23.2.2019, 22:28
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Форум » Галерея фанфикшен » Завершенные работы » Полюби меня такой, какая я есть (В мечтах о Роберте)
Полюби меня такой, какая я есть
Снежана
Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 21:32 | Сообщение # 76
Друг вампиров
Группа: Проверенные
Сообщений: 417
Награды: 49
Репутация: 801
Статус: Offline

Отличия:
Quote (Nurochka)
Если изменить некоторые факты реальных актеров и действий, то можно. Я же сама это написала

ТОгда вышли экземпляр по почте))
 
ЭмилияКаллен
Дата: Четверг, 14.04.2011, 10:20 | Сообщение # 77
Сумерки - все! И никто не поспорит!
Группа: Проверенные
Сообщений: 502
Награды: 18
Репутация: 483
Статус: Offline

Отличия:
ой и мне плиз)) я его детям передам потом расскажу как их мама по Робику тащилась))) happy

Пешком по Вселенной
 
ЭмилияКаллен
Дата: Четверг, 12.05.2011, 16:03 | Сообщение # 78
Сумерки - все! И никто не поспорит!
Группа: Проверенные
Сообщений: 502
Награды: 18
Репутация: 483
Статус: Offline

Отличия:
ну вот о5 продолжения нет(((

Пешком по Вселенной
 
Nurochka
Дата: Четверг, 14.07.2011, 14:15 | Сообщение # 79
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Глава 25. Я готова сдаться в плен…


Женщина не права до тех пор, пока не заплачет.
Томас Халлибертон.


- Что ты делаешь? – Прошептал он мне в губы.
- Целую тебя болван. – С улыбкой произнесла я…
- Думаешь, что завтра проснешься и все забудешь? – Роберт слегка ослабил объятия, но никуда меня пока не отпускал. И все так же говорил мне в губы, обдавая мои теплом его дыхания…
Я обхватила его спину и заглянула в его глаза. Он смотрел на меня с улыбкой. Я смутилась и прижалась щекой к его груди…
- Я ничего не хочу больше забывать, - наконец, сорвалось с губ и его сердце ускорило свой ритм. Его руки дрожали, прижимая меня ближе, он весь дрожал… Такой знаменитый, такой красивый, такой желанный миллионами актер, стоял и дрожал передо мной, перед простой русской девчонкой, не в силах сказать и слова… Я слышала его неровное дыхание, слышала как он пытается сглотнуть нахлынувшие чувства… Я слышала все… разве только не слышала слов, которые так хотелось поймать моей ушной раковине…
- Я… - Его голос звучал тихо над моей макушкой. – Я не могу так…
- Как? – Я слушала сердце и пыталась понять, что происходит внутри у этого сильного мужчины, который сейчас дрожит, как осенний лист на ветру.
- Так… - Он вздохнул, и легкий ветерок унес его теплое дыхание к реке… - Ты сама сказала… Том мой друг… Ты его девушка… Он… - Роберт нервничал и не мог справиться с мыслями в голове… - Он любит тебя… - Наконец выдавил из себя он.
- А ты? – Я не хотела слышать ответ. Точнее я хотела услышать признание, а не то, что он мог сказать мне в ключе предшествующего разговора. Я хотела услышать, что он любит, что любит больше, что готов бороться за свое чувство… Но только не то, что сказал потом Роб.
Я подняла голову и посмотрела на него. Его взгляд блуждал где-то вдали этого ночного города. Города средневековых рыцарей и джентльменов, а мне сейчас хотелось быть с ним в городе цветов и «фламенко»…
Он перевел свой взгляд на меня и заправил за ухо прядь моих волос…
- Я не хочу огорчать тебя… - Роб ты что-то не то говоришь. – Я не хочу причинять боль. Я не хочу ничего тебе обещать. Я не могу сейчас сделать тебя счастливой, не могу разрушить то, что вы построили с Томом, не могу разорвать свое обещание перед ним, не могу… Дерьмо… - Выругался он. – Прости, я идиот. Я… - Его гримаса боли и отчаянья сводила на нет всю мою злобу за только что сказанные слова. Душа болела, сердце давно остановилось…- Стася… - Как же он произносит мое имя…
Его глаза бегали по моему лицу и никак не могли сфокусироваться на чем-то одном, руки прижимали меня ближе и мне, казалось, что мы просто слились с ним в одно целое. Этот миг единения душ, единения рук, единения сердец, единения нас…
- Роберт…
Он нежно прикоснулся своими губами к моим… Раз, еще один, еще… Его рука скользнула вверх по плечу и задержалась на моем затылке… Он говорил мне в губы:
- Зачем ты появилась в моей жизни? Все было так просто и так легко… Плыть по течению, иногда хватаясь за какие-то ветки, чтобы не утонуть… А теперь мне кажется меня выбросило на берег и я больше не хочу никуда плыть… Почему так?
- Я не знаю… - Прошептала я в ответ и тоже поцеловала его.
- Я не подхожу тебе… - Говорил он между легкими поцелуями. – Нам лучше остаться друзьями… - Теперь не только сердце, но и легкие перестали работать. Грудь сдавило тисками от этих слов. Мне было обидно и больно. И все мои надежды и мечты… Я даже не хотела думать об этом… Неужели так просто отказаться от меня… так просто? Голос в голове несколько раз повторял его слова, словно, забивая самый длинный и толстый гвоздь в мою «дубовую» голову…
Какая я глупая… Какая же я все-таки беспробудная тупица… Хотела сказать, что люблю… Вот, вот оно… Вот чего я боялась больше всего. Я боялась быть отвергнутой… Боялась быть не понятой… и все мои опасения…
Он не подходит мне? Это, что шутка такая? Жестокая шутка? Или просто Роберт боится сказать мне, что это я слишком проста для него? Да, я проста… Это я не подхожу ему! Это я такая, которая предпочла его другому… И теперь…
Пальцы рук похолодели, меня всю стало колотить от холода…Руки опустились, и я пыталась высвободиться из объятий Роба, поднырнув под его левой рукой…
Он смотрел удивленно, приподняв левую бровь и слегка вздернув плечи…
- Что?! – Не понимал он.
- Так не обнимают друзей. – Обронила я, отворачиваясь к темному городу. – И не целуют…
Он положил мне руки на плечи и наклонился к уху, чтобы что-то сказать…
- Роберт, у тебя звонит телефон! – Услышали мы за спиной. И обернувшись, увидели Мишель, подошедшую к балкону. – Наверное, он выпал у тебя из кармана. Он лежал на диване… - Она сконфуженно улыбнулась, чувствуя неудобство от того, что помешала разговору и протянула телефон, разворачивая экраном к нам. На экране было фото Кристен…
Я закусила нижнюю губу от злости…
«Так вот, кто тебе подходит!» - Думала я. – «Вот, кого ты хочешь видеть рядом с собой!»
Боже! Боже дай мне силы… Я не должна плакать, я не должна… Нет! Не за что! Никогда!
- Алло, - Серьезно произнес Роб в телефонную трубку.
Я стояла за спиной Роберта, почти у самых перил балкона и не намеревалась слушать их треп. Хватит! С меня хватит! Все, я устала от бесконечного засора моих маленьких серых клеток. Мне плохо, больно, стыдно, мне ужасно обидно… И все это ради чего? Ради того, чтобы ночью в Лондоне услышать, что твой любимый мужчина хочет быть тебе другом? Что твой любимый, который минуту назад целовал тебя в губы, сейчас мило разговаривал с самой известной актрисой? Хватит Настя – ты себя не на помойке нашла!
Я обошла Роберта и направилась в комнату.
Но Роб, держа трубку одной рукой и отвечая даме на том конце, удержал меня, перекрыв дорогу, упираясь в косяк двери балкона своими изящными пальцами.
Я пыталась вырваться и подлезть под его преградой. Детский сад…
- Нет! Я тебя не отпущу, - прошипел он, прикладывая трубку к груди. Молодец, не хочет, чтоб леди слышала, что он здесь с другой леди… Черт! Как же болит в груди, просто огонь, который сжигает все…
- Пусти! – Прошипела я. В ответ Роб схватил за талию и своим телом прижал меня к стене балкона, продолжая отвечать Кристен. И тут я услышала ее писклявый голос:
« Я скучаю»…
У меня не было уже не обиды ни злости, только жалость к себе и к тому, что сейчас происходит…Игра… Где же здесь игра? Может игра – это то, что происходит сейчас? И не надо меня больше убеждать в том, что между ними ничего и никогда не было… Кто говорит своему другу так протяжно: «скууучаааююю»… Черт! Черт! Черт!
Я протолкнула свои ладони между нами и легонько оттолкнула его в тот момент, когда он пытался что-то ответить мисс Стюарт. Роб отшатнулся назад, и я быстрым движением прошмыгнула в комнату. Все глаза присутствующих, кажется, съедали меня заживо отщипывая мою плоть по кусочку… И кто говорил про сдержанных англичан? Я бросила скользкий взгляд присутствующим и обронила:
- Пока.
Мои глаза задержались на Роберте. Он стоял в проеме балкона и изучал меня, все еще отвечая своей дружелюбной партнерше по фильму…
Все мои сомнения и страхи тут же исчезли… Я открыла дверь комнаты и вышла в длинный коридор с его Граффити и запахом сигарет…
Том… Том, черт побери! Где ты?
Он стоял невдалеке, в этом узком давящем на меня коридоре, обняв рыжеволосую Джесси и смотря невидящим взглядом на горы, искусно изображенные перед ним, и потягивая пиво из банки.
- Том! – Крикнула я. – Черт! Что за дерьмо?! – Он поперхнулся пивом. - Оставил меня и обжимаешься с этой курицей? – Я подошла ближе и схватила у испуганного и очень удивленного Тома банку с пивом. Я знала, что Роберт сейчас наблюдает за всем этим, об этом мне подсказывали глаза Тома, которые тои дело бегали. Он то смотрел мне за спину, то на меня… - Ты что думаешь, я идиотка?! - Я посильнее размахнулась и бросила банку с пивом об стену. Она лопнула, упала на пол и зашипела… Ее карамельная жидкость растеклась по полу, примешивая к запаху сигарет, сладковато-горьковатый запах пива…
Том тут же отпустил Джесси и шагнул ко мне. Я повернулась к нему и продолжила свой концерт:
- Я не поняла, Том?! Ты мой парень или нет?! Хватит тискаться со всякими… Скажи, кого ты любишь и поцелуй меня! – Командовала я.
- Детка… - Том был в шоке. Он бросил последний взгляд мне за спину и сделал то, что я просила. – Я люблю тебя. – И заграбастав меня в свои объятия, стал жадно и страстно целовать в губы, а я так же отвечала ему… Черт, Том! Так горячо ты меня не целовал, даже ревнуя…
- Пошли отсюда! – Громко сказала я. – Нам есть чем заняться!
Том обхватил меня за талию, а я положила ему руку на плечо и мы вышли из этой дыры…
Последнее, что я видела – это глаза Роберта, который стоял в дверях, опираясь предплечьем на косяк и сжимая в руке свой гребанный телефон…

