующие вопросы. Потом он пожелала приятного просмотра и ребята стали спускаться со сцены и занимать свои места в первом ряду.
Я, вдруг, увидела глаза Роберта, ползающие по зрительному залу. И поняла, кого они ищут…
Я схватила программку и закрылась ей.
- Что ты делаешь? – Спросила недовольно Надя. – Он тебя все равно уже заметил.
Руки дрожали и программка вместе с ними. Я опустила ее и посмотрела в его сторону.
Его глаза светились и встретившись с моими он выдохнул с облегчением. Чего не могла сделать я… Но я все-таки заставила себя улыбнуться.
В этот момент Кристен дернула его к себе и стала что-то шептать на ухо. Я отвернулась в противоположную сторону.
Блин! Скорее бы выключили свет и начали показ!
Пока я считала динамики на стене, находящейся справа от меня, в зале стал постепенно гаснуть свет, и на экране появилась заставка фильма.
«Завтра его уже здесь не будет» - Промелькнуло в голове. Я вздохнула и стерла слезу со щеки. Хорошо, что сейчас темно и никто не будет видеть, как я плачу.
Но чем больше я себя успокаивала, тем хуже мне становилось. Слезы просто душили, хотелось рыдать в голос, но я могла напугать соседей. Поэтому пыталась сдержать себя, как могла.
Все воспоминания, все слова Тома, Надюхи, Лиззи и Роберта нахлынули вмиг, когда я увидела на экране, как целуются Кристен и он. Да они вместе, как и раньше. Все у них хорошо, просто замечательно. Они счастливы друг с другом. Как же можно так играть любовь, если ее нет в реальности? Я опять ошиблась? Опять поверила? Опять сделал необдуманный шаг? Я соврала Тому. И ради чего?
Я больше не могла терпеть. Может это было по-детски, но я просто вскочила и стала пробираться вдоль ряда на выход.
И, правда, зачем так себя мучить? Зачем заниматься самоистязанием? Никакого удовольствия в этом абсолютно нет.
- Сумасшедшая, - фыркнула какая-то дамочка, которой я в спешке наступила на ногу.
Я обернулась и посмотрела назад. Надя продолжала сидеть на месте, думая так же как эта дама. И только тень с первого ряда метнулась…
Я прибавила шаг и стала проталкиваться быстрее. Вот уже и лестница, ведущая к выходу. Почти у самой двери, меня кто-то схватил за предплечье.
- Стойте. – Скомандовал голос. Я повернулась к нему лицом, но не видела кто это. – Пройдите со мной.
- Я не понимаю. Отпустите меня. – Возмутилась я.
- Тише. – Зашипели голоса из зала.
- Пройдемте! – Настойчиво требовал мужчина. И взяв меня под локоть, стал тянуть к выходу…


 
Катя
Дата: Вторник, 29.03.2011, 22:13 | Сообщение # 66
Зрелый вампир
Группа: Пользователи
Сообщений: 722
Награды: 12
Репутация: 74
Статус: Offline

Отличия:
СУПЕР!!!
гениально!Нюрочка,ты просто гений русской литературы))Мне очень нравится фан, это великолепно)))Теперь я читаю это, вместо скучных, зачитанных Сумерек на ночь)) smile heart :heart: flower love :love: love

Спасибо,милая, куча плюсиков и наград от меня))Ты молодец, создать такое!
может не каждый))

=люблю тебя и твой фанфик!=

Сообщение отредактировал Катя - Вторник, 29.03.2011, 22:14
 
ЭмилияКаллен
Дата: Воскресенье, 03.04.2011, 22:46 | Сообщение # 67
Сумерки - все! И никто не поспорит!
Группа: Проверенные
Сообщений: 502
Награды: 18
Репутация: 483
Статус: Offline

Отличия:
ооооООО это превосходно)))) Нюрочка. пусть они будут вместе с Робертом нет сил больше за них переживать, я прям читаю и столько нерв теряю((( и опять на самом интересном месте.... супер фанф. Тебе надо это отнести в какую нибудь типографию, вдруг напечатают. Да точно напечатают)))) супер как всегда жду продолжения))

Пешком по Вселенной
 
Катя
Дата: Вторник, 05.04.2011, 16:39 | Сообщение # 68
Зрелый вампир
Группа: Пользователи
Сообщений: 722
Награды: 12
Репутация: 74
Статус: Offline

Отличия:
Quote (ЭмилияКаллен)
Тебе надо это отнести в какую нибудь типографию, вдруг напечатают. Да точно напечатают))))

Точно-точно)) smile smile
 
Снежана
Дата: Вторник, 05.04.2011, 18:01 | Сообщение # 69
Друг вампиров
Группа: Проверенные
Сообщений: 417
Награды: 49
Репутация: 801
Статус: Offline

Отличия:
Quote (ЭмилияКаллен)
Тебе надо это отнести в какую нибудь типографию, вдруг напечатают. Да точно напечатают))))

К сожалению это подсудное дело)) А так было бы круто))
 
Катя
Дата: Вторник, 05.04.2011, 18:36 | Сообщение # 70
Зрелый вампир
Группа: Пользователи
Сообщений: 722
Награды: 12
Репутация: 74
Статус: Offline

Отличия:
Quote (Снежана)
К сожалению это подсудное дело)) А так было бы круто))

Всё возможно,Снежанка))) smile smile
 
Nurochka
Дата: Четверг, 07.04.2011, 12:51 | Сообщение # 71
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Катя, Мне очкень приятно, что тебе нравится история. Но до гениально это далековато angel
Quote (ЭмилияКаллен)
Нюрочка. пусть они будут вместе с Робертом нет сил больше за них переживать, я прям читаю и столько нерв теряю((( и опять на самом интересном месте.... супер фанф.

наберись терпения. Еще глав 15 впереди. biggrin
Quote (ЭмилияКаллен)
Тебе надо это отнести в какую нибудь типографию, вдруг напечатают. Да точно напечатают))))

Может быть когда-нибудь wink
Quote (Снежана)
К сожалению это подсудное дело)) А так было бы круто))

Если изменить некоторые факты реальных актеров и действий, то можно. Я же сама это написала biggrin

Выкладываю следующую главу:

Глава 22. Логичней логичного логично…

Если логика говорит вам, что жизнь – пустая случайность, пошлите к черту не жизнь, а логику.
Шайра Милгром.