***

Утро… Воскресенье… Седьмой день моего пребывания в Лондоне…
Сквозь пелену моего сна я пыталась различить звук, который вырывал меня из мягких и нежных рук морфея…
Играла Чичерина…
Я приподнялась от подушки и пошарила рукой по тумбочке, телефон свалился на пол. Черт! Я перегнулась через край кровати и стала с закрытыми глазами шарить по полу… Наконец, в руки попался этот безжалостный кусок металла и пластика…
- Алло! – Возмущенно буркнула я.
- Милая, привет. Стася, я так рада! – Щебетал радостный голос Лиззи в трубке. Интересно чему она так радуется? – Наконец-то, вы все выяснили и теперь вместе… Я просто счастлива…
- Стоп, стоп, стоп – Затараторила я, усаживаясь поудобнее на кровати. – За кого ты рада и кто все выяснил. – Я открыла глаза и немного пришла в себя, вспоминая, что вчера было…
- Ты и Роберт, конечно. – Она сказала это так, будто это такой всем известный факт, а я сама и ничего не знаю.
- Подожди Лиззи. О чем ты говоришь? – Я немного прочистила горло и решила встать с постели. Том мирно похрапывал рядом. Слава Богу, что все, что я вчера вытворяло осталось безнаказанным. В смысле того, что все на что был вчера способен Том, так это раздеться и ткнуться своим прекрасным носом в подушку…
- Я говорю о том, что ваша прекрасная фотография, сделанная в каком-то лондонском пабе, говорит сама за себя. – Объясняла Лиз.
- Поподробнее, пожалуйста. – Попросила недовольно я, сползая с кровати и залезая ногами в свои вьетнамки.
- Ну, вы здесь так смотрите друг на друга и заголовок гласит: «РПатц и его новая знакомая». – Я все равно еще ничего не понимала.
- Лиззи, объясни все по-порядку. Я ничего не понимаю. – Ворчала я в трубку сонным голосом. – Ты разбудила меня, чтобы рассказать мне о нашей с Робертом фотографии?
- Да. Я просто думала…
- Лиззи, между мной и твоим братом ничего нет. – Негодовала я, поправляя свои шорты и топ, в которых я спала. – Ничего, понимаешь? И вчера мне дали ясно понять, что никогда и ничего не будет!
- Оу… Пф… Как так? – Искренне удивлялась она на том конце.
- Так. – Я прошла на кухню и села за стол, предварительно включив кофеварку.
- Стася… Но ведь вы… Вы любите друг друга, - выдала моя лондонская подружка и глубоко вздохнула. – Я ничего не понимаю.
- Он не любит меня, Лиз. – Безнадежно выдохнула я. – Он хочет быть друзьями…
- Ерунда…
- Тем не менее, вчера мне было сказано именно так.
- Но как?.. Он не мог… Почему он так сказал? – Ее удивлению не было предела. А мне уже удивляться было нечему. – Он любит тебя, он сам мне об этом говорил! – настаивала она.
- Элизабет… - У меня вырвался глухой стон. – Хватит. Это все бессмысленно. Пока Роберт сам не решит, что ему нужно от жизни, ничего не будет. Понимаешь, ничего. Я так не могу. Я больше не могу ждать, надеяться, верить… Я хочу слышать и видеть все это от него… Понимаешь, все!
- Я… Я не знаю, что сказать…
- Больше не надо ничего говорить Лиз. Все. Эта тема под запретом, прости. Но я больше не хочу слышать о том, что твой брат… Черт! Я ненавижу его Лиз! – Слезы предательски брызнули из глаз. За спиной брякнул сигнал кофеварки, и я вздрогнула…
- Стася, не плачь. Я сейчас приеду. Я задам этому… своему брату…
- Не надо. Все правильно. Все хорошо. – Я пыталась восстановить голос и говорить более спокойно.
- Детка, что случилось? – На кухню вошел Том. Он держался за голову руками и тер ладонями глаза. Вид у него скажу, был прескверный.
- Все хорошо. – Ответила я ему. – Сейчас дам аспирин.
Он сел напротив меня за столом: в одних трусах и с прической, как у молодого Преснякова…
- Лиззи, прости. Том проснулся. Мне надо дать ему аспирин. Я перезвоню. – Сказала я в трубку.
- Окей. – Разочарованно ответила она. – Я переслала тебе фото на телефон. Пока.
- Пока. – Я поставила перед Томом стакан и налила в него воды из графина. Потом достала из шкафчика таблетку аспирина и вложила ему в руку.
Том закинул ее в рот и запил водой.
Он смотрел на меня, прося прощение своими щенячьими глазюками, а мне хотелось его сейчас просто задушить…
- Теперь в душ. – Скомандовала я. – И долго не задерживайся.
- Слушаюсь. – Отчеканил он и приложил два пальца к виску.
- К пустой голове не прикладывают. – Усмехнулась я. А Том просто подошел, обнял меня и поцеловал в щеку. Потом подмигнул и скрылся в ванной комнате…
Он уже забирался в душ, когда я открыла дверь ванной комнаты и увидела перед собой его обнаженную пятую точку.
- И что за обещание ты выдавил из Роберта? – Непринужденно спросила я, зайдя в ванную и присаживаясь на унитаз. Я поставила одну ногу на его край и положила на коленку подбородок, готова слушать любую болтовню Тома.
- Детка, - он нервно посмеивался, разворачиваясь ко мне лицом. – Я не понимаю о чем ты…
- Да все ты понимаешь, Том. – Спокойно сказала я.
- А кто тебе звонил? – Том хотел прикрыться, не понятно почему, ведь я все та давно видела. Но потом подумав просто скрестил руки на груди и расставил широко ноги. Черт! Теперь придется весь разговор лицезреть его прекрасный орган…
- Это была Лиззи. – Ответила я. – Но это к делу не относится. И тебе не удастся сменить тему.
- Хорошо. – Он перестал нервничать, и, видимо, решил рассказать все, как есть. – Значит он поговорил с тобой? – Я кивнула головой, при этом прикрыв глаза. – Замечательно. – Том сделал шаг назад и оперся спиной о столешницу умывальника…
- Ну и…
- Я попросил его открыть тебе глаза. У нас был разговор с ним. Я ему рассказал все про нас, про свои чувства к тебе… Стася, ведь я тебя люблю…
- Я знаю, Том. – С улыбкой произнесла я.
- Люблю… - Он задумался. – А ты? – это был не вопрос, а скорее Том просто размышлял сам с собой. – Ты. Я не знаю, что тебя на душе. Порой, мне становиться так тяжело от всего этого. – Мне стало как-то неудобно сидеть на унитазе перед голым Томом и слушать такую трогательную речь. Я опустила ногу и тоже сложила руки на груди. – Иногда мы сидим с тобой рядом или лежим в одной постели, но я не чувствую тебя, я не вижу, что ты со мной рядом. Мне кажется, что ты думаешь о чем-то другом, ты где-то далеко. А когда ты увидела Роба у нас дома…
Я опустила глаза…
- Я не упрекаю тебя. Возможно, ты была им слишком увлечена, как актером. Но ведь у нас все было так хорошо? Ты была счастлива? Ведь так? – Он обращался ко мне. Я подняла глаза и кивнула головой. – А после этой встречи. Да что говорить, после премьеры, я сразу почувствовал, что что-то изменилось.
- Том… - Я откашлялась. – Меня волнует обещание Роберта. – Напомнила я.
Он грел замерзающие ноги, прикладывая ступню к икре другой ноги, но продолжал объяснять:
- Он должен был сказать тебе, что у него к тебе ничего нет. И что все, что ты вроде как чувствуешь к нему – это просто бред. Это просто увлечение героем фильма. Это сказка, миф… Ничего нет. Это просто временное помешательство, которое пройдет с исчезновением из нашей жизни Роберта.
«Ведь, он твой друг», - пронеслось в голове. – «Я дороже, чем друг?»
- Роб уедет на очередную съемку, и ты забудешь его. Да он мой друг, мы видимся иногда… Но все забудется. Мы будем счастливы… - Том медленно подошел ко мне, пока я пыталась переварить все, что он мне сейчас сказал и взял за руки, слегка приподнимая меня.
Я встала и заглянула в его глаза. Боже, Том… Что ты наделал? Ты сломал наши жизни… или ты наоборот хотел все спасти… Я ничего не понимаю… А Роберт? Почему он так ведет себя, почему он идет на поводу у тебя?
- А Роб? – Вылетело у меня.
- Роб… - Задумчиво произнес Том, будто еще соображая, что я должна услышать в ответ. Что мне можно говорить.
- Говори, черт побери! – Крикнула я и всплеснула руками.
- Роберт сказал, что обязательно поговорит с тобой. Что он верит в нашу пару и хочет нам счастья. Мы его друзья и он рад за нас. – Беззаботно произнес Том.
- Я ненавижу вас. Я ненавижу вас всех! – Кричала я, размахивая руками. – Вы… Что вы делаете?... – Последние слова эхом фарфоровой ванной отдались у меня в голове и я хлопнув дверь, оставила Тома наедине с мылом и мочалками….


 
Nurochka
Дата: Четверг, 14.07.2011, 14:15 | Сообщение # 80
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
***

Вторник… Девятый день в Лондоне…
Том и я пытаемся держать нейтралитет и думаем, что все, как-то само собой наладиться в скором времени… Я на это уже не надеюсь… Хотя…
Сегодня был прекрасный солнечный день, который я провела одна в размышлениях… Я бродила по Сохо…
Сидела в кафетерии и смотрела на поток людей мерно плывущих по своим делам… Сходила в кино и посмотрела какой-то старый английский фильм… А потом просто сидела на площади Пикадилли ела пирожное с заварным кремом и рассматривала статую ангела христианского милосердия, более известного как Эрос…Разглядывала неоновые витражи реклам и людей все так же спешащих по своим делам…
Несколько раз звонил телефон… Это был опять незнакомы номер…
Я долго разглагольствовала с тишиной по-русски, пока мне это не надоело…
Я почему-то думала, что это Роберт… Но абонент, который звонил с этого номера по нескольку раз в день – все время молчал…
И даже «камасутра для животных» от К. Чуковского не заставила его хоть раз усмехнуться:
- Волки на кобыле, львы в автомобиле, - цитировала я по-русски. – Зайчики в трамвайчике, жаба на метле. А слониха, вся дрожа…
Рядом со мной усмехнулся парень, оказалось русский из Саратова…
А абонент так и молчал, конечно ведь Роб не понимает по-русски… Но все равно каждый раз я говорила тишине в трубке:
- Я скучаю по тебе. Пока…

***

Среда… Десятый день в Лондоне…
Я сидела на диване перед телевизором и глотала слезы, которые текли нескончаемым потоком… Слезы умиления и несбыточной мечты…
Я смотрела фильм. Мой любимый романтический фильм «Отпуск по обмену». И хотя мне не очень нравилась «уточка» Кэмерон Диас, я все равно каждый раз рыдала, когда Джуд Лоу признавался ей в любви…
Вот и сейчас я рыдала, позабыв о том, что через несколько минут в квартиру вломится разгоряченная толпа парней, которые договорились провести время у нас за телевизионным просмотром какого-то футбольного матча…
Я вытирала мокрый, наверняка, красный нос, когда дверь открылась, и на пороге появился… Роберт, … а за ним Маркус, Бобби, Сэм, Ричард и позади всех входил Том…
Парни остолбенели не в силах что-либо произнести…
Наверно, я и правда не важно выглядела… Том что-то оживленно объяснял Ричарду, своему младшему брату, и закруглился на полуслове…
- Детка…
Я вскочила с дивана, закрывая лицо ладонями, и пошлепала в кухню:
- Простите.
Я видела, как дернулся Роб и сердце затрепыхалось.
- Простите, ребят. – Выглянула я с кухни. – Я просто смотрела мелодраму. – И я улыбнулась. Том уже обнимал и целовал меня.
- Детка, что случилось? – Переживал он. Слава Богу, ребята отмерли и зашумели, рассаживаясь в комнате.
- Я же объяснила. Я смотрела фильм и просто распереживалась. Все хорошо, Том. Иди к ребятам. – Я стала выпроваживать его. – Иди. Включайте спортивный канал, а я сейчас сварю креветки и принесу чипсы…
- Настя…
- Все хорошо. – Я проводила его до дивана, а сама, бросив быстрый взгляд на Роберта, побрела назад. Он все это время не сводил с меня глаз. Неужели переживает? Не верю…
Достав креветки из холодильника, я налила воду в кастрюльку и стала ждать, когда она закипит, высыпая в это время в стеклянную чашку чипсы из огромного пакета…
За спиной я услышала шаги…
- Привет. – Меня обдало холодом. Я повернулась и поставила чашку с чипсами на кухонный стеклянный стол.
- Привет. – Ответила я и отвернулась к кастрюле с водой. Я схватилась за столешницу нижних тумбочек, боясь упасть от нахлынувшего отчаянья и жалости.
Роберт подошел очень близко… Он всегда подходит слишком близко… нарушая чужое личное пространство…
Его холодные пальцы коснулись моих побелевших костяшек…
- Я заставляю тебя нервничать? – Спросил он, раздувая волосы у меня на затылке.
- Нет. С чего ты взял? – Непринужденно отвечала я, хотя внутри бушевал ураган…
- Настя… - Он выдохнул мне в волосы, и волна прохлады прокатилась по спине и назад. Он уткнулся лбом мне в затылок, и мне казалось, я могу простоять так вечно. Ну зачем? Зачем он мучает и себя и меня? Я же вижу?.. И Лиззи… И Мишель… Для чего это все? Роберт? Тебя же тянет ко мне… Что ты делаешь?
Сейчас, даже Кристен была бессильна… Хотя нет. Она пара, а я… Я простушка…
Этого было достаточно, чтобы прийти в себя…
- Для тебя я Стася. – Выдохнула я, борясь с наваждением по имени Роберт Паттинсон. Я повернулась к нему лицом, чтобы видеть глаза. Его зрачки были такими большими и темными, что почти закрывали собой радужку серо-голубого цвета.
- Почему? – Усмехнулся он, сделав шаг назад и выпустив меня из плена своих рук. Роберт почувствовал себя неуютно и скованно, видя мой гнев или злость. Он прошелся рукой по волосам, и спрятал свои руки в карманы синих джинс.
- Потому что для друзей я Стася. – Отчеканила я.
- Прекрасно. – Бросил он, опираясь своей пятой точкой на стул, стоявший позади него. – Опять твои игры?
- Нет больше никаких игр, Роберт. – Я взяла пакет с креветками, надрезала ножом край и аккуратно высыпала содержимое в кастрюлю, спиной чувствуя, как Роберт пилит меня взглядом.
- Тогда, что такое было там, когда ты сбежала с балкона? Месть? – Обиженно произнес он.
- Я слишком слаба, чтобы мстить. – Я повернулась к нему лицом и надменно посмотрела в его глаза… - Скорее, это ты мстишь своей мисс Стюарт.
Ноздри Роберта начали раздуваться, а губы искривила гримаса злобы и отчаянья. Он в один шаг оказался рядом со мной и схватил за плечи:
- Ты сумасшедшая. Я тебе все сказал про Кристен. Между нами ничего нет.
Мы несколько секунд сверлили друг друга глазами.
- Люди, между которыми ничего нет, не звонят в час ночи на другой континент.
- У тебя железная логика… - Бессильно выпалил Роб, все еще сжимая мои плечи, словно, тисками. – Она звонила поговорить о роли. – Он слегка ослабил хватку и, осторожно касаясь пальцами предплечий, проскользил ими вдоль руки, спускаясь к ладоням. Он мял мои маленькие пальчики, и все время смотрел в глаза. – Просто поговорить, а ты…
- Что у вас тут происходит? – Том улыбался шире обычного, пытаясь скрыть свою ревность и злобу.
Мы с Робертом шарахнулись друг от друга, словно нас ударило током.
- Я отнесу чипсы. – Сказал Роб и, схватив чашку со стола, поторопился в гостиную.
- Ты вроде бы хотел забрать пиво, - усмехнувшись, напомнил Том, но Роберта уже не было. – Ладно, я возьму пиво.
Он вытащил из холодильника две упаковки пива и тоже исчез за кухонной перегородкой…
Мне было тошно…
Я переделала все, что могла…
Я читала книгу, слушала музыку, мыла посуду, пила кофе…И все время ловила на себе взгляды Роба… Тяжелые, пристальные тягучие взгляды, говорящие только об одном, что его решение дается ему слишком тяжело, но отступить он не может…
Том… Мне хотелось его убить и за время матча я даже смогла придумать парочку способов, как бы это можно было устроить… Но… Но он был прав, пытаясь сохранить то, что есть…Хотя и так неумело и грубо…
Не в силах больше выносить эту напряженную, густую и тягучую тишину, я схватила свои вещи и направилась в ванную переодеваться.
Нет, конечно, тишины не было - работал телевизор и ребята иногда вскрикивали, болея за какую-то команду. Но Роб… Он был молчалив и сдержан… и от этого мне становилось только хуже…
Я надела джинсовую юбку, выше колена, черную футболку и поверх нее нацепила еще белую майку-алкоголичку. Утеплилась, так сказать…
- Куда ты собралась? – Строго спросил Том, когда я появилась в гостиной.
- Хочу прогуляться. – Ответила я. – Ты против?
- Уже девять. – Возразил он. – Там темно.
- Я хочу гулять. – Я пыталась вытащить из под курток парней свой блейзер, когда одна из них свалилась, и из нее что-то выкатилось.
Черт! Это же матрешка из дома Клер… Интересно кто такой клептоман? Я обернулась на парней… Некоторые из них тоже смотрели на меня. Я быстро повесила куртку назад, взяла блейзер, зажала в руке матрешку и со словами:
- Развлекайтесь.
Вышла из квартиры.
Оказавшись на улице я вздохнула сырой лондонский воздух и побрела вправо по улице к небольшому бару, где можно было утром выпить кофе с тостом, а вечером пропустить стаканчик другой рома или коньяка.
«И когда это у меня вошло в привычку выпивать одной?» - Думала я. – «Хотя, так редко, получается, поговорить с хорошим человеком, особенно с собой»
Я улыбнулась и прибавила шаг…