Когда мы вышли из зала, то я разглядела этого огромного мужчину. Он был очень похож на охранника Роберта. Высокий, плечистый. Мне приходилось задирать голову, когда я протестовала и кричала:
- Куда вы меня ведете?!
Дин был необъятных размеров, а силы в нем… Мама не горюй…
Он завел меня в какую-то комнату с окном, столом посередине и одной тумбочкой в углу. И запер с внешней стороны. Светло бежевые стены давили на психику…
Черт!
Я что заключенная? Да, что они себе позволяют? Я буду кричать. Нет. Это глупо. Сбегутся ненужные люди… Лучше буду колотить в дверь… Нет. Это травмоопасно…
Я присела на краешек стола, скрестив ноги и сложив руки на груди. И стала ждать.
Боже мой, я так всего боялась. Боялась этого здоровенного мужика, боялась этой пустой холодной комнаты, боялась неизвестности, боялась того, что скажет Надя, что скажет Том… Я боялась всего… Но больше всего я боялась увидеть Роберта. Увидеть его так близко, что можно прикоснуться к его руке, можно потрепать его за плечо, можно вдохнуть его запах, прижаться к груди… Утонуть в глубине его глаз, запустить руки в шелк его волос…
Так. Стоп, стоп, стоп… Дыши ровнее. Это все бред больного воображения…
В двери щелкнул замок… И за ней послышались голоса…
Один мужской говорил:
- Роб, ты должен вернуться в зал за двадцать минут до окончания фильма. Не позже!
- Окей. – Буркнул второй.
Я вскочила со стола и подбежала к окну. Встав спиной к двери, все так же, по-прежнему, сложив руки на груди. Я смотрела в окно, из которого была видна крыша кинотеатра и макушка какого-то дерева. Ветер шевелили его листья, так же как тревога шевелила мое сердце… Грудь тут же пришла в движение, губы ловили небольшими глотками воздух, все нервы были натянуты, словно, самая тонкая гитарная струна, которая вот-вот может лопнуть, если ее слегка перетянуть…
Я слышала, как хлопнула за спиной дверь. И слегка вздрогнула, но не повернулась.
За окном на крыше миловались голубки, было так красиво. Я слегка улыбнулась. Но в то же время я была сосредоточена на шорохе за спиной. Я вся превратилась в слух…
Выдох…Какое-то движение… Шаги…Скрип половицы… И…
Его аура вдруг окутала меня с ног до головы… Он за спиной… Я чувствую его тепло… Сердце… Его сердце так же бешено колотиться, как и мое… Он дышит мне в макушку… Опускает голову ниже и вдыхает запах моих распущенных волос… Боже, что же он делает! Спаси меня….
Мы молчим… Никто не решается сказать первым…
Я держу себя в руках, чтобы не накинуться на него и не сказать, как долго и мучительно я ждала этой встречи…
Перед глазами встало лицо Тома, точно такое же, как там, в аэропорту Кливленда. Голубые васильки и улыбка…
Я сглотнула…Набрала побольше воздуха в легкие… И надела дежурную улыбку…
- Привет. Ты хорошо выглядишь, - Заговорила я, разворачиваясь к нему лицом и отступая на шаг назад, чтобы сделать расстояние между нами немного больше.
Его взгляд… Он окунул меня с головой в вихрь своих океанических волн и почти заставил захлебнуться… Мне не хватает воздуха… Я тону…
- Привет. – Ответил он, слегка приподняв брови и запустив свою пятерню в коротко остриженные волосы. Потом махнул рукой на прическу и добавил улыбаясь: - Вот вши…
Я тоже улыбнулась.
- От вшей стригутся налысо.
Роб скорчил гримасу и рассмеялся.
- Тебе идет коричневый цвет. – Он указал на мое классическое короткое платье, стянутое узким пояском на талии. – У тебя красивые ноги.
Я удивилась и смутилась одновременно его последней реплики…
Он тоже зажался руками, сложив их на груди и обхватив себя.
- Ты сегодня такой элегантный. – Сделала комплимент я. Роб слегка покраснел и опустил глаза. – Вы с Кристен хорошо смотритесь вместе.
- Оу.. Пфф… - Он опять прошелся рукой по волосам. - Это стилисты… Они всегда одевают нас так, чтобы мы сочетались в одежде. – Усмехнулся он, сморщив нос.
- Понятно.
Роберт расцепил руки и шагнул ко мне.
- Может, обнимемся, - предложил он.
- Нет! – Вскрикнула я, и сделал еще один шаг назад.
Роб бессильно опустил руки и посмотрел мне в глаза, заставляя опять окунуться в пучину океана…
- Почему ты убежала из зала? – Внезапно спросил он.
- Мне было трудно смотреть на вас с Кристен. – Честно ответила я.
- Между нами с Кристен ничего нет. – Улыбнулся он.
- Как же… - Выпалила я.
Роберт еще раз шагнул вперед и коснулся моего предплечья… В этот же миг волна откинула меня в пучину и холодная вода начала медленно тянуть меня на дно…
- Это все игра. Понимаешь пиар. Между нами никогда и ничего не было. Да и не могло быть. К сожаленью она не в моем вкусе. – Заторопился с объяснениями Роб.
Я выдохнула и усмехнулась его словам… Какая чушь…
Я стала разворачиваться к окну и бросила:
- Я не идиотка, Роб. У вас на лицах написано, как вы счастливы, когда вместе.
Я опять почувствовала его тепло за спиной и его руки у себя на плечах. Такие горячие и мягкие… Он стоял так близко что я чувствовала спиной его грудь, живот, …
- Это просто игра, - прошептал он мне в макушку.
Я вырвалась из его рук и отошла в сторону, чтобы видеть его глаза. Они улыбались…
- Игра?! – Возмутилась я. – Тогда зачем ты приходил ко мне и разговаривал о ваших отношениях с Крис? Зачем выворачивал передо мной душу? Зачем просил совета? Почему она была у вас на Рождество? Это что тоже все игра? А Будапешт? А твой День рожденья? Все ложь? Все игра?! – Повышая голос и, не понимая, что сейчас происходит и что он хочет мне всем этим сказать, раздражалась я.
Роберт развернулся, подошел к столу и присел на край. Не знаю, какие думы взрыхляли его мозг, но то, что ему было трудно говорить, об этом свидетельствовало все. И сгорбившаяся осанка, и постоянное взлохмачивание волос, и кадык то и дело то поднимающийся то спускающийся к самому горлу. Роберт потер руками лицо и начал говорить, смотря мне все время в глаза:
- Я, надеюсь, ты меня поймешь. – Начал он, откашлявшись.
Я мотнула головой в знак согласия. И стала ждать.
- Тот разговор… Понимаешь?.. Это была… Как сказать… - Он потер переносицу. – Проверка.
Проверка? Что еще за проверка? Я что преступник? Заядлый неплательщик налогов? В чем меня проверять?
- Только не злись. – Просил он. – Понимаешь, когда ты появилась у нас. Это все было так странно. Попала под машину, где автомобили едут максимум со скоростью тридцать-сорок километров в час. Согласилась притащиться к незнакомцам, справлять Рождество. Как-то странно реагировала на всех, а потом вообще отключилась. Потом залезла в мою комнату не понятно с какими намереньями… Не пожелала, между прочим, залезть ко мне в постель… - усмехнулся он. Мне сейчас было совсем не до смеха. - Вобщем, когда я позвонил своему менеджеру и рассказал ему обо всем. – Роберт все время смотрел на меня, ловя мой каждый взгляд и не отпуская его ни на минуту. Я стояла, прислонившись спиной к стене, и, все так же сложив руки на груди, смотрела на него и пыталась понять все, что он говорит. – Так вот. Ник сказал, что все это странно. То есть он подтвердил мои подозрения. И сказал, что не будет лишним, если мы тебя проверим. Вот так был придуман этот разговор. Лиззи помогла тебя вызвать снова в Лондон и мама помогла. – Он опустил глаза, чувствуя стыд.
Я молчала, перебирая в голове каждое его слово.
- Так что вы хотели проверить? – Наконец, спросила я. – Не засланный ли я морячок? Вдруг, я продам всю твою подноготную какой-нибудь газетенке?!
Черт! Как же мне паршиво!
- Примерно это и хотели проверить. Нам во что бы то ни стало, надо было сохранять свой имидж пары. Кристен и я. Мы все работал над этим. Огромная команда пиарщиков и рекламщиков, купленные паппараци, купленные статьи в журналах. Все могло полететь в тартарары. Мы думали ты засланный журналист или что-то в этом роде… Но ты нигде даже, словом не обмолвилась. Даже на сайте, про который ты рассказывала Лиз. – Недоумевал Роб.
- А зачем? Это же касалось и моей личной жизни. А вас, по-моему, это мало волновало! Вас волнуют только деньги, слава и… Может вы меня еще и в ФБР проверили? – Разозлилась я.
- И там тоже…
- Черт! Роберт, вы сумасшедшие! Ей Богу! Это все как в плохом фильме про шпионов. А сейчас ты достанешь из кармана эту светящуюся штуковину, наденешь очки, и я ничего не буду помнить? – Я отлепилась от стены, и расхаживала по комнате, нервно жестикулируя.
- Нет. – Остановил меня он.
- Так что? Для чего сейчас все это? – Я обвела комнату руками и посмотрела в его темный океан глаз.
Он тер виски, опять соображая, что сказать.
- Робеееееерт… - Взмолилась я.
- Я не знаю. – Безысходно ответил он.
- А кто знает, я? – Психанула я. – Или проверка еще не окончена?
- Хватит, Стася! – В отчаянье крикнул он. – Мне тоже тяжело.
Я на минуту остановилась и уставилась на него.
- Тебе тяжело? От чего же? Скажи мне. Давай скажи… Я не выгоняла тебя из дома… Не мотала нервы смс… Не присылала к тебе Тома… Надеюсь Том – это не проверка? – Бросила я.
- Нет. Том – это Том. Он сам по себе. – Ответил Роб и оглядел меня, распознавая реакцию.
- Слава Богу. – Выдохнула я.
- Ты рада этому? – Осторожно спросил он, приподняв одну бровь.
- Да. Я просто счастлива! – Взорвалась я.
- Я так и думал. – Опустив голову, уронил он.
- Роберт, ты же сам его отправил ко мне. Сначала в аэропорт, а потом сюда в Москву. – Оправдывала себя я.
- Я его никуда не отправлял. – Обреченно сказал он, глядя мне в глаза.
- Но Том сказал…
- Том умеет красиво говорить. – Остановил меня Роб. Потом он весь как-то вжался в себя, левая рука превратилась в кулак, который Роб поднес к губам и нервно выдохнул в него. – Ты любишь Тома? У вас серьезно?
Что за вопросы? Какое он имеет право задавать мне все эти вопросы?
- Что ты имеешь в виду? Сплю ли я с ним? – Я перевела дыхание, потеряв его от взгляда Роба. – Какое это имеет значение?! Зачем тебе это знать?
- Черт! Стася! – Он подлетел ко мне в два шага и обхватил за плечи. Я слышала, как бешено стучит его сердце. Чувствовала его влажную грудь, которая вздымалась с каждым вздохом. Я все чувствовала, но не могла ничего понять, потому что Роберт не говорил ничего… Ничего…
- Роберт, скажи что-нибудь? – Умоляла я.
- Я не могу. – Выдохнул он мне в висок. – Прости.
- Fuck! Как вы меня все достали! И это ваше прости! – Я высвободилась из его рук и оттолкнула его. – Хватит! Нет серьезно. Хватит! Я больше так не хочу и не могу. Я хочу быть счастливой. И если уж судьба хочет, чтоб я была счастливой с Томом…
Я схватила свою сумочку со стола и быстрыми шагами направилась к двери, не смотря на Роберта.
Я выбежала за дверь и понеслась прямо по коридору в холл кинотеатра. Обернувшись, я увидела, что он огромными шагами пытается догнать меня… Я прибавила шаг, и он тоже…
- Ты больше не убежишь от меня! – Кричал Роберт.
- Нет. Я просто исчезну из твоей жизни навсегда. – Отвечала я.
- Ты знаешь, что это не правильно. – Уговаривал он.
- Том твой друг. Ты не можешь плохо поступить с другом, не говоря уже обо мне.
- Настя, твоя железная логика тебя погубит. – Барабанил его голос за спиной.
- А тебя погубит твоя самоуверенность. – Выпалила я.
- А тебя твоя глупость. – Бросил Роб.
- А тебя идиотизм. – Парировала я.
- А тебя… - Роб не успел договорить, потому что мы уже выбежали в холл. А здесь были девушки, которым не посчастливилось попасть в зал кинотеатра на просмотр фильма. Они стали визжать, подпрыгивать. Все подлетели к нему и стали вешаться на шею.
Я быстрым шагом отошла на приличное расстояние от них и, смотря ему в глаза, полные отчаянья, послала воздушный поцелуй.
- Прощай, - прошептала я.
- Нет! – Крикнул Роб.
А я скрылась в дверях кинотеатра, где шел ливень. Но мне было все равно…
Я знала то, что знала и мне не нужны были его слова…
Я подставила лицо холодным каплям дождя, достала свой iPod и стала слушать музыку…

I'm not fucking blind to the way
That you talk around the truth,
Not just what you say
But what you do.
Played this tug of war
Way too fucking long,
Like every time again
I've lost, you've won
[Chorus:]
You took advantage of the trust that I gave,
Took my forgiveness, rubbed it back in my face,
Reaching for words
But there's nothing to say,
I'm left to wonder
Will this ever be the same?

***

Я не слеп, черт побери, я вижу,
Каким образом ты избегаешь правды,
И дело не только в твоих словах,
Но еще и в твоих поступках.
Слишком долго уже мы играем
В это долбаное перетягивание каната,
И снова, как это всегда и бывает,
Я проиграл, а ты выиграла...
[Припев:]
Ты воспользвалась моим доверием,
Мое прощение швырнула мне в лицо,
Я пытаюсь подобрать слова,
Но сказать нечего,
И мне остается только размышлять:
Будет ли когда-нибудь всё, как раньше?

«The Art of Losing» Rise Against

Пишите, что думаете wink


 
ЭмилияКаллен
Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 17:27 | Сообщение # 72
Сумерки - все! И никто не поспорит!
Группа: Проверенные
Сообщений: 502
Награды: 18
Репутация: 483
Статус: Offline

Отличия:
я думаю что мне мало одной главы)))) хочу продолжения как всегда)

Пешком по Вселенной
 
Nurochka
Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 19:09 | Сообщение # 73
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
ЭмилияКаллен, Тогда ловите еще biggrin

Глава 23. Ох уж это небо Лондона…

Хотя и сладостен азарт
По сразу двум идти дорогам,
Нельзя одной колодой карт
Играть и с дьяволом и с Богом.
И. Губерман.

Даже такой сильный ливень, не смог разогнать поклонниц с аллеи перед кинотеатром. Возле каждой лавочки толпились кучки девчонок, надеющихся на то, что их кумир выйдет к ним хоть на минутку. Они с надеждой смотрели на главный вход и ждали…
Я не надеялась, я получила свое… Я просто очень сильно захотела чего-то… И, как бы это ни казалось странным, сейчас я была на седьмом небе от счастья…
Я была счастлива от того, что просто увидела его, счастлива от того, что прикоснулась к нему, счастлива от того, что просто дышала с ним одним воздухом…
Музыка заглушала мои мысли…Но я все равно думала о нем…
Проверка, ФБР, пиар… Что за глупость? Неужели он думал, что я могу во все это поверить? Возможно во что-то из этого, но не во все… И вообще, как можно было такое придумать? Детский сад… Или нет? Или это реальные события, которые почему-то происходят именно со мной? Кошмар…
И как же я могу быть очарована этим человеком, который как под гипнозом причиняет мне только боль и страдания? Я действительно мазохистка, иначе как объяснить то, что мне все равно, что он выставил меня из своего дома, что он не побежал, чтобы вернуть меня, что он ответил на поцелуй, но не сознался в этом, что он все это время не доверял мне, а я…
Я любила его… Любила не так, как тогда несколько месяцев назад… Любила, как женщина любит мужчину. Реального, страстного, нежного, немного смущенного и борющегося с собой, со своими чувствами, которых он не понимал…
Роберт… Роберт… Роберт…
Я могла тысячу раз повторить его имя, как заклинание. И мне этого было достаточно.
Я шла по аллее и улыбалась всем девчонкам, давая понять, что я здесь самая счастливая… Еслиб они только знали, что несколько минут назад, Роберт обнимал меня, держал за руку, вдыхал запах моих волос, смотрел мне в глаза: пристально, устало, страдая…
«Да, они бы просто разорвали тебя на части», - всплыло в голове.
Но я не могла стереть улыбку со своего лица, даже березы, мерно покачивающиеся от ветра и повторяющие движения дождя, листья - улыбались вместе со мной.
Я шлепала по лужам, загребая в свои изящные босоножки, на десятисантиметровом каблуке, теплую воду. Вода в обуви хлюпала, издавая хрюкающий звук…
- Я люблю тебя… - Прошептала я, попадая в унисон вместе с хлюпаньем.
Сердце заныло и спустилось куда-то вниз. Я прикрыла глаза и мое сознание, будь оно не ладно, опять напомнило мне о Томе… Его васильки сверлили меня, укоризненно напоминая об обещании…
Я улыбнулась сама себе и подумала, что я сейчас напоминаю себе Татьяну из произведения А.С. Пушкина. Мне стало еще смешнее, казалось, истерический смех просто задушит меня.
«Но я другому отдана, я буду век ему верна»…
Не так ли, прозвучали мои слова, когда я напомнила Роберту про Тома?
Черт! Надо срочно выпить.
Я повернула направо и стала двигаться в направлении магазинов.
Хорошо же я, наверное, выглядела? Потому что продавщица в небольшом магазине без разговоров выдала мне бутылку коньяка и еще предложила конфеты. Я как истинно русский человек сказала, что с горя не закусываю. Она понимающе закивала головой и сдала сдачу.
Я шла вдоль проезжей части, где мимо пролетали автомобили, тормозя в грязных лужах, и швыряя брызги во все стороны. Мне было на них наплевать. Я обдумывала свой план. План возвращения в Лондон…
Надо было сделать так, чтобы Том не заподозрил слишком рьяную смену моего настроения и настроя вообще…
Ведь я понимала, что здесь в Москве у нас с Робертом не было шанса выяснить все, что я бы хотела.
У него работа, которую он и так прервал (пусть на несколько минут), чтобы хоть как-то объясниться со мной. А ведь мог совсем ничего не говорить и даже не встречаться. Кто я? Кто я ему? Мне никто ничего не должен…
Но судя по всем его поступкам… Я все-таки что-то для него значила… Вопрос только что? Может я просто друг для него? Друг… Как же… Друзья не носят на шее украшения друг друга,… Или носят? Вряд ли, тем более, если они явно женские…
Еще четыре месяца назад, я думала, что потеряла свой кулон по дороге в аэропорт. А сейчас я видела, что он никуда не делся, он мило располагался на шее Роберта и слегка оттенял его глаза, которые, как хамелеоны меняли свой цвет. Роберт, Роберт…
Изящная женская цепочка и кулон в виде арабского кошачьего глаза, приносящего удачу в делах. Мне его подарила на двадцатый день рождения Надя. И я бы узнала его из ста тысяч таких же цепочек и кулонов. Неужели он хотел, чтобы я его увидела? Или забыл, что он у него на шее? Ничего себе присвоил подарочек… Но мне было приятно… приятно от того, что какая-то часть меня была всегда рядом с ним… Значит он думал обо мне…Вспоминал… Поэтому мне вовсе не нужны были его слова там… Мне достаточно было просто видеть Роба и ощущать его присутствие…
Я завернула бутылку коньяка в целлофановый пакетик с цветочками и открутила крышку. Слегка резковатый коньячный запах ударил мне в нос. Черт!
- Ох… - Я зажала пальцами нос и влила себе немного спиртного в приоткрытый рот и проглотила. – Хо… - Выдохнула я.
Теперь намного лучше… Теперь можно подумать о плане…
Во-первых, Том… Ну, тут все просто: пара поцелуев, щекотание за ушком, … и он готов. Сложнее заставить Роберта прилететь в Лондон. Я совершенно не знаю, чем он будет занят следующие два месяца. Вот непруха, дала же я себе зарок не заходить на любимый сайт…Хотя можно им пренебречь, ведь обещанием Тому я пренебрегла. Какая же я плохая девочка. Да, еслиб не попадались на пути такие плохие мальчики, то и девочка бы не испортилась… Ведь так? И чем еще себя успокоить?
Есть еще Лиззи… Думаю, она сможет мне помочь. Да, точно. Лиззи…
Вторым в плане действий будет звонок Лиз. Мы поболтаем с ней о том, о сем. И я невзначай проболтаюсь, что скоро приеду к Тому в Лондон. Надо еще будет слегка сгустить краски: сказать про то, что Том такой романтик, обязательно что-нибудь придумает загадочное. Да и еще сказать про то, что возможно в эти две недели сможет решиться моя судьба…
Я опять глотнула коньяк…
Вот это я придумала. И где раньше была моя смекалка? Что-то я совсем разнюнилась… И надо же так …
Роб…Ты будешь моим или я не Настя Щербакова.
Я шла и потихонечку прикладывалась к коньячку… Дождик продолжал лить, неприятно щекоча мое лицо… Грязные лужи пачкали мои ноги… Вид у меня, возможно был самый потрясающий… Но я думала только о своем плане, разбирая его в деталях и придумывая с какой интонацией и какими словами буду преподносить свои речи, когда услышала сигнал мимо проезжающего автомобиля…
Я повернулась на сигнал и задела каблуком за решетку водостока… Черт!
Еле удержавшись на ногах, я мысленно покрыла всеми фольклорными словами водителя автомобиля…
Я смотрела в пол, силясь увидеть причину моего столь шаткого поведения, но…
- Стася, это ты? – Раздался голос за спиной.
Я повернулась и посмотрела на того, кто меня об этом спрашивал. Хм… Глеб… Глебушка…
- Привет, Глеб. – Ответила я, хлопнув его по плечу. – Ты ж вроде в Красноярск рванул, новый филиал открывать?
- Я приехал подписать кое-какие документы. – Оправдывался он, держа меня под локоть. – А ты что здесь делаешь? Одна и в таком состоянии?
- В каком это я состоянии? Глеб? Ты меня уже второй раз оскорбляешь… - Вот противный мужик. Как лекции списывать так первый, а как…Ммм… Похоже я совсем пьяна…
- Стася, пошли в машину. – Предложил он. – Я тебя подвезу.
- Никуда я не пойду. – Стала сопротивляться я. – Я поеду на метро.
- Тебя сразу заберут в обезьянник. – Пояснял он.
- Ну, мне как раз туда. У меня и наряд…
- А где твой англичанин? – Какой глупый вопрос.
- Какой? – Ответ не лучше.
- Тот с голубыми глазами. – Вспомнил Глеб
- Ааа.. Этот? – Удивлялась я. – Этот в Огайо. – Блин, у меня даже получилось выговорить это слово. Значит, еще не так пьяна. Надо еще тест провести. – Серень… Сереневень… Сереневененеве… Сереневенький – Наконец, выговорила я.
Глеб, уже ничего не спрашивая, просто тащил меня к машине. А я покорно плелась за ним…
Да, что ж такое? Что ж меня все таскают кому не лень? А тот, на которого была надежда, даже не обнял путью…
Глеб открыл передо мной дверь машины, и я забралась на заднее сиденье.
«Странно… Почему не рядом с ним?» - Размышляла я.
- Привет. – Раздался дребезжащий, как гитарная струна, голос передо мной. – Меня зовут Женя.
«Понятно, почему не на переднее сиденье», - продолжала я монолог с самой собой.
- Настя. – Представилась я и протянула руку. – Коллега по работе.
- Да-да. Глеб рассказывал о вас. – Тараторила гитарная струна.
- Надеюсь только хорошее… - Она не успела ответить, так как в машину сел Глеб.
- Ты там же живешь? – Спросил он.
- Да. – Ответила равнодушно я. – Где ж еще? Зовут, правда, в Лондон… - Я на секунду замолчала.
- А ты? – Заинтересовался Глеб, включая зажигание.
- А я думаю… - Задумчиво произнесла я.
- А что тут думать. – Опять включилась Женя. – Мне тоже Глеб предложил поехать в Москву. Так я почти сразу согласилась. Это же Москва… - Многозначительно протянула она.
- Да, Лондон – это не Москва. – Задумалась я и стала рыться в сумочке в поисках жевательной резинки. – А Москва – не Красноярск. – Добавила я шепотом себе под нос.
Машина тронулась с места, и я вместе с сумочкой тоже тронулась. Да так, что все содержимое оказалось у меня на коленях…Я стала вдумчиво все собирать…
Глеб проводил меня до двери подъезда и просил позвонить, чтобы убедиться в моей сохранности. Я клятвенно ему это пообещала. Хотя знала, что не позвоню точно…
- Надеюсь, у тебя все будет хорошо. – Не понятно было, то ли Глеб констатировал факт, то ли он желал мне этого. Я кивала головой. – Вроде бы твой парень, англичанин, не плохой.
- Да. – Я опять кивала. – Только ссытса и глухой… - Бросила я.
Глеб фыркнул и улыбнулся.
- Я просто хотел пожелать тебе счастья с ним. Потому что сейчас ты выглядишь не совсем счастливой. – Ох уж эта привычка Глеба говорить то, что думаешь. Мне хотелось то же чем-то его уколоть и сказать что-нибудь обидное.
Я наклонилась поближе к нему и спросила:
- Глеб, а у Женечки есть грудь?
Глаза Глеба увеличились вдвое, а брови оказались на лбу. Я смогла это увидеть даже в вечерней мгле, при свете одного фонаря.
- Есть. – Недоверчиво ответил он.
- Так почему ж она ее не носит? – Серьезно спросила я.
Глеб улыбнулся, обнял меня и прошептал в ухо:
- Настя, ты очень хороший человек. Грубить тебе не идет. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи. – Ответила, слегка отстранившись. – Увидимся на лекциях. Надеюсь, ты прилетишь на учебу из своего Красноярска? – И я изобразила самолет.
- А ты из Лондона. – Я уже не слушала его, так как, изображая самолет, залетала в свой подъезд…
Я была рада за Глеба и за его Женечку, которая все время следила за нами из окна его авто…
И еще я думала о том, что завтра мне будет фигово… По всем показателям…