***

Мне снился сон…
Я точно знаю, что это был сон… Потому что наяву таки сказки не приключаются…
Я была принцессой… Такой в бальном платье с красивыми завитками волос, как у Золушки, мать ее… И я ждала своего принца на балконе… И смотрела вдаль…
Он скакал там на белой лошадке с гривой уложенной в косу и перевязанной голубой ленточкой… Он скакал ко мне…
Но какой-то плохой мужчина, с голубыми, как васильки в поле глазами в тюрбане и сером плаще стал тянуть меня в замок, говоря о том, что это не мой принц и что я полная дура, раз жду именно его…
Я сопротивлялась, как могла, но мужик все тянул и тянул…
И вот я уже видела, что принц скачет возле дверей замка, а мужик все не отпускает и тогда я со всего размаха, даже платье не помешало, врезаю ему по яйцам и прыгаю вниз…
***

Я вскочила, очнувшись в чьей-то мягкой и уютной кровати…
Я поморгала несколько раз глазами и огляделась…
Я не у Тома… Это точно… Огромное зеркало, окна во всю стену… Так-так… И как я оказалась у Лиззи?
Я встала и прошла в ванную. Кошмар… Я чудовище… Я похожа на мужика из фильма «пила», точнее на эту маску… Черт! Зачем я так напилась?
А… Я вспомнила… Там в баре был парень из Саратова. Оказывается он приехал сюда учить язык и жил недалеко от этого бара. Ну мы с ним и накирялись… Зато хоть не одна…
Потом помню Роберта… Он уводил меня из бара… А потом Лиззи… ее лицо я не забуду… ну а потом эта мягкая кроватка и сон… Боже, какой паршивый сон… Интересно, принц меня поймал? Или я мимо свалилась?..
Я приняла душ. Почистила пальцем зубы. Вы так делали? Признайтесь, все так делали…
И вышла из комнаты Лиз в гостиную.
Гостиная была такой же шикарной, как и спальня. В пастельных тонах, все было гармонично и стильно. Большой мягкий диван с приставной секцией, два кресла, обтянутые льном в цвет оконных штор, пушистый ворсистый ковер, напротив дивана горка из дерева, обработанного под цвет персикового мрамора. И даже телевизор был в цвет стен – бежевый. Шик…
Как не странно вместо моей милой подруги меня встретил Роберт, мирно сопящий на диване, свернувшийся в три погибели, сложивший руки под щекой и шевелящий губами. Он был в сексуальных белых трусах в горошек, в тех самых, в которых я лицезрела его в первый раз… он был милый и трогательный и мне хотелось его обнять…
Я усмехнулась и накрыла его простыней, которая валялась рядом с диваном, а сама направилась в кухню, проверить, нет ли там чего вкусненького.
Кухня, для меня это было уже не странно была огромной, с варочной панелью в центре кухни и огромной вытяжкой над ней. Все было выполнено в стиле старинных пабов. Дерево и камень… Часть столешницы проходила вдоль окна и заменяла стол, возле которого стояли высокие барные стулья…
Я насыпала кофе в кофеварку и включила ее. Потом поджарила тосты и налила на двоих сок… Всю эту красоту я поставила напротив окна…
- У тебя хорошо получается хозяйничать в чужой кухне. – Иронизировал Роб, он был в одних джинсах. Я смутилась и перевела взгляд с него на стакан с соком. - Настя… - Он ткнулся виском в стенку холодильника и топил в океане своего взгляда…
- Стася… - Уточнила я.
- Окей. Стася. Зачем ты все это делаешь? – Все так же изучая меня, спросил Роб.
- Что? Завтрак? – Язвительно заметила я.
- Ты знаешь, о чем я. – Он начал медленно приближаться ко мне.
- Нет, не знаю. – Я пыталась уйти от ответа. Но бежать собственно было некуда. Да я и не хотела. Я слишком устала от этих бесконечных игр и взглядов. От этих потерь себя и связи с реальным миром… От давления со стороны Тома и Лиззи… Я устала от себя… От Роберта и его проницательных глаз…
- Не играй со мной. – На его шее висел мой кулон, только теперь цепочка была заменена на какой-то кожаный шнурок. Он что издевается надо мной?
- И ты не играй. – Я нервничала, не зная, куда деть свои руки. Я хваталась за столешницу и складывала их на груди, потом опять опускала и поправляла стакан с соком…
Он подошел слишком близко… Я могла дотянуться до его груди, потрогать его горячую кожу, ощутить его тепло…Вдохнуть его настоящий запах…
Глаза опустились ниже… И мне стало стыдно за свои мысли… Мне очень нравился его живот, накаченный к съемкам и дорожка волос, уходящая куда-то вниз… о чем сейчас я думать была совсем не должна…
К лицу прилила кровь, и щеки горели огнем, а руки дрожали…
Роберт смотрел на меня, одетую в майку-алкоголичку, без бюстгальтера, и короткую джинсовую юбку. Мне казалось, что мои соски могут прорвать ткань этой злосчастной майки…
Я подняла глаза и задохнулась в пучине его взгляда, он был такой тягучий и манящий такой сладостно обманчивый и зовущий…
- Роберт…- Вырвалось у меня что-то похожее на стон. – Скажи мне… - Просила я. – Скажи мне это! Черт тебя побери! – Я была не лучше Тома.
- Что? – Удивился Роб и сконфуженно сложил руки на груди, словно прикрывая свое пространство.
- Черт! Не закрывайся от меня. – Бессильно бросила я. – Скажи мне, наконец, эти чертовы слова!
- Стася… - Он развернулся и пошел прочь из кухни. Что же у него там с мозгами? Неужели ему дороже дружба, чем я? Я больше не могла терпеть. Все я готова. Я поднимаю белый флаг… Пожалуйста Роб… Возьми меня в плен… Я хочу быть в твоем плену… Всегда… Вечно…
Я догнала его в гостиной, он надевал рубашку, медленно застегивая пуговицы.
Я схватила его за руку и резко развернула к себе.
- Посмотри на меня. – Он поднял глаза. И в них была боль и усталость… - Неужели ты будешь все отрицать. Неужели, ты скажешь, что все это бред, Роб. Неужели, ты не видишь, что нас тянет друг другу, нас просто трясет и мотает, словно самолет в воздушных ямах, когда мы рядом. Ты считаешь, что это все просто так, что мы должны остаться друзьями и забыть все, что чувствуем рядом друг с другом?
- Да. – Хрипло прошептал он и опустил глаза.
- Зачем тогда ты носишь это? – Я подняла руку и коснулась его шеи, Роб вздрогнул… Я взяла в руку кожаный шнурок и, проскользив по нему пальцами, вытащила кулон из-под рубашки. – Тогда объясни что это?
Роб облизал пересохшие губы и подняв руки расстегнул застежку на шее.
- Прости. – Он втянул щеки и его ноздри расширились, дыша глубже и чаще. – Я должен был отдать это раньше. – Он взял мою руку и вложил в нее кулон, смотря мне в глаза. – Я правда… Мне не чего тебе сказать…
У меня по щека потекли слезы… Но я совсем не чувствовала их… Я изо все сил пыталась бороться с той болью в груди, которая просто раздирала меня на части…
Роберт обулся, схватил куртку и направился к двери.
- Роберт! – Крикнула я. – Что мне еще сделать? Я люблю тебя… Мне ничего не надо… Я просто хочу, чтобы ты знал это. Просто знал и все… Я люблю тебя… Слышишь?!
Он остановился возле двери, и я видела, как сжались его кулаки. Он обернулся.
- Я уеду. Я не останусь с Томом. Я уеду и не вернусь. Я сменю номер телефона, уеду в другой город… И ты… Ты больше никогда не сможешь услышать мой голос… Не сможешь послать мне смс… Не сможешь отправить сонет… Я исчезну из твоей жизни навсегда… Ты хочешь этого? – Он молчал. – Черт! Роберт! Сколько же в тебе выдержки! Я больше так не могу! Забирай свой кулон и эту чертову матрешку. Маньяк-клептоман!
Я бросила их вместе в его сторону и они, попав ему в спину, отрекошетили и упали на пол.
А я, просто обессилев, скатилась по рядом стоящему креслу на пол и, ткнувшись в его мягкий подлокотник, стала плакать…


 
ЭмилияКаллен
Дата: Вторник, 26.07.2011, 23:31 | Сообщение # 81
Сумерки - все! И никто не поспорит!
Группа: Проверенные
Сообщений: 502
Награды: 18
Репутация: 483
Статус: Offline

Отличия:
блинн)) ну я как всегда жду продолжения)) мне так жалко Стасю.... долго ещё Роб будет её мучать она ему уже во всем призналась все рассказала....а он.....девочки все мужики козлы (ну кроме моего) happy

Пешком по Вселенной
 
Nurochka
Дата: Вторник, 30.08.2011, 17:12 | Сообщение # 82
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Глава 26. Как в первый раз…

Должно быть потому на берегу
топчусь я в недоверии к судьбе,
что в тайне сам себя я берегу
от разочарования в себе.
И. Губерман.