***

Утро…
Утром меня ждал сюрприз… Точнее сразу три…
Во-первых, сегодня понедельник и стоит сходить на работу, пока она у меня есть.
Во-вторых, где-то очень громко дребезжит мой телефон, хотя, я помнится, его вчера даже не включала. Странно…
Я встала с дивана и прислушалась к себе. Голова… На месте… Я потрогала руками голову и посмотрелась на свое отражение в телике… Вот это да… Клоун из Макдональдса отдыхает…
В вертикальное положение меня привел стук в дверь и голос Тамары Петровны:
- Дорогая, если ты не хочешь говорить с Томом, это могу сделать я.
Черт! Кто включил телефон? Я не готова сейчас выяснять с ним отношения…
Том… Прости меня… Я коза… Неееет.
- Тамара Петровна, я сейчас. Только накину что-нибудь. – Я нацепила на себя старую растянутую футболку и открыла ей дверь.
- Вот. – Протянула она мне мой телефон. – Его принес твой коллега. Вчера.
- Мой коллега? – Удивилась я.
- Да. Такой кудрявый, с кнопкой вместо носа… - Улыбалась Тамара Петровна. Может, ее так мой вид развеселил.
- Пипеееец, - простонала я.
- Да. И еще вот что. – Она протянула мне конверт.
Это был третий сюрприз…
Конверт был сделан из какой-то старинной бумаги с оборванным краем. Она была шероховата на ощупь. Я прислонилась к ней щекой и почувствовала запах… его Man от Calvin Klein.
Сердце бешено застучало… Глаза расширились, улыбка сводила щеки судорогой… Тамара Петровна только улыбнулась мне в ответ и прошагала в кухню…
- В обморок не упади, - крикнула она оттуда.
Сверху, на конверте было написано: «I'm not the poet, but I'll tell poems»
Я прижала письмо к сердцу и рванула в комнату…
Присев на край дивана, я еще долго просто любовалась им, боясь того, что там внутри и борясь с желание раскрыть его…
Но желание взяло верх…
Внутри лежал такой же шероховатый листок, на котором красивым английским было написано:

Let those who are in favour with their stars
Of public honour and proud titles boast,
Whilst I, whom fortune of such triumph bars,
Unlook'd for joy in that I honour most.

Great princes' favourites their fair leaves spread
But as the marigold at the sun's eye,
And in themselves their pride lies buried,
For at a frown they in their glory die.

The painful warrior famoused for fight,
After a thousand victories once foil'd,
Is from the book of honour razed quite,
And all the rest forgot for which he toil'd:

Then happy I, that love and am beloved
Where I may not remove nor be removed.
Sonnet 25

Перевод:

Кто под звездой счастливою рожден -
Гордится славой, титулом и властью.
А я судьбой скромнее награжден,
И для меня любовь - источник счастья.

Под солнцем пышно листья распростер
Наперсник принца, ставленник вельможи.
Но гаснет солнца благосклонный взор,
И золотой подсолнух гаснет тоже.

Военачальник, баловень побед,
В бою последнем терпит пораженье,
И всех его заслуг потерян след.
Его удел - опала и забвенье.

Но нет угрозы титулам моим
Пожизненным: любил, люблю,…

Шекспир. Сонет 25

У меня просто не было слов…
А у него, похоже, были…
В конверте скромно торчал листок с неровными мелкими каракулями:

You got me way. Forgive me.

Все было так красиво, так правильно и так неожиданно, что слеза сама покатилась по щеке и селенным океанским вкусом одарила мою улыбку…
На телефоне задребезжал будильник… Семь утра…
Я взяла аппарат, чтобы выключить сигнал и ужаснулась…
Двадцать семь неотвеченных вызовов и одиннадцать смс…
Блин! Кто включил мой телефон? Ответ уже чесался у меня на языке, но я не хотела думать про этого человека…
Я открыла смс… Сразу вспомнилось: «Читал смс на телефоне – много думал»…
Тут точно стоило над чем задуматься. Из одиннадцати смс, шесть были от Тома:
«Привет. Что делаешь?»
«Ау. Почему молчишь?»
« Я волнуюсь»
«Ты где?»
Захотелось пошутить и отправить интересную рифму на этот вопрос…
«Ты все-таки пошла на премьеру? Почему молчит твой телефон?»
Странно… Он не должен был молчать… Он должен был шептать, что абонент отсутствует. Или что-то в этом роде…
«Стася, я тебя люблю. Не мучай меня».
Пипец. А обо мне кто-нибудь думает вообще? Меня кто-нибудь перестанет мучить? Мне так тяжело. Мне просто невыносимо тяжело говорить одному человеку люблю и не иметь возможности сказать это тому, кого на самом деле… Черт! Голова вообще не варит…Том… Роберт…Лиззи…
Две смс от Лиззи:
«Что у вас произошло?»
«Почему ты молчишь?»
Что я должна была ей ответить? У нас произошел разговор, который оставил в моем сердце только легкую надежду на то, что все будет хорошо. И еще хотелось поднять повыше руку и как в одноименно фильме про все хорошо крикнуть:
«Ну и хрен с ним, с финским плащом!»
Две смс были от Надюхи:
«Ты где?»
Тоже нарывалась на замысловатую рифму…
«Неужели ты променяла своего голубоглазого англичанина на этого упыря, который даже красиво поцеловаться на экране не может?»
Да ты права… Надя, ты как всегда права… Я с радостью променяла его… Вот только на что? На пустые слова? Ведь даже не на обещания вечной любви…Да, что там вечной, хоть какой… Простой, приземленной…
Сонет…Что сонет? Разве он открывает полностью душу и чувства? Возможно… Но теперь мне этого мало… Слышишь, Роберт? Мало…
Последнее смс от него:
«Нет громче звука, чем молчание твоего телефона!»…

***

Август…
Утро будило меня запахом поджаренного тоста и кофе…
Я повернулась на бок, не желая вставать…
Уже четвертый день, как я гощу у Тома, а Роберта я так и не видела…
Все усилия по его привлечению в этот город дождей и туманов, были напрасны. А ведь я нажала на все кнопочки… и Лиззи и Клер… и Том… Все могли сообщить ему, что я здесь. А где же он? Неужели, он не сможет выбраться хоть на несколько дней?
Я, конечно, очень рада получать его письма с сонетами Шекспира раз в три дня, но сонеты не идут ни в какое сравнение с реальным Робертом… И потом пересекать почти весь Лондон, для того чтобы заполучить долгожданный конверт из рук Клер… Скажу честно, мне было очень стыдно и некомфортно под ее взглядом, но она всегда молчала, как заправский партизан… Только конверт и разговор ни о чем… Да и сонеты… нет в них ни определенности, ни признания, ни обещаний… только одна надежда…
Я закуталась в одеяло и не хотела вылезать из кровати…Мягкость белого льна обнимала все тело…
- Детка, пора вставать. – Услышала я за спиной голос Тома. – Я приготовил завтрак. – От него пахло свежестью нового утра…
Том… милый Том… Как же мне тяжело врать, делать вид и ждать… Ждать, что ты сам все поймешь и отпустишь… Я не говорю о простишь… такое не прощают. Я чувствовала себя Жанной Дарк, готовой сгореть на костре за все, что я натворила. Но я не была готова сделать это сейчас, когда мне не совсем еще все было ясно…
- Ммм… - Промычала я, не открывая глаз.
- Кофе остынет. – Промурлыкал он мне в ухо и поцеловал.
Почему же он такой добрый? Почему не злится на меня? Мы даже поругаться с ним не можем, потому что нет повода… Хотя, нет. Повод есть. Но мы оба о нем молчим… Он молчит, потому что не хочет потерять меня. А я… Я молчу, потому что хочу быть уверенной во всем, и не хочу опять остаться на бобах…Синица в руках… как быть, если хочется все время журавля… Не знаю, сколько я так протяну…
Том аккуратно перелез через меня и лег, смотря мне в глаза…
- Вставай. – Он провел пальцем по овалу лица и поправил прядь волос…
Я открыла глаза и смотрела на него.
Сырые волосы волной сбивались на одну сторону, высокий лоб, острые скулы, мягкие губы, большие васильковые глаза, сильные руки и шарм, английский туманный шарм, будь он неладен…
- Стася, у тебя собеседование в десять. Пора вставать. – Настаивал Том.
Да… Пора было просыпаться…
Солнце светило, пробиваясь сквозь тонкую полоску ночных штор, слегка подрагивая, будто боясь меня разбудить или принести мне плохие вести.
Том… Мой замечательный Том все делал так, чтобы я осталась здесь, с ним… Он верил в то, что у нас все хорошо, что никакой даже самый легкий шторм не сможет опрокинуть наше небольшое суденышко… Боже, как он ошибался… Но все же, он делал все для меня…
И я даже не хотела вспоминать ту небольшую ссору из-за премьеры…
Да и не ссоры это была вовсе. Так…
Том был в Москве на следующий день после премьеры и встречал меня уставший и небритый, но с цветами возле офиса…
Я в первую секунду, признаться, просто остолбенела. А потом подлетела и поцеловала его. Он словно спасательный круг, который вытащил меня из той пучины, просто приехал и был со мной. Пусть всего два дня, но этого было достаточно… Достаточно для него, чтобы понять, что все по-прежнему. И достаточно для меня, чтобы понять, что все по-прежнему быть не может…
Не знаю… С каждым разом мне кажется, что я все больше погружаюсь во всю эту муть…Меня кружит этот хаос лжи, неизвестности и тревоги… тревоги перед чем-то грандиозно ужасным и безвозвратно надвигающимся…
Хотелось кричать… Где она правда, где спряталась та Стася, которая мечтала, верила, ждала… Где она?
Не спасал даже тот факт, что я не отвечала Роберту ни на его письма, ни на его смс… Я пыталась быть здесь и сейчас, а сердце хотело быть там с ним…
Том нежно прикоснулся к моим губам своими и прошептал:
- Вставай тебя ждет еще один сюрприз.
Ох уж эти его сюрпризы… Ох уж это небо Лондона…

***

Собеседование прошло хорошо. Контора, с которой договаривался Том или там какая-то его знакомая, мне вполне подходила. Я спокойно могла оставаться в Лондоне и работать тем, кем привыкла – туристическим агентом. Только, я пока не знала, стоит ли мне здесь оставаться. Потому что Том не был той причиной, ради которой я могла покинуть свою Родину…
А реальная причина всего этого общалась со мной только невербальным способом…
Я так хотела отметить успешность собеседования, что забежала в ближайший к дому магазинчик и купила немного бекона, сыра и французское вино…
Квартира Тома находилась в районе Notting Hill, довольно таки всем известным по одноименному фильму. Здесь жила в основном творческая составляющая Лондона: актеры, писатели, музыканты. Это был словно уголок какой-то деревеньки в центре огромного мегаполиса.
Том жил в новостройке в современной квартире, оформленной в основном в стиле hi-tech. Хотя способность Тома привозить из своих поездок всякого рода сувениры превратила ее в очень милое и уютное гнездышко, предназначавшееся как раз для двоих…
Черная кухня, желтая ванная комната, красная спальня, плавно переходящая в гостиную ядовитого зеленого цвета…Здесь сочеталось несочетаемое… и мне, казалось, я приходилась здесь кстати…
Я осторожно открыла дверь квартиры. Хотелось сделать Тому тоже сюрприз…
Поставив бумажный пакет с продуктами на пол, я скинула с ног свои туфли и повесила на крючок блейзер…
Из кухни доносились голоса и шум воды…
Я еще раз повернулась к вешалке с одеждой и…. Я просто не ожидала сегодня встречи с ним… Я уже почти смирилась с тем, что мне придется просто читать письма и ждать, ждать, ждать… Но…
Я перевела дыхание и осторожно стала двигаться вдоль стены по направлению кухни…
- Да я влюбился. Говорю тебе. – Вещал Том.
- Последний раз я такое слышал в школе. – Они оба разразились смехом. – Да и после этого ты сказал, чтоб я еще раз…- Говорил Роб сквозь смех.
- Нет. Теперь все по-другому. – Объяснял серьезно Том.
Я стояла возле перегородки, отделяющей кухню от спальни и гостиной, которая была сделана из стеклянных блоков, не имея возможности оставаться незамеченной и слушать их разговор…
- Она моя жизнь. – Продолжал Том. – Без нее ничто не радует. И ничего не хочется. Понимаешь?
Я чувствовала запах сигаретного дыма и слышала, как тяжело Роб выпустил воздух из легких.
- Понимаю. – Ответил он. Я была готова отдать все, только бы видеть сейчас его лицо. Понять, что он думает, что чувствует…Боже… - А она? – Роберт…
Надо было что-то делать, я вовсе не хотела слышать, что может сказать Том. Ведь он мог сказать, что угодно. Роб его друг и сказать ему то, что на сердце…
Я быстро вернулась к двери и приоткрыв ее, хлопнула с силой…


 
Nurochka
Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 19:14 | Сообщение # 74
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
И еще:

Глава 24. Разум и сердце.

Ты спрашиваешь, любит ли она? Не любит. Если б любила, ты бы не спрашивал.
Лех Якуб.