Почему мы влюбляемся? Как это происходит? Когда мы начинаем понимать, что без этого такого далекого и совсем тебе непонятного мужчины ты не можешь прожить и дня? Когда ты просыпаешься каждое утро, и первая мысль, которая приходит в твой только что проснувшийся мозг и пытается начать шевелить твои находящиеся в отключке серые клеточки бывает: а что сейчас делает он? Когда ты просто видишь его и уже всеми нервными окончаниями чувствуешь, что он твой, что он не может быть чьим-то другим. Когда ты прикасаешься к нему и тысячами бабочек или маленьких пичужек ты разлетаешься на части и паришь, паришь, паришь… Что это? Что такое любовь?
Это риторический вопрос. Как «быть или не быть» или «а зачем»…
Но кто знает, что такое любовь?
Счастье или горе? Смех или слезы? Воодушевление или сплошная депрессия? Эйфория или боль? Черт! Где же он ответ на все эти вопросы? Где?
Мне хотелось спросить об этом небеса. Но я знала, что даже Вселенная не способна ответить мне на них.
Просто, как сказал один мой знакомый, на вопрос: «Почему так?» Просто: «Потому что». И с этим не поспоришь… Мы не выбираем, кого любить, а кого нет… Мы просто любим и все…
И сейчас сидя на полу и размышляя об этом, я пришла к выводу, что не любить его я просто не смогу. Даже, если он будет далеко и я смогу смотреть на него только на экране моего ноутбука, я все равно буду любить его… И мне не важно, что он не может мне ничего предложить взамен… Скажете это сложно? Да. Мы самые больные из всех люди, любящие без ответа… Любящие и не просящие взамен ничего, хотя порой надеющиеся хотя бы на поцелуй… мы сумасшедшие, которых не кому ни понять… и которых хочется пожалеть…
Да… Но теперь он знает, что я его люблю… Просто знает это. И мне от этого легче и одновременно сложнее… Да, сложно сказать люблю, но потом становиться еще хуже, когда ты не слышишь эти же слова в ответ… И тебе кажется, что Вселенная посмеялась над тобой, сведя тебя с любимым, но не дав возможности ощутить его любовь…
Я все еще пыталась привести в норму свое дыхание, после моих рыданий…
Я не слышала Роберта, но знала, что он еще здесь. По крайней мере, дверь квартиры не открывалась и не закрывалась…
Я боялась подняться и посмотреть в его глаза. Я боялась того, что будет сейчас, что будет потом. Я боялась всего и больше всего себя самой, я казалась себе сумасшедшей шизофреничкой, преследующей объект своего вожделения…
Говорят, если ты чего-то не можешь добиться, то надо просто все это отпустить и дать Вселенной решить все за тебя… Но тогда как же утверждение, что надо стремиться к своей цели? А какова была моя цель? И цель ли это была?...
Хм… как всегда бывает в таких ситуациях, когда ты что-то пытаешься решить для себя, происходит что-то типа такого…
Звонил мой сотовый. Черт! Я даже не могла сегодня найти свой бюстгальтер, что уж говорить о телефоне…
Интересно, кто меня раздевал? Надеюсь, это была Лиззи или я сама. Хотя какая теперь разница…
Я осторожно поднялась с пола и растерла слезы по щекам.
Роб стоял возле двери, прислонившись спиной к ней и опустив голову. Его взгляд смотрел куда-то в пол. И что он там такого рассматривает? Наверное, замысловатый рисунок ламината…
Услышав мою возню, он поднял голову и посмотрел в глаза, я улыбнулась…
Его взгляд не мыл таким милым и в нем не было ни намека на улыбку. Роберту было тяжело, без сомнения тяжелее меня, но это ничего не могло уже изменить. Его океанская пучина поглощала меня все глубже заставляя задыхаться и по новой испытывать всю ту боль, которую я пыталась выпустить из себя вместе со слезами… Роберт…
- Твоя сумка здесь. – Наконец, выдавил он, поднимая сумку с пола и выпрямляясь сам.
- Уху… - Это было все, на что я была способна. Я, как зомби, двигалась навстречу ему… Роберт держал мою серую огромную сумку и ждал. Я думала, что напряжение между нами немного рассеялось, но сейчас я понимала, что ошибалась и Muse, надрывающиеся в телефоне, были только в подтверждение этому:
Это могло, могло быть неправильно, но лучше было бы наоборот.
Это могло, могло быть неправильно, позволить нашим сердцам зажечься.
Это могло, могло быть неправильно, мы роем себе яму?
Это могло, могло быть неправильно, это неподвластно нашему контролю.
Это могло, могло быть неправильно, это не продлилось бы долго.
Это могло, могло быть неправильно, необходимо быстро стереть это.
Это могло, могло быть неправильно, а могло быть и наоборот...
Это могло, могло быть неправильно...


Меня просто колотило от этого, я смотрела в его глаза наполненные болью и не могла ничего сделать, океан моей любви поглотил нас… Поглотил нас навсегда, навечно… И это не могло поддаться нашему разуму… Не могло остановить, то что уже безвозвратно поглощало и бросало нас в руки друг другу…
Я схватилась за сумку, чтобы не потерять равновесие и не упасть, расстегнула молнию и пыталась нащупать телефон, но все на чем могла я сейчас сосредоточиться – это было биение моего измотанного сердца… Я подняла глаза… И Muse рвали сердце:

Любовь - вот наше сопротивление!
Они будут держать нас порознь и не прекратят ломать нас.
Держи меня!
Наши губы должны всегда быть сомкнуты

Живя в страхе,
Я буду ждать тысячи лет
Просто, чтобы увидеть твою улыбку.
Прекрати молиться ради любви и мира:
Ты разбудишь стражей мысли.
Мы не можем спрятать правду внутри себя.