«Надеюсь, Том не успел ему ничего ответить», - размышляла я, стоя у двери и поднимая бумажный пакет с вином и продуктами.
- Я дома! – Крикнула я для пущей верности и стала ждать реакции.
- О! Вот и она! – Воскликнул Том. – Да ты сам у нее спроси. Она тебе ответит. – Заверил он Роберта, выбегая в холл.
«Да, несомненно, я сразу отвечу Роберту, кого я здесь люблю», - ехидничала я сама с собой.
Том подскочил ко мне и, расположив обе руки у меня на талии, и заглядывая в глаза, спросил:
- Ну как?
- Меня взяли. – Улыбнулась я, еле удерживая пакет в правой руке.
Том приподнял меня и закружил.
- Я так и знал. – Вопил он мне в ухо и страстно целовал в губы. От него пахло элем и сигаретами.
Уголком глаза я заметила тень, направляющуюся к краю стеклянной перегородки, отделяющей кухню от остальных комнат.
- Поздравляю. – Раздался его бархатный уставший голос. Он и сам выглядел очень уставшим и даже похудевшим. Под глазами были серые круги, а сами глаза смотрели пристально и устало, как тогда в Москве… Они, словно, просили помощи или сострадания или еще чего-то, что я могла дать, если бы он только попросил... Руки находились в карманах джинс, что делало его осанку еще более сгорбившейся…Сердце разрывалось на части при виде этой картины…
- Спасибо. – Том опустил меня на пол и я, смутившись, стала поправлять платье. Легкое шифоновое платье на тонких бретелях. И волосы, которые были аккуратно забраны ободком…
Том дунул мне в лицо, раздувая пряди волос и тут же схватил пакет.
- Что у нас здесь? - Он залез в него с головой.
Роберт не сводил с меня глаз…Он изучал или запоминал, я не в состоянии была смотреть на него и просто отвела свой взгляд.
- Рад тебя видеть. – Наконец, сказал он.
- Я тоже. – Я подняла голову и улыбнулась.
- Так, что? Празднуем? – Обрадовался Том.
- Да, конечно. – Улыбалась я, изредка поглядывая на Роберта, который был одет во все черное. Черные джинсы, черная футболка и черная не то джинсовая куртка, не то рубашка, которая осталась висеть на крючке в холле.
Он сейчас так отличался от взбалмошного Тома, который был одет достаточно ярко, соответствуя своей квартире. Серые джинсы, обтягивали его ноги, а ярко синяя рубашка с коротким рукавом, замечательно оттеняла его глаза. На ногах были одеты ярко-зеленые носки в цвет гостиной. Глаза его светились каким-то взбалмошным огнем, словно они что-то задумали…
- Пошлите. – Позвал Том. – Я открою вино. Надо выпить за твою новую работу и за обновку.
Ах, да. Тот сюрприз, о котором говорил Том с утра. Это была машина: Mini Cooper. Голубая с белой крышей. Я была в шоке, а Том радовался, как ребенок. Моей совести было еще хуже, чем мне самой… Что я могла дать взамен? Этот вопрос остался для меня без ответа. Ведь с еще одним подарком, я становилась все большей должницей…
А еще мне было плохо от того, что придется учиться ездить на этой маленькой машинке, руль у которой был не с левой стороны, как обычно, а с правой…О май Гад…
- Пойдем, Роб. – Том прошел мимо него и толкнул его слегка плечом.
Я поплелась за Томом. Проходя мимо Роберта, я заглянула в его глаза… И тут же опустила свои… Мне было невыносимо тяжело. Оказалось, я совсем не была готова к этой встрече. Я даже не подозревала, что я вытворяю, что делаю. Зачем заставляю его так страдать? Или мне просто хочется видеть в его глазах эту боль? Хм… Боль… А может это и не боль вовсе? А просто презрение и жалость? Нет только не жалость. Пожалуйста, Роберт, только не жалость…
Мы прошли в кухню, и Роб сел за стол. Металлический стол со стеклянной поверхностью, в центре кухни…Том уже вытащил бутылку и искал штопор, чтобы ее откупорить. А я достала сыр и ветчину из пакета…
- Так что, Роб? – Обратился к нему Том, ставя бутылку на стол и начиная вкручивать штопор. – Спроси у нее сам. – Он опять возвращался к забытой теме, будто от этого ответа он мог получить несказанное удовольствие… Том улыбался, ожидая его…
- О чем вы? – Прикинулась я, стараясь аккуратно и тонко нарезать сыр. Хотя в этот самый момент я чувствовала, как похолодели пальцы на ногах, а сердце стучало где-то в пятой точке…
Я оглянулась на ребят: Том продолжал работать штопором, а Роберт смотрел на прозрачную столешницу, ища там помощи или подсказки, не знаю что…
- Пока тебя не было, мы болтали с Робом о… - Он немного помялся. – О любви…
- Интересно… - Протянула я и опять бросила взгляд через плечо, в их направлении. – Я думала, мужчины не обсуждают такие темы. – Сказала я намеренно грубым голосом, дабы изобразить грубых рабочих мужиков.
Они оба фыркнули от смеха.
- Это что-то типа горячие финские парни не знают слов любви… - Пробубнил Роб, и они оба загоготали.
- Вообще-то, помнится, это были старые солдаты…- Смеялась я. – А ты откуда про них знаешь? – Удивилась я.
- У нас у девчонок свои секреты… - Сострил Том, и они с Робом опять загоготали.
Вот идиоты…
Интересно, Роберт специально себя так ведет, чтобы я не думала, что ему больно? Хочет быть сильным, как всегда? Это что такая защитная реакция? Ирония и сарказм…А Том? А Том наоборот беснуется… Радуется, что Роб видит нас вместе… Боже, дай мне силы… Я сама так долго не протяну…
Я дорезала сыр и поставила его в центр стола. Том откупорил бутылку и ставил на стол бокалы под вино. Роб снова был молчалив и серьезен.
- Так, как тебе новая часть саги? – Внезапно для меня, спросил он. Я старалась ровно разложить кусочки ветчины на тарелку. Краем глаза я видела, что Том наблюдает за мной и ждет ответа. Боже… Ну и игру я затеяла…
- Я…Я… - Я запнулась на полуслове, соображая, что ответить. – Я так и не досмотрела ее. – Наконец, выдавила я.
- Значит отпадная часть, - уныло усмехнулся Роб. – Стоит посмотреть…
Его настрой мне совсем не нравился, как я могу воплощать свой план, если он почти повержен… Хотя, только почти… Где гарантии? Где слова любви? Жаркие объятия и поцелуи? Роб мне нужны действия… Хотя мужчины… Они думают, что, если они что-то сделали, то они уже совершила подвиг. Но сейчас мне было мало… Мало просто прочесть сонет… Мало просто получить смс… Мало просто видеть и слышать его…
Я поставила тарелку с ветчиной и присоединилась к ним. Том разлил вино, и мы выпила за машину и новую работу.
- Настя Шумахер. – Озадаченно произнес Роб. - Хорошо звучит. А ты хоть знаешь, что в Англии всех водителей тянет на лево? – Пригубив вино и отставив свой бокал, сыронизировал Роб.
- Я знаю, что в Англии левостороннее движение. Да, и… Замуж за Шумахера меня никто не приглашал. – Так же иронично ответила я. Эта словесная игра была очень приятна Тому. Он просто светился от того, что мы словно кактусы выпускаем друг перед другом свои колючки.
- И тебя не пугают машины, которые будут тебя обгонять и подрезать? – Улыбался Роб.
- Пока не знаю. Весь мой опыт вождения – это поездка на мотоцикле до ближайшего кювета.
Том и Роберт опять загоготали, вероятно, вспоминая историю, которую я им рассказывала.
- Милая, - обратился ко мне Том и, обнимая за плечи, поцеловал в щеку. – Роберт, просто боится, что в этом деле ты превзойдешь его…
На что Роб опять уныло усмехнулся, и, заглянув мимолетно в мои глаза, обратился к Тому:
- Зато мы сможем устроить гонки и выяснить, кто из нас будет более неудачливым водителем. – Теперь мы веселились втроем.
Том не выпускал меня из объятий и шептал на ухо какие-то…
- Я хочу тебя… - шептал он. – Хочу чтобы ты меня отблагодарила за машину и вообще… Надеюсь, на сегодняшнюю ночь… На твои жаркие поцелуи… - Я медленно и верно краснела, начиная от корней волос…А он продолжал говорить все это и следил за действиями Роберта.
Роб был невозмутим… От его спокойствия у меня по спине пробежал холодок и страх закрался в самые отдаленные уголки моего сознания… Он медленно достал пачку сигарет из внутреннего кармана куртки, встал из-за стола и подошел к окну. Прикурив сигарету, он развернулся к нам лицом и улыбнулся одной из своих обворожительных и актерских ухмылок…
Невыносимо, какой же он сильный… Роберт сколько в тебе выдержки… Я уже не знаю… Ничего не знаю… А особенно не знаю смогу ли осуществить все, что задумала и главное… Поведешься ли ты на все это… А вдруг нет? Что мне тогда делать? Как сломить тебя, как заставить играть по моим правилам? Как мне быть? Пожалуйста, дай мне только шанс…
- Я на секундочку. – Встал из-за стола Том. – Мне нужно в ванную. – Мой раздраженный разум вопил о том, что этот человек тоже затеял свою игру. Том вел себя, как последний кретин, все время показывая то, кому я принадлежу. Он все время пытался дать понять Роберту, что у того уже нет шансов, что я личная собственность тома, которую лелеет как «свою прелесть»…
Для меня было загадкой, кто будет победителем в этой игре, можно было только гадать на кофейной гуще… А гадать я не умела…Сейчас мне просто хотелось крикнуть Тому: «Не оставляй меня с ним. Не уходи! Я боюсь…»
Но Том уже был вне кухни, а глаза Роберта с удвоенной силой пытались окунуть меня в пучину своего океана… В глазах был укор и … что-то еще, но мне было так трудно разобрать это в переменчивости его взгляда…
- Почему ты молчала?… - Выдыхая плотной тягучей струей дым из легких, и теряя мой взгляд в туманности этого облака, спросил он.
- Что? – Не поняла я.
- Почему ты не отвечала на смс и на мои звонки? Тебе нравится играть со мной? – Он был серьезен, как никогда. И эта его манера курить, втягивая в себя почти всю сигарету зараз…
- … - Я не знала, что ответить. Да и отвечать я не решалась, потому что с уверенностью на сто процентов могла предположить, что Том, поступает сейчас так же как я, стоя там, у края перегородки, и слушая, о чем мы беседуем. И еще… Я просто не могла ему сказать, что это была часть моего плана… Плана захвата… О, Боже… Какая глупость…
Мы стояли друг напротив друга, разделенные кухонным столом, и пытались разговаривать глазами. Вы когда-нибудь пытались так? Это просто пытка… Невыносимая пытка, которая пронимает до глубин души, сердца, тела, мысли и остатков разума…
Роберт, затушив сигарету в пепельнице на подоконнике, медленно переставляя свои длинные стройные ноги, стал приближаться ко мне. Наш зримый контакт на секунду прервался…
Он сел за стол и положил руку на мою нервно подрагивающую ладонь.
- Тебе хорошо с ним? – Хрипло спросил он. По щеке покатилась слеза… Я осторожно высвободила свою ладонь из-под его тонких пальцев и смахнула ее…
Ответить ему я опять не могла. Роб, неужели ты этого не понимаешь? Что ты хочешь слышать, что мне плохо, когда я не вижу твоего лица или не получаю от тебя этих злосчастных смс? Что я постоянно бываю на грани того, чтобы просто набрать твой номер и потоком выпалить, что мне плохо, что я просто погибаю без тебя и твоих рук? Что я люблю, и мне уже все равно будет это взаимно или нет? Что я согласна просто сидеть и ждать, когда закончится твой контракт? Но мне тяжело… Да и Том помогает мне не завязнуть на дне этого океана. Он как спасательный круг возвращает меня каждый раз к реальности. Заставляет жить, надеяться, верить и любить… снова и снова…
- Надо сварить спагетти. – Встав из-за стола и поворачиваясь к нему спиной, проговорила я сквозь слезы. Я старалась изо всех сил проглотить этот поток нахлынувшей боли и улыбнуться ему. Я повернулась уже с улыбкой, опираясь руками на столешницу кухонного гарнитура. – Говорят, путь к сердцу мужчины лежит через желудок…
Роберт потер переносицу и выдал:
- Так значит, вот почему иногда бывает так дерьмово на сердце… - Не то спросил, не то уточнил он, и улыбка искривила его губы.
А я пыталась удержать свою улыбку на губах…
- А вот и я. – Появился Том. – Не скучали. – Играючи, задал он свой вопрос.
- Нет. – Улыбалась я. – Роберт замечательный собеседник. У него так много шуток и смешных историй в запасе.
Роб только кивал головой в знак согласия.
А мне хотелось просто подойти к нему и растрясти за плечи. Крикнуть: «Опомнись! Хватай меня! Я твоя! Я жду!» Но в тоже время разум заставлял меня посмотреть на Тома, заставлял более уважительно относится к нему и самой не стать той дрянью, которая врет всем вокруг…
- Мне пора. – Наконец, сказал Роб. – Я обещал еще заехать к Лиз.
- Передай ей от меня привет. – Попросила я.
- От нас. – Добавил Том.
- Обязательно… - Обронил Роб…


 
Nurochka
Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 19:15 | Сообщение # 75
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
***

Лондон…
Суббота… Шестой день моего пребывания здесь…
Notting Hill… Британское такси… Старинное черное такси, заклеенное множеством современной рекламы…
Том называет адрес водителю, и машина трогается с места…
Том держит меня за талию и пытается мимолетно целовать мою щеку, подбородок, шею… А я смотрю в окно, смотрю на то, как быстро мелькают фасады домов и магазинов, на то, как быстро несется моя жизнь… А я не могу отойти от всего, что произошло пару дней назад. Эта встреча. Я совершенно к ней не была готова… Столько раз, представляла ее себе, как все будет выглядеть… Что скажу я… Что ответит он… А когда увидела его там в квартире, все мои слова, все продуманные действия… Что со мной? Неужели этот мужчина так может действовать на мое сознание и волю? Что со мной творится? Неужели, теперь, я не хозяйка своим словам и поступкам? Как же? Как сделать так, чтобы он играл по моим правилам?
- Детка, о чем ты задумалась? – Вырвал меня из мыслей голос Тома. Он притянул меня ближе к себе, и теперь наши глаза и губы находились на одном уровне. – Мне вчера было хорошо с тобой… - Он аккуратно взял меня за подбородок и нежно поцеловал в губы. Долго, протяжно, стараясь запомнить каждое движение и продлить его…
Помнила ли я ту ночь? Да несомненно… Это была ночь конца. Конца моей увлеченности Томом. Он раз и навсегда разбил вдребезги свой образ романтичного и прекрасного принца… Хотя, возможно, это просто я смогла взглянуть на него слегка с другой стороны. И тот Том, который требовал любви, мне был просто противен.
Не успел Роберт скрыться за дверью его квартиры, как Том настойчиво стал требовать платы за свой сюрприз.
Он рвано целовал губы, каждый раз пытаясь сделать мне больнее и каждый раз шепча мне в ухо:
- Ты моя…
Смысла сопротивляться я не видела. Так как понимала, что будет только хуже. Понимала, что Том просто пытается доказать всем и мне в частности, что он здесь хозяин положения. А я была бессильна перед всем этим. Я понимала, что я просто должна немного потерпеть, чтобы потом все было хорошо… Поэтому стойко терпела все, что Том со мной вытворял...
Роберта не видела уже два дня… И от этого просто терялась в пространстве и во времени… Временами хотелось помчаться к ним в Барнс, забежать по ступеням и барабанить в дверь, чтобы Клер открыла мне, улыбнулась и проводила к Роберту. Но так нельзя… Просто так нельзя… Я не могу… Я ни в чем не уверена… И потом я не могу ему навязываться, не могу просто так свалить на него свои чувства… Зачем они ему? Зачем ему я? Или я не так уж для него и безразлична? Иначе, зачем бы он повесил себе на шею мое украшение? Мои размышления завели меня в тупик…
А Том, продолжая наслаждаться жизнью, гладил мое колено, прижимая второй рукой меня ближе к себе… А я, намекая на то, что в машине есть еще водитель, старалась от него отодвинуться…
- Strathern Place, - Наконец, выдал водитель и притормозил. – Может быть вас подвезти поближе к пабу?
- Нет, спасибо. – Отрезал Том. – Мы прогуляемся. - Он достал из кармана джинс деньги и расплатился с водителем. Потом осторожно выбрался наружу и протянул мне руку.
Он вытянул меня из машины и одним движением снова прижал к себе, стараясь на этот раз целовать меня более развязно и страстно. Он закинул мои руки к себе на плечи, а сам стал безудержно исследовать мою спину и бедра…
- Том, мы собирались встретиться с твоими друзьями, - напомнила я, слегка отстранившись и переводя дыхание.
- Я соскучился по тебе, - выдохнул он мне в губы. И потянув за талию, прижал меня к сырой шероховатой стене ближайшего строения.
- Том, - Я пыталась высвободиться из его рук, стараясь отстраниться и упираясь своими ему в грудь. Разозленный этим, он только еще сильнее прижал меня к стене. Рукав его сырой куртки задел мое лицо, когда он рукой уперся в стену.
- Скажи мне, что ты меня любишь, - прошептал он в ухо, касаясь его мочки своими губами. – Скажи…
- Я тебя люблю… - Смотря поверх его плеча на мокрый от моросящего Лондонского дождя, липнущего к волосам, и щекам, асфальт.
- Скажи мне это, смотря в глаза. – Он смотрел на меня и ждал, будто от этого зависел сегодняшний вечер.
- Том, это глупо. – Всплеснула я руками.
- Что глупо? – Он, наконец, отошел от меня и развел руками. – Глупо говорить своему парню, что ты его любишь? А может, ты меня вовсе не любишь? Или я вовсе не твой парень? Что глупо? Объясни?! – Он стоял, расставив ноги и осматриваясь по сторонам, ища помощи и поддержки в тех, кто сейчас мог бродить по темным сырым улицам Туманного Альбиона. Но, к сожалению, вокруг никого не было.
- Я… - Я запнулась на полуслове, понимая, что не могу именно сейчас сказать все, что накипело. Я просто не имею права…
- Что я?! – Том подлетел ко мне и треснул кулаком о стену, рядом с моим лицом. Я отвернулась в другую сторону, провожая взглядом редкие машины, уносящиеся в сумеречную темноту уходящего дня. – Ты никогда не будешь с ним. – Раздраженно прошипел он мне в ухо. – Ты ему не нужна. Ни сейчас, ни тогда, никогда!
Я развернулась и заглянула в глаза к этому злому существу. Васильки бесновались и сверкали злобой, той злобой, которой могли бы смотреть цветы на пчел, которые забирают у них пыльцу…
- А кому я нужна, - тихо спрашивала я у этого ночного города.
- Мне. Ты нужна мне. Стася… - Ладонь Тома обхватила мою шею, и большой палец ласкал мои скулы и подбородок. Недавно разъяренный мужчина, смотрел на меня совершенно поверженными глазами, моля о прощении и ласке. – Я люблю тебя. И мне не выносима мысль, что ты можешь исчезнуть из моей жизни.
- Том, я тоже люблю тебя. – Я просто ненавидела себя в такие моменты. Ненавидела то, что я делаю и говорю. Но почему-то я не могла отказаться сейчас от того, что есть в пользу того, что так облачно и обманчиво зиждется в отдаленном будущем… - Тебя одного. – Повторила я и нежно прикоснулась к его губам. Он прервал поцелуй и ткнулся своим лбом в мой.
- Скажи, что он тебе безразличен… - Кто-то сейчас по кусочком отщипывал мое больное и холодное сердце, заставляя быть безвольной глупой куклой в руках умелого кукловода…
- Мне нужен только ты. Слышишь? Ты - Томас Старридж.
- Не называй меня так – Томас. Как кота…
Я усмехнулась и, обняв его за шею, прислонилась своей щекой к его.
- Все будет хорошо. – Не то, успокаивая его, не то, давая надежду себе, провозгласила я.
Он поцеловал меня в щеку влажным долгим поцелуем, а потом, как обычно схватил под колени и закружил…

***

Восемь вечера… Strathern Place…Одна из многочисленных старинных улочек Лондона… С его невысокими домами и выложенными кирпичами дорогами…
Я шлепала в обнимку с Томом к пабу под названием «Victoria», мягко ступая по грубым камням улочки своими балетками. Сердце трепыхалось от ожидания чего-то необычного, хорошего и долгожданного…
Этим необычным был Роберт, который курил возле входа в паб и разговаривал с Бобби.
Ничем не примечательное заведение находилось на первом этаже четырехэтажного дома, серого, как мокрые камни. Огромные окна смотрели на нас туманными желтыми огнями и звали заглянуть и насладиться хотя бы теплом. Зеленая дверь, в цвет ставен и вывески приглашала войти и окунуться в мир средневековых британских пирушек.
Роберт и Бобби стояли справа от входа и что-то бурно обсуждали и временами посмеивались. Я видела, что Роб давно заметил нас, но намеренно делал вид, что увлечен беседой и все, что происходит на улице, его не касается.
Мы перебегали проезжую часть, когда к ним из паба вышла высокая девушка с распущенными кудрявыми волосами цвета ночи. В серых джинсах, которые обтягивали ее стройные ноги и короткой черной куртке на резинке. Она чмокнула Роба в щеку и обняла Бобби за талию. Роб мимолетно глянул в нашу сторону и стал улыбаться девушке…
Мы стремительно приближались к зеленой двери, и Том на ходу пытался поздороваться:
- Привет.
- Привет. – Ответила одновременно Бобби и кудрявая девушка.
- Привет. – Поздоровался Роб. Внешне он выглядел очень спокойно и только нервно подергивающиеся пальцы, стряхивающие пепел сигареты, говорили о том, что он не совсем спокоен… Хотя это могло мне просто показаться из-за того, что Роб был одет только в футболку, а на улице было около тринадцати градусов тепла.
- Стася, - представил меня Том. – А это Мишель.
Девушка развернулась ко мне лицом, и ее карие огромные глаза испытывающе и изучающе разглядывали меня, не стесняясь. Спустя несколько секунд, видимо, решив, что я достойна этого знакомства, она протянула мне изящную тонкую кисть с прекрасным маникюром.
- Рада познакомиться. Мишель Дортон.
- Настя Щербакова. – Мне было неловко вытягивать свою маленькую неказистую ручку. Но ее упрямый подбородок, тонкие лживые губы и небольшая нервная морщинка на лбу, заставили меня крепче сжать ее руку. Девушка жала в ответ и все молчали…
- Дэвид, оставил за нами столик? – Поинтересовался Том, сглаживая неловкую пауза после нашего рукопожатия.
- Да. – Ответил Роб, бросая сигарету в урну. – Как всегда угловой стол наш.
- Окей. – Обрадовался Том. – Детка, - он притянул меня к себе, обхватив за талию, - иди пока внутрь, я догоню. Хотя подожди. – Он уже почти отпустил меня, потом снова притянул и страстно поцеловал в губы. В глазах ребят было какое-то смятение или непонимание, поэтому я просто прикрыла свои, чтобы никого не видеть.
- Я провожу. – Бросил Роберт Тому, который слегка напрягся, готовый в любую минуту последовать за мной. – Все нормально, Том?
Глаза Тома бегали от меня к Робу, от Бобби к Мишель и по кругу. Он нервно достал пачку сигарет и уже более расслабленно кинул:
- Конечно. Хм… - Он бросил еще раз взгляд в сторону Бобби. - Проводи.
Я прошла вперед, но Роб, догнал меня возле входа и взял за локоть.
Это заведение практически ни чем не отличалось от остальных пабов. Сводчатые деревянные потолки с нарочито грубыми балками, каменистые стены, такие же, как и снаружи, множество всяких гербов и щитов на стенах, приглушенный свет, приятная музыка, щебет посетителей и запах ростков пшеницы… Вы когда-нибудь встречали такой запах? Он ни за что не сравниться с запахом простого испеченного хлеба. Помню, мама готовила домашнее пиво к праздникам, и этот запах напомнил мне что-то родное и домашнее. А еще, здесь он смешивался с запахом жаренного масла, пива и сигарет…
Я на секунду остановилась, чем очень удивила Роберта. Его слегка прохладная рука легла мне на талию, и он слегка подтолкнул меня вперед. Он наклонился ко мне, касаясь моих влажных волос, и произнес прямо в ухо:
- Нам в самый дальний угол.
Я повернулась, и наши глаза на секунду встретились, я тут же опустила свои, а потом опять посмотрела на него более пристально… пусть не думает, что смутил меня.
Мы прошли мимо барной стойки, тянувшейся вдоль всего паба, проталкиваясь сквозь шумные компании молодых людей и людей более старшего возраста...
- Ты не боишься, что тебя здесь кто-то узнает? – Спросила я.
- Чего мне боятся рядом с такой сильной девушкой. – Роб явно издевался надо мной. – Скорее здесь все должны боятся тебя.
- А может быть тебя? Говорят РПатц плохо пахнет. – Язвила я в ответ.
- Хочешь понюхать? – Роберт нахально улыбался, поддерживая нашу перепалку и меня, проталкивая нас к столику.
- В другой раз. – Я увернулась от его руки, шагнув вперед и чуть не получила дротиком для дартса в глаз.
Какой-то дядька с седой бородой, в джинсах и расстегнутой рубахе, обругал меня по полной. Насколько это возможно по-английски. Роберт тут же вступился за меня и сказал, чтобы тот был повнимательнее. Мой герой…
Он усадил меня за стол и сел рядом, касаясь коленом моей ноги. Я повернулась и посмотрела на него, такого родного и близкого. Он улыбнулся, снял бейсболку, растрепал волосы. Потом вытянул губы, вжал в себя щеки и спросил:
- Похож?
Я сначала смутилась, не поняв вопроса, но через секунду рассмеялась:
- Еще бы побриться, сменить цвет глаз и посыпать мукой. Теперь мне реально страшно. – Он легонько толкнул меня плечом и рассмеялся своим басом так, что на его лбу проступила маленькая жилка.
- Пойду, принесу тебе пиво. Что будешь? – Спросил он, почесывая затылок и морща лоб.
- Эль.
- Уверена? – Роб высунул язык и весь сморщился, изображая противность напитка.
- Да. – Утвердительно ответила я.
- Окей.
Когда Роберт вернулся за столом сидели уже все: Бобби, Маркус, Том, Мишель, еще пару парней и девушка с огненно-красными волосами. Ее звали Джесси. Том был увлечен с ней беседой, в суть которой, признаюсь, мне не очень хотелось вдаваться.
Заметив Роберта, Том положил свою руку мне на плечо и сам придвинулся ближе.
- Здесь плохой эль. – Оправдывался Роб, ставя кружку с пивом передо мной. – Я взял лагер. Самый вкусный лагер во всем Лондоне, целая пинта.
- Спасибо. – Ответила я и заглянула в темноту его глаз.
Том продолжал обнимать меня, разворачивая к себе и продолжая разговор с девушкой.
Я слышала, как Роберт начал о чем-то болтать с Маркусом и пыталась уловить оба разговора, как всегда…
- Да что-то с памятью в последнее время творится. – Жаловался Роб.
- Я знаю от чего это. – Усмехнулся Маркус.
- От чего же? – Заинтересовался Роб. Я не видела его лица, но могла предположить, что лоб наморщился, а глаза светились и детской наивностью и интересом. Хотя и дураку было понятно, что Маркус над ним хочет просто подшутить.
- Говорят, все теряют немного мозгов во время беременности. – Весь стол загоготал над Робом.
Я немного высвободилась из хватки Тома и решила присоединиться к разговору:
- Тебе надо пойти на бокс.
- Это что помогает восстановить память? – Смутившись, спросил Роб. От меня он никак не ждал подставы.
- Нет. – Ответила я. – Но зато никто не будет над тобой стебаться. – Все просто давились от смеха, кроме Тома и его соседки, которая пыталась его обнять и строила глазки.
Роберт отхлебнул пива и озорно подмигнул мне. Он хотел что-то сказать, но я опередила его, боясь того, что все и так уделяют нашей тройке максимум внимания.
- У меня есть тост. – Я старалась привлечь внимание всех. – Говорят, что мужчины, как погода – их ничего не изменит. Говорят, мужчины, как реклама – ты не веришь ни единому их слову. Говорят, мужчины, как шоколад – вкусный, сладкий и всегда оседает на бедрах. – Мужчины фыркали от смеха. – А я хочу выпить за мужчин, - Я украдкой взглянула на Роберта, а он посмотрел на меня… - Которые как блендер – ты знаешь то, что он тебе нужен, только не знаешь зачем…