Наконец, я схватила телефон и отбросила сумку в сторону. Я смотрела Роберту в глаза и доставала аппарат из чехла…
- Том… - Сказала я ему и натужно улыбнулась.
- Не отвечай. – Просил Роб
Я нажала на «ответ» и поднесла трубку к уху.
Черт! Том! Я совсем про тебя забыла… А ведь ты наверняка беспокоился, как же…
- Том… - Прохрипела я в трубку, все еще борясь с всхлипами.
- Детка. – Услышала я его грудной голос. – У тебя все хорошо?
- Да, Том. Я у Лиззи.
- Я знаю, дорогая. Она звонила мне вчера. – Объяснялся он, хотя это должна была делать сейчас я.
Роберт прислонился спиной к двери и наблюдал за мной…
- Том, мне срочно нужно с тобой поговорить. – Выпалила я. – Это очень важно.
Я наблюдала за Робертом, он напрягся и сжал кулаки, желваки на его лице пришли в движение, кадык вздымался и опускался слишком часто и он обхватил себя руками…
- Что за срочность? – Удивился Том. – Что-то случилось?
- Да, случилось. Я должна тебе кое-что сказать.
Роберт бросил на меня взгляд полный мучительной просьбы и отречения…
- Приезжай и поговорим. Поторопись, иначе не застанешь меня. – Беспокоился Том. – Я тоже должен тебе что-то сказать.
Я уже хотела все сказать в телефон, когда Роберт шагнул ко мне и резким движением вырвал его из рук. Я пыталась подпрыгнуть и дотянуться до телефона, который был в его власти, сжимаемый правой рукой у него над головой.
- Хватит. – Только и сказал он, и, нажав на выключение, отбросил телефон, попав в нутро сумки.
Я колотила его по груди, говоря о том, что он не может так поступать. Но у меня не было сил на то, чтобы на самом деле нанести ему сильный удар. Я только видела, как падает его куртка на пол и как его прохладные руки касаются моего лица… Он нежно держал его в своих руках и всматривался в мои глаза, а я постепенно задыхалась, тонув в пучине океанского шторма… Он гладил большими пальцами мой подбородок и губы, а я целовала их…
Когда не было больше не сил, ни воли, ни выдержки – Роберт уткнулся лбом в мой и прошептал:
- Я больше не могу…
И я поцеловала его… Так же легко, как тогда на балконе… Легко и вскользь, будто крадя последний поцелуй…
Но… Но он вовсе не отпустил меня… Он тоже поцеловал в ответ. И этот поцелуй не был легким и воздушным… Он был тягучим, долгим, сжигающе-страстным, дурманящим и бросающим на самое дно океана, откуда, даже, если у тебя есть спасательный круг, ты никогда не выберешься…
Мне казалось, что я лечу в какую-то пропасть, что я в невесомости и у меня во всем теле «образовалась такая приятная гибкость»…
А Роберт продолжал целовать жадно, со всей мужской напористостью, будто доказывая самому себе, что вот, вот от чего ты отказывался… Возьми все, что ты можешь взять… Возьми, наслаждайся, запомни… Он целовал долго и мучительно невыносимо, я, кажется, совсем забыла о реальности и сама отдавалась этому поцелую. Я отвечала ему с такой же пылкостью и самоотдачей… Его глаза из-за полуопущенных ресниц были затуманены страстью… И мои подозреваю тоже… Я вся отдалась его власти…
Он целовал шею, зарывался в волосах, шептал мне в ухо, что не может без меня… Что просто сойдет с ума… Чтобы я так не поступала с ним… У меня подкашивались ноги и сводило судорогой низ живота… Я хваталась руками за его спину, ласкала его плечи, сжимала в руках его непослушные волосы, гладила родинки на его шее… Я совсем перегнулась под его напором, и Роберт, шагнув вперед, прижал меня к стене холла, к шершавой ребристой стене… Которая на секунду давала прийти в себя, а потом опять пучина и… сладостная мука…
Его руки блуждали по моему телу. А его губы сводили с ума, заставляя трепетать каждую клетку моего серого вещества… Он гладил спину, сжимал мои ягодицы, становясь неуправляемым и сексуально-необузданным… Я понимала, чем это все может закончиться, но сама была не в состоянии остановиться… Лучше так… Пусть так… Раз… И потом…
Я взяла его за руку, слегка успокаивая и нежно продвигаясь по ней пальцами вверх и вниз, не разрывая поцелуя и задыхаясь от его настойчивого и горячего языка…
Наши пальцы сплелись, и он поднял мою руку над головой, прижимая ее к стене, тоже он сделал и со второй, а потом осторожно стал двигаться, касаясь легонько уже горячими подушками пальцем к моей коже, вниз по руке, доходя до подмышечной впадины и касаясь груди…
- Ааа… - Выдохнула я.
Я запустила руки ему в волосы, пытаясь сравнить их с шелком или легким шифоном, и стараясь запомнить это чувство… Неужели, я больше не увижу его? Не почувствую, то как чувствую себя сейчас?... Боже, мой… Роберт…
- Я сошел с ума… - Выдохнул Роберт в мое ухо, и холодок пробежал по спине, судорогой отдаваясь во всем теле.
Его руки пытались приподнять мою майку, а мои старались нащупать пуговицы на его джинсах… Боже, что я делаю?...
Он ласкал и сжимал своими длинными изящными пальцами мою ничем не защищенную кожу, и от этого я все дальше удалялась от реальности… Но она, как всегда, спешила о себе напомнить. Домофон названивал уже повторно, когда Роб выругался:
- Дерьмо… - Он отпустил мои горящие губы, но не вытащил руку из-под майки. Его губы искривились в улыбке, сладостной и довольной и он поцеловал меня в кончик носа, стараясь немного прийти в себя и восстановить дыхание… Потом он дотянулся до кнопки домофона и сказал:
- Кто там?!
В потрескивающем динамике были отчетливо слышны высокие нотки Лиззи…
- Черт! Я долго буду здесь торчать! Открывайте быстро дверь! – Злилась она.
Роберт открыл ей дверь и вернулся ко мне, целуя щеки и глаза.
Именно вот этой минуты, мне хватило, чтобы немного одуматься и решиться на то, на что я решилась некоторое время назад. Точнее я должна была поехать к Тому и сказать, что уезжаю навсегда, что не люблю его и что все это бессмысленно. Бессмысленно жить на одной территории людям, которые не хотят быть вместе. Точнее я не хочу этого…
Я попыталась вырваться из рук Роберта. Он ничего не понимал, смотря на меня, словно выброшенный на мостовую котенок… Он пытался справиться со всеми чувствами сразу, а я, я сама запуталась в них дальше некуда…
Но я была полна решимости. Я сама боялась того, что я решила, того, что я не смогу оправдать надежды, того, что я окажусь не той, которая нужна Роберту. Мне было страшно и меня трясло, хотя возможно это было совсем не от страха…
- Что ты делаешь? – Спрашивал он, хватая меня за руки.
- Еду к Тому. – Спокойно, на сколько было возможно, ответила я. Ведь я должна поговорить, должна все сказать…
- Ты издеваешься? – В горечах бросил Роб. – Опять игра?!
- Нет больше игр, Роберт. – Я заглянула ему в глаза и испугалась того, что там увидела. Возможно, я сама боялась услышать от него все эти слова, потому что так долго в это не верила, и опять пыталась сбежать с поля битвы…
- Тогда почему пытаешься сбежать? – Он как-то весь поник и засунул руки в карманы, его огромные зрачки говорили о том, что он еще не готов справиться с тем наваждением, которое было несколько минут назад…- Разве ни этого ты хотела?
- Нет. Я не могу так… Я не сбегаю… – А сама, пользуясь его замешательством, схватила висевший на крючке блейзер, сумку и, открыв дверь, выпрыгнула в реальность…
Я как бешеная бежала по лестнице, спускаясь вниз, стараясь убежать от того, чего я так сильно хотела и, сейчас, так сильно боялась…
Мне вдруг подумалось, а что дальше? И стало так страшно… Что дальше? Что будет со мной и с ним дальше? Как мы сможем так жить? А может быть и он так же думал, когда отказывался от меня? Как же поздно я это поняла… Но я понимала его, а это было самое главное… Я понимала его, а он меня… Мы были как половинки одного целого, которые никак не могли воссоединиться…
Я обернулась, услышав шаги…
- Стой, Стася! – Просил он, и несколькими шагами подпрыгнув ко мне, удержал за плечо. – Подожди… - Он прошелся языком по пересохшим алым от поцелуев губам и схватился второй рукой за перила в подъезде…
- Что у вас тут происходит? – Возмущалась Лиз, поднимаясь к нам.
- Ничего. – Ответили мы в один голос.
- Отпусти меня. – Цыкнула я.
Роберт отпустил, и я понеслась вниз.
- Роб, что происходит? Что ты опять натворил?! – Возмущалась Лиззи.
- Не сейчас Лиз, - бросил он, и я услышала приближающиеся шаги.
- Придурки, сумасшедшие! – Крикнула нам Лиз сверху. – Могли бы хоть дверь в квартиру закрыть. Сами не знают, что им надо!
- Прости! – Крикнула я ей и тут же Роб опять нагнал меня, когда я тянулась к кнопке, открывающей дверь подъезда. Сигнал запищал, и я вытащила Роберта за собой на улицу. Мы стояли в небольшом дворике дома Лиззи, где вокруг нас были постриженные деревца барбариса и клены, шурша своими широкими листьями.
Роберт дернул меня за руку, и я оказалась в его объятиях, таких крепких и таких желанных.
- Не беги. – Срываясь на шепот, говорил он, раздувая непослушные волосы с моего лба. Я немного успокоилась и подняла голову, чтобы снова окунуться в его тягучий взгляд… - Не беги от меня. Потому что я больше не могу бегать. Я не могу без тебя. Я сошел с ума… Я потерял остатки разума тогда, когда нес тебя из гостиной у нас дома до кровати. Когда просто прикоснулся к тебе так мило заснувшей в кресле. Когда первый раз вдохнул аромат твоих духов, накрыл тебя пледом и коснулся щеки легким поцелуем… - Я сглотнула, ощущая нарастающий комок в горле и слабость в ногах. Роберт ослабил свою хватку и взял меня за руки. Перебирая своими руками мои маленькие пальчики и, стараясь собраться с мыслями, он опять посмотрел мне в глаза. Его проницательный и таинственный взгляд убивал тяжело и сладостно. – И хотя я такой придурок, гребанный британец до мозга костей… Я не могу справиться с собой и быть сдержанным, когда ты рядом. – Многословный ты мой. Когда же ты скажешь это? – Настя…Я люблю тебя. Люблю…- Второе слово прозвучало обреченно и бессильно. - Я никого никогда так не любил, как тебя… Черт! Нет! Не так… Я вообще никого не любил до тебя, я вообще не знал, что это такое каждый день просыпаться с чьим-то именем на губах. Каждый день думать о ком-то другом, вспоминать последнюю встречу, вспоминать глубину твоих глаз, зовущую обманчивость твоих губ… Я не знаю, что еще сказать… Я болею тобой… И эта болезнь называется – любовь. - Его глаза смотрели на меня, но он был так смущен и беспомощен, что я просто обняла его, положив голову на грудь…
- Просто, повтори эти слова еще раз. – Попросила я.
И он прошептал мне в макушку:
- Я люблю тебя, Настя…
- Я тоже люблю тебя, Роберт…
Из окна какой-то квартиры полилась музыкаVan Morrison
Мы посмотрели друг на друга и слились в долгожданном поцелуе…


 
Nurochka
Дата: Вторник, 30.08.2011, 17:12 | Сообщение # 83
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
***

Мы ехали в такси и держались за руки, как влюбленные, которые только недавно признались друг другу во всем. Но это на самом деле и так…
Мы не разговаривали, а просто смотрели друг на друга и улыбались, словно на нас обоих упала бетонная плита и мы можем теперь только улыбаться…
Теперь не было просто меня, теперь были мы… И мы ехали к Тому, чтобы покаяться и рассказать ему все, о чем он так долго подозревал, но не хотел этого признавать.
Машина остановилась, и Роберт, расплатившись с водителем, подал мне руку, помогая выйти на улицу.
Я обратила внимание, что от подъезда отъехало еще одно такси, но тут же мой взгляд вернулся к Роберту, который смотрел на меня, говоря:
- Все будет хорошо. Мы справимся. – Он коснулся моей щеки и взял меня под затылок, а потом поцеловал, нежно, томно и красиво…
Я прервала поцелуй, напомнив о том, для чего мы здесь.
И потом, я почему-то вдруг испугалась за то, что нас могут сфотографировать паппараци. И почему именно сейчас я вспомнила о них? Наверное, только сейчас я поняла, как я дорожу Робертом. Дорожу всем, что с ним связано. Мне не было жаль себя, мне хотелось спасти его… Спасти от ненужных вопросов, от непонимания людей, от злых и завистливых поклонников, от его менеджеров, агентов… от всего мира…
Он взял меня за руку, и мы вошли с ним в подъезд, нашего с Томом современного и холодного гнездышка…
Но Тома в квартире не оказалось… Зато на столике возле дивана лежала записка:

«Стася, я долго ждал тебя, но времени не было. Телефон у тебя не отвечает. Забыла зарядить, как всегда?
Я улетаю в Нью-Йорк со своим агентом, у меня там встреча с режиссером нового фильма, роль в котором мне предлагают.
Жаль, что не получилось поговорить и что не смогу проводить тебя. Но зато я тебя встречу, когда ты приедешь. Только предупреди меня звонком.
Попроси Лиззи или ее брата (сначала брат было зачеркнуто, а потом написано опять) проводить тебя. Стараюсь доверять тебе и ему.
Я люблю тебя. Целую. Том.»

Роб направился в кухню, выпить чего-нибудь прохладительного. Я слышала, как он открывает холодильник, пока читала еще раз записку Тома.
Бедный Том…
Я плохая… Так не поступают с мужчиной, который ко мне так хорошо относится… Но что делать, если я люблю другого? Всегда приходится выбирать в жизни. И как важно сделать правильный, верный выбор… Внутри все еще червоточил мелкий червяк-козявка, который заставлял сомневаться в решении, которое я приняла и которое заставила принять Роберта.
Я прошла в кухню и, уткнувшись виском в холодную стеклянную стену, посмотрела на него, наслаждающегося холодным кофейным напитком … Мне захотелось облизать его сладкие губы, захотелось просто накинуться на него, разорвать одежду и сделать это здесь, на кухне… Наверное, это было написано в моем взгляде, потому что Роберт тут же поставил банку на стол и подошел ко мне.
- Том, уехал в Нью-Йорк со своим агентом, - показывая на листок бумаги, сказала я. – Придется поговорить с ним позже. Разорвать отношения по телефону – это жестоко.
- Ты права. – Ответил Роб, но его уже это не волновало. Его волновала я.
Он опять заключил меня в объятия и стал целовать, с каждым новым вздохом усиливая напряжение между нами, заставляя нас отключиться от реальности и провалиться в черную дыру нашего притяжения и страсти…
На секунду он отстранился, я не понимая, хлопала ресницами и смотрела в его глаза. А он ухмылялся уголками губ:
- Иногда, я думаю… - Он немного смутился, говоря это. – Это глупо, но я скажу. – Он опять смущенно улыбнулся и прошелся рукой по волосам. – Иногда я задаю вопрос создателю. – Я фыркнула от смеха и зажала рот рукой. – Ну вот, ты смеешься.
- Нет-нет. Я больше не буду. – Я взяла его лицо в ладони и посмотрела в глаза. – Продолжай.
Его глаза отказывались смотреть на меня, они искали точку опоры у меня на подбородке, под полуопущенными ресницами…
- Так вот. Я спрашиваю, почему он создал тебя такой красивой и привлекательной?
- И что он тебе отвечает? – Все еще сдерживая улыбку, спросила я.
Роб пожал плечами.
- Он молчит. – Он посмотрел на меня и улыбнулся.
- Зато я знаю, почему он сделал меня такой глупой. – Выпалила я.
- Ты не глупая… - начал было говорить Роберт, но я его остановила, приложив к губам указательный палец.
- Так ты хочешь узнать, почему он сделал меня глупой? – шутливо спросила я.
Роберт усмехнулся и заговорщически подмигнул мне:
- По-моему, я подозреваю.
- Да, он сделал меня глупой, чтобы я могла любить тебя. – Я нежно смотрела ему в глаза, а он улыбался одной из своих «вампирских» усмешек. – А вот занимаясь тобой, он явно перестарался… - Роб засмеялся в голос. Я смутилась. – Я хотела сказать…
- Не надо, Настя, не продолжай. Уже и так смешно.
- Я не то… - Но Роберт не дал мне договорить, покрывая мое лицо и губы поцелуями.
И мы снова пустились в эту гонку, доставляющую друг другу незабываемое блаженство и фейерверк удовольствий.
Поцелуи Роберта становились все более глубокими и настойчивыми, руки хотели большего, глаза закатывались от всепоглощающего желания, и я постепенно тоже отдавалась этим чувствам…
Роберт расстегнул большую пуговицу моего блейзера, и он плавно спустился по моим рукам на пол… Он старался поцеловать каждый миллиметр моей кожи, начиная от приводящей меня в восторг, точке за ухом и заканчивая моими чувствительными ключицами… Я пыталась обхватить его широкую спину, целовала его плечо, покусывая и царапая его, как дикая пантера… Целовала его в шею, шептала ему на ухо, как я хочу его, как мне хорошо рядом с ним…
Роберт поднял мои руки и стянул с меня майку, освобождая грудь… Мои соски просто просили о том, чтобы он прикоснулся к ним… Роберт задохнулся от увиденного и дрожащими руками нежно прикасался к ним, заставляя и меня вздрагивать от каждого прикосновения…
Мы совсем сошли с ума от желания и страсти накрывающих нас опять… Мы были львом и львицей в безграничной степи далеких стран… Мы целовались пытаясь насытиться соей добычей - всласть, впрок, надолго…
Мы жадно глотали воздух и опять набрасывались друг на друга, словном в этом только и было наше спасение, которого мы так долго ждали…
Задохнувшись от всего этого мы на мгновение разорвали поцелуй, и Роберт подхватил меня на руки, я обняла его за шею и стала покусывать мочку уха… Он только довольно ухмылялся и тяжело дышал…
Положив меня на кровать, он навалился сверху, прижимаясь пахом к моему животу, и я, наконец, почувствовала его горячее непреодолимое желание… Волна возбуждения прокатилась по моей спине, и я, откинув голову назад, зажмурила глаза…
Но он ко мне не прикасался…
Я открыла глаза и первое, что бросилось мне в глаза, было фото на прикроватной тумбочке… Я и Том… Счастливые лица обоих на фоне озера в Огайо… Черт!
Я вытянула руки вперед и остановила Роберта, который собирался продолжить нашу звериную необузданную игру…
- Я что-то сделал не так?... – Задыхаясь и переходя на хрип, беспокоился он.
- Нет… Просто… Просто я не могу здесь… - Я покосилась на фото и он тоже последовал за моими глазами.
- Окей. – Сказал, наконец, он, протягивая мне руку. – Пошли отсюда. – Его ладони были горячими, со лба скатилась капелька пота… Я провела по его лбу рукой и поцеловала его в ямочку на подбородке…
- Мы с тобой, как бомжи… - Усмехнулась я.
- Хуже… - Заливаясь краской и приподнимая уголки губ, ответил он. А потом подхватил рукой под затылок и с жадностью поцеловал меня в губы. – Я люблю тебя… - Освобождаясь от поцелуя шептал он, обжигая мою щеку своим горячим и сбившимся дыханием…
- Я тоже люблю… - Мои слова заглушала его широкая грудь…

***

Я открыла ключом дверь квартиры Паттинсонов и прислушивалась к шорохам. Но в квартире была тишина.
Я оставила в холле свою обувь и прошлепала на кухню. Там налив себе полный стакан воды, я наслаждалась ее приятной прохладой.
Хотя я не чувствовала жары… Или чувствовала?.. Сказать точно я не могла, потому что все чувства во мне смешались… Я могла чувствовать жар, а через пять минут меня колотило мелкой дрожью от осознания того, что вот-вот и Роберт станет моим, а я его… Эти мысли сводили меня с ума… Я заводилась только от того, что просто представляла, что это случится скоро, сегодня, что мы будем, наконец, вместе… неразделимы и счастливы… или нет? А вдруг я сделаю что-то не так? Вдруг я не понравлюсь ему? А вдруг… Я не успела додумать, потому что в дверь уже звонили… Я нажала кнопку домофона.
- Это я. – Прохрипел Роберт в трубку.
- Открываю. - Игриво прощебетала я. Почему-то вспомнились Звери
Мы решили отправиться на разных такси, так как Роб заприметил парочку не местных автомобилей с затемненными окнами возле подъезда Тома и предположил, что это могут быть фотографы… Начинается… Как же трудно любить того, о ком мечтала не только я… Но я все равно люблю…
Я открыла дверь квартиры и стала ждать его, прислонившись к косяку… Он бежал по ступеням, как мальчишка, которому сказали, что он получит новую машинку, если сейчас же прибежит домой… Он был такой счастливый… Роберт… Ты сводишь меня с ума… И я могу посоревноваться с тобой не только в езде на машине, но и еще в количестве потерянных серых клеток, которые убегают от меня с каждым появлением и прикосновением тебя ко мне.
- Я скучал… - Сбивчиво, то ли прорычал, то ли прошептал он.
- И я… - Смущаясь и опуская глаза, ответила я.
Роберт обхватил меня за талию и вместе со мной шагнул в квартиру, закрывая другой рукой дверь.
- Теперь мы одни и никто нам не может помешать. – Как бы успокаивая нас сказал он. А я чувствовала, как подрагивают его руки у меня на пояснице. Я и сама вся дрожала… - Ты дрожишь?
- Немного. Я волнуюсь… - Я решила сказать правду, чтобы он понял, что я чувствую.
- Хм… Я тоже немного волнуюсь… - Сказал он и нежно поцеловал. Его губы были сладковато-горькими от табачного дыма, мне хотелось забрать и запомнить этот вкус, о котором я могла только мечтать, когда представляла его себе в грезах несколько месяцев назад…
И опять мы тонули в наших ощущения, словно принимая вместе один и тот же «сорт героина»… Утопая в ощущения и покидая реальность навсегда, навечно…
Его горячие губы были настойчивыми и сладкими, они звали… звали провалиться в Бермудский треугольник нашей любви и остаться там… остаться там надолго… на ночь на две… на три… дольше…
Роберт стаскивал с меня все тот же блейзер, прислонял меня к стене и жадно целовал в губы, шею, плечо, ключицы…
Я пыталась расстегнуть его рубашку, но руки совсем не слушались меня… Мы смотрели друг на друга и смеялись, он помогал мне справиться с этими чертовыми пуговицами, улыбаясь и теряясь в моих глазах… Наши руки дрожали, наши ноги подгибались, но мы все равно пускались в эту погоню за удовольствием и страстью… Мы хотели получить все, все без остатка… Насладиться и опять погнаться за ней…
Я толкнула Роберта к противоположной стене коридора и стала целовать его грудь, он запускал руки мне в волосы и закатывал глаза, все время повторяя, что любит меня…
Я двигалась от груди к его животу и дотронулась рукой до той дорожки волос, которая как магнитом притягивала мой взгляд и руки…
Роб схватил мою руку, и сказал хрипло:
- Подожди…
- Что? – Задыхалась я и искала ответ у него в глазах, смотря на него снизу вверх.
- Поднимись, - он тянул меня за руку вверх. - Мы слишком торопимся…
- Я не понимаю… - Сказала обиженно я.
Он поцеловал меня в лоб.
- Я боюсь, что все закончится слишком быстро. Мы слишком завели друг друга…
- Разве это плохо? – Не понимала я.
- Для меня да. – Ответил он и поцеловал в губы.
- Но…
- Пошли, - сказал он и, схватив меня за руку, потянул на кухню. – Надо выпить и слегка расслабиться.
- Роберт, ты хочешь пьяным заниматься со мной любовью? – Разозлилась я.
- Не злись. Но тебе тоже надо расслабиться. Ты вся дрожишь… - Он посадил меня на стул и достал из холодильника открытую бутылку вина. – Надеюсь, мама будет не против.
- Я не буду пить. – Надулась я. – Я хочу тебя, а не вино.
- Милая, - он сел передо мной на корточки, держа оной рукой бутылку вина, а другой приподнимая мой подбородок и заглядывая мне в глаза. – Я хочу этого больше, чем ты… Поверь мне… Настя… - Он опустил глаза. – Черт… - Он поставил на пол вино и стал целовать меня снова… А я отвечала ему… Когда поцелуй стал уносить наши серые клетки далеко и надолго, Роб подхватил меня под ягодицы и пересадил на стол… Я судорожно пыталась стащить с него рубашку, освобождая его от этих оков…Он оказался между моих ног и придвигался все ближе и ближе, стараясь не разорвать поцелуя… Его спина покрылась испариной, его руки были горячими, как его язык и губы… А я могла только дрожать и задыхаться в его сильных и таких «изящных» руках…
И мы снова уносились с ним в пучину океанских волн, в тягучую тьму нереальности, в степь ко львам и на небеса к звездам и так любящей нас Вселенной…
Боже… Боже… Боже…
Это все о чем я могла сейчас думать… Или нет? Даааа….
Роберт стащил с меня футболку, которую я надела, когда переодевалась у Тома, и осторожно опустил меня на стол спиной. Он провел рукой от шеи, по линии между грудей к моему животу и стал расстегивать мои джинсы.
- Зачем ты их надела? – Шутливо спросил он.
- Чтобы ты помучился. – Так же ответила я и тоже потянулась к застежке его джинс…
- Ты нереальная… - Выдохнул он, и молния подалась его неуклюжим пальцам.
Я смогла только улыбнуться в ответ. Я поднялась к нему и стала целовать его грудь и плечи, все время пытаясь запомнить его запах и жар его кожи… Словно, боясь, что я больше никогда не смогу это почувствовать, словно это в последний раз, словно, мы сейчас живем, а завтра нас не будет, но потом на небесах я обязательна должна буду помнить все, что сейчас испытываю и чувствую… все без остатка… все до самого последнего волоска на его теле… О, Боже… Если б он только знал о чем я думаю. Я точно беспробудная идиотка…
Роберт держал меня за плечи и целовал в подбородок, прокладывая дорожку страстных поцелуев к ямочке между ключиц и двигаясь ниже к груди. Я держалась за стол и сжимала его край до боли в костяшках, которая помогала не поглотить меня этой пучине и оставаться здесь с моей мечтой как можно дольше…
Он отодвинул чашечку бюстгальтера и освободил мою грудь… Я задрожала еще сильнее, когда он прикоснулся к моему соску языком. Я вцепилась теперь в его спину и чувствовала, как оставляю следы на его спине…
- Полегче… - Прошептал он, не отпуская грудь.
- Прости… - Выдохнула я и ослабила хватку.
Роб запустил одну руку мне в волосы и подхватил под затылок, укладывая меня на стол и опускаясь вместе со мной… Я обхватила его ногами вокруг пояснице, пытаясь быть еще ближе к нему… Я чувствовала кожей живота его горячее желание, через ткань джинс… Я хотела и ждала его… Я пыталась ногами стащить с него эти тугие джинсы… И кто, черт побери придумал эту одежду…
- Я согласен с тобой… - Простонал Роб мне в шею. Боже, неужели я сказала это вслух…
Роберт пытался стянуть с меня джинсы… Я выгнула спину к нему навстречу, когда он целовал мой живот, лаская языком мой узкий пупок…
- Сынок?! – Услышали мы из холла. – Дорогой я дома! Я купила твои любимые рогалики.
- Вот дерьмо! – Простонал Роб…
Мы смеялись смотря друг на друга и понимая, что сегодня не наш день…