***

Вечеринка плавно переместилась в квартиру какого-то знакомого, которого, как оказалось, знали тоже благодаря какому-то знакомому…
Я ехала в такси с уже пьяным Томом и рыжей бестией…
Если честно я была только рада этому, потому что так я была уверена, что Том не будет ко мне приставать…
Единственным разочарованием было то, что я потеряла из виду Роберта, когда мы садились в такси. Мне так понравилось болтать с ним, как тогда… Хотелось сказать в прошлой жизни…
Мы смеялись от души, подкалывая друг друга, а Том медленно, но верно надирался пива… Уж не знаю, что у него была за стратегия, но меня она не пленила…
Квартира, в которую мы приехали, была очень огромной, но грязной. Стены выкрашены краской, но на них было множество рисунков Граффити. Везде валялись пивные банки и какие-то пакеты.
Мы вошли в квартиру втроем. Том держал меня за талию, а Джесси тащилась позади, немного нервируя меня. Я не представляла, что я здесь буду делать, если Том куда-нибудь пропадет с ней. Но лучше бы он пропал, тогда… Тогда все было бы проще… И одновременно сложнее…
Слева от нас из коридора донеслась какая-то рокен-рольная музыка. Джесси недолго думая, дернула Тома за руку и потащила туда.
- Наша песня! - Кричала она и тащила его.
Том обернулся и на ходу бросил мне:
- Детка, развлекайся. Я тебя найду.
Я вздохнула и пожалела о том, что я вернулась в Лондон.
Интересно, это что игра такая полюби или разлюби Лондон? Почему со мной так поступают?
Я поплелась за ними, обходя стороной обжимающиеся по бокам парочки, пока не услышала голос за спиной:
- Стася! – Это была Мишель.
Я так обрадовалась ей, если честно. Что даже хотела расцеловать. Но потом вовремя опомнилась.
- Ты что ходишь здесь как тень Гамлета? – Язвительно заметила она и тряхнула копной своих волос. – Тень…Совсем не собираясь слушать мои объяснения, размышляла она. – Не понимаю я этих мужиков. Оба красавца, актеры… Как можно влюбиться в такую, позабыв о многолетней дружбе? – Она смерила меня взглядом и, приобняв за плечи, повела с собой.
- Что?- Не поняла я…
- Это мужики все слепые. А я… У меня на это глаз наметан, детка… Хм… Не понимаю… - Она открыла передо мной дверь, на которой был нарисован огромный парень на скейте и толкнула вперед. – Вот она, Роберт. Успокойся. – Ее слова были адресованы кому-то в этой комнате, и этот кто-то выходил на неяркий свет напольной лампы… Роберт…
Он посадил меня на диван, а сам сел напротив. Он ничего не спрашивал, а я ничего не говорила. Вокруг нас стояли люди они общались между собой, пили пиво, курили. А мы… Мы просто сидели и смотрели друг на друга, как тогда на кухне… Как тогда разговор глазами и душами… Океан и серебристый асфальт с рыжинками…
Роберт, не выдержав, закурил… От чего мне совсем было не видно его глаз…
Я осмотрелась. В небольшой комнате с оранжевым от абажура светом находилось около десяти человек. Это была дружная компашка Тома и Роберта. Чужих здесь не было. Мне было известно, что в основном пабы работают до одиннадцати часов, а потом британская молодежь отправляется на домашние вечеринки. Наверное, это была одна из них…
Роберт чему-то улыбался и выпускал носом дым… Я тоже ему улыбнулась…Странно, нас никто не трогал… Каждый был занят разговором… А мы кажется были заняты друг другом…Роберт смотрел не отрываясь, боясь пошевелиться, боясь отвести глаза… Он смотрел долго и устало…А мне хотелось, чтобы он озвучил то, что так реально видела Мишель… И что так долго он не мог мне сказать…
Я… Мне почему-то стало так трудно удерживать на себе его взгляд… Хотелось найти поддержку и силы…Хотелось прямо сейчас пойти и найти Тома. Надавать ему тумаков, наорать, оскорбить, стукнуть, только бы он спас меня, как всегда от этой всепоглощающей пытки…Роберт, что ты со мной делаешь?
Через секунду скрипнула дверь…
В проеме показался Том и Джесси, висевшая у него на шее.
- Вы здесь? – Рассматривая всех, пробубнил Том. – Пошлите отрываться. – И они опять скрылись за дверью…
К горлу подступил комок. И чтобы его как-то унять, я решила выйти на балкон.
Я не хочу плакать. Не хочу… Сейчас я просто переведу дыхание, соберусь с мыслями, с силами, чтобы снова смотреть в глаза Роберту и все будет хорошо… Все…Я заведу какой-нибудь пустой разговор, буду шутить, веселиться и все пройдет, все забудется, как страшный сон…
Я смотрела на огни вдалеке и гадала, где мы находимся… Одно я знала точно, что где-то вблизи река… Ее сырой запах напоминал о том, что я в Лондоне…
Позади послышались шаги…
Я знала, что это возможно Роберт. Что он сейчас подойдет и встанет рядом, скажет, что все хорошо, что такое бывает… Станет успокаивать… Я сглотнула комок…
Но Роберт не встал рядом, он встал за спиной… Так близко, что я могла почувствовать его бешено вздымающуюся грудь, почувствовать его клокочущее сердце, его тепло, его ауру, его…
Он подошел очень близко и обнял за плечи, словно заковав в кольцо своих рук. Он прижал меня так близко к себе, что мне было страшно вздохнуть, лишь бы не повредить кольца, соединяющего нас.
И мне было понятно, что он просто напросто жалеет меня, непутевую, глупую, запутавшуюся девчонку, которую обижают раз за разом в этом туманном и не понятном для нее городе…Но, как же, черт побери, было приятно ощущать это объятие…
И как же хорошо, что он ничего не говорит, что руки говорят за него. Что это объятие лучше любых слов. Такое крепко, такое защищающее, оберегающее, любящее…
Я чувствовала, что у меня дрожат колени и зубы стрекочут, как стая стрекоз… Меня била мелкая дрожь, но я понимала, что все это не от холода, потому что объятие Роберта было горячим… А его присутствие отнимало у меня силы…И хотелось крикнуть, что я не хочу больше играть… Я не хочу лгать и претворяться… Не хочу вырывать тебя из сердца… Я хочу любить…
Но я боялась. Боялась быть осмеянной, боялась быть не понятой, боялась быть отвергнутой… Страх…Он всегда идет об руку с принятием решения… И сейчас мой страх, мой разум выигрывал эту битву…
Роберт не двигался, и только его нервное дыхание ощущалось моей спиной и макушкой…
- Все хорошо… - Наконец, выдавил из себя он.
- Нет. – Ответила я и ветерок унес мои слова…
Сердце клокотало так громко, что мне, казалось, оно стучит у меня в зубах…
Я осторожно повернулась к нему лицом и легонько коснулась его губ своими. Словно бабочка на миг села на листок и… тут же упорхнула…
- Что ты делаешь? – Прошептал он мне в губы.
- Целую тебя болван. – С улыбкой произнесла я…

Начинается самое интересное wink Так что комментируйте


 
Форум » Галерея фанфикшен » Завершенные работы » Полюби меня такой, какая я есть (В мечтах о Роберте)
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

Наш опрос
Как Вы узнали о нашем сайте?
Всего ответов: 321
Мини-чат
Рейтинги
Наш сайт участвует в нескольких рейтингах и, если вы цените его, помогите нам занять первые места! Инструкция по голосованию. Заранее большое спасибо!
Top Twilight Blogs
Twilight Poison Topsite

Рейтинг@Mail.ru


Каталог лучших сайтов конструктора uCoz
Статистика