Ну а вот эта Песенка общий саундтрек к главе.


 
Nurochka
Дата: Вторник, 30.08.2011, 17:16 | Сообщение # 84
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Глава 27. Так бывает только в сказке. Часть 1.

Любовь – не жалобный стон далекой скрипки, а торжествующий скрип кроватных пружин.
Сидни Перлмен.


- Роберт, ты дома? – Повторила свой вопрос Клер.
- Да, мам. – Роб отстранился от меня и стал, как ненормальный натягивать на меня обратно мои джинсы, но я легонько толкнула его, показывая жестами, что ему не мешало бы натянуть свои.
Мы давились от смеха, сдерживая себя… Роберт подтягивал джинсы и застегивал пуговицы и все время лукаво улыбался…
Он поднял с пола свою рубашку и протянул ее мне:
- Надень.
- Хорошо, - я соскочила со стола, застегивая молнию джинс, а он, схватив бутылку вина и бокалы, стал подталкивать меня к гостиной.
- Что ты делаешь на кухне? – Клер была уже близко.
- Быстрей-быстрей. – Шептал Роб.
Я на ходу напяливала рубашку и пыталась попасть пуговицей в петлю.
- Просто завяжи ее на поясе. – Нервничал он и продолжал подталкивать. Мы медленно, но верно продвигались в гостиную к дивану.
- Не нервничай.
- Быстрее. Мама уже в кухне.
Мы плюхнулись на диван, Роберт разлил вино в бокалы и протянул один мне, и тут появилась Клер, заглядывая в темную гостиную:
- Оу…Пф… Привет. Что вы тут делаете?
Роберт схватил пульт от телевизора, который был под его великолепной задницей и, нажав на красную кнопку, провозгласил:
- Телевизор смотрим.
Клер на секунду скрылась в кухне, а потом опять появилась.
Вот сейчас, внимание… ее лицо не предвещало ничего серьезного…
Мы оба смотрели на нее, перегнувшись через спинку дивана, не понимая, почему она давится от смеха… Мы медленно развернулись к экрану и, с секунду помолчав, тоже стали смеяться, как ненормальные.
Это был любимый канал Ричарда – Animal Planet…
А на экране резвились милые пузатенькие носороги, занимаясь любовью…
Роб смеялся в голос, сложившись в три погибели и почти скатившись с дивана…
Я… У меня чуть не пошло носом вино, которое я пыталась пригубить, когда вошла Клер… Но я, все-таки, смогла его проглотить.
- Не буду вам мешать. – Задыхаясь от смеха, Клер скрылась в кухне. – Кстати, рогаликов никто не хочет?.. – Намек Клер был понят, и мы опять загоготали…
Я думала о том, что у нас сегодня просто мега-супер-пупер неудачный день… Или наоборот… Кто ж его знает… Роберт, наконец-то, признался мне… Я призналась ему… Мы были счастливы и нам было все равно, что у нас ничего не получилось. Ну или почти все равно…
Роберт, слегка успокоившись, придвинулся ко мне и прошептал на ухо:
- Я думаю, наша прелюдия была лучше. – Я посмотрела на него, и мы улыбнулись друг другу. Роб закусил нижнюю губу и загадочно прищурился…
- У нас это было красивее. – Добавила я и поцеловала его в плечо. Он все еще оставался по пояс голым. И в голове вертелась только одна мысль: «А что же думает об этом Клер?» А вы подумали, какая мысль?
Она, конечно, радовалась за сына. Без сомнений. Ведь Роб сейчас выглядел таким счастливым. Неужели это я так на него влияю? А ведь еще вчера… все было так запутано…
И как он вообще появился в кафе? Как Том допустил такое? Или Том об этом ничего не знает? Надо обязательно спросить об этом Роберта.
Мне было немного неловко. Неловко от того, что Клер знала обо мне с Томом, неловко от того, что мы сидели в темноте, неловко от того, что Роберт без рубашки и самое главное от того, что мои вещи валяются где-то там в коридоре… И Клер, наверняка, их видела, и, наверняка она так громко кричала нам, что уже все поняла и… Черт! Как же мне…
- Я тебя люблю… - Услышала я шепот в ухе и маленький чмок. Я повернулась и заглянула ему в глаза. Они светились. Светились ярко искрясь в свете плазмы, висящей напротив нас.
- Носороги… - Усмехнулась я. – Надо выпить за носорогов.
Роберт поддержал, чокаясь с моим бокалом.
- О чем ты задумалась? – Наморщив лоб, забеспокоился он.
Я смутилась:
- Забудь.
- Настя…
Ну вот, начинается. Знаете, самый глупый вопрос, который друг другу задают влюбленные с регулярной постоянностью это: «О чем ты думаешь? Или о чем задумалась?» Может, ты просто думаешь о том, что завтра надо покрасить ногти или выложить мясо из холодильника, чтобы приготовить гуляш, о том, что то платье на девушке в Сохо было очень симпатичным, если бы ни этот ее поясок, или о том, что на Лиз джинсы из Zara смотрятся лучше, чем на мне...
А вот это создание, которое так мило беспокоится рядом, уже напридумывало себе невесть что…
- Я думала… - На самом деле хотелось придумать что-то и не говорить правды, но… - Я думала о Клер. Думаю, она меня немного ненавидит…
У Роберта округлились глаза.
- И с чего вдруг родился такой вывод?
- Ммм… Я же вроде с Томом… И вдруг я здесь… И я была причиной твоей грусти и все такое… Клер ведь знала, что я тебе нравлюсь? – Я развернулась к нему лицом и подложила себе под попу левую ступню.
- Мама… Да, мама знает все… - Он взглянул на меня и, опустив глаза, уставился на журнал, лежавший на столе. – Она не держит на тебя зла. Думаю, она наоборот рада, что ты сейчас здесь.
- Рада… - Повторила неуверенно я. - И что же она знает? – Меня так смешил Роберт маменькин-сынок, прелесть. Маменькин-сынок маньяк-клептоман. Просто чудо…
- Я… У нас был разговор, после того, как ты выбежала тогда из квартиры и бросила мне, что ненавидишь… Потому что я так разозлился, на самом деле. – Он взглянул на меня, и я почувствовала то, что он мог почувствовать тогда. Ведь там тогда так много всего произошло: ангелочки, танцы в баре, поцелуй, его злость, ревность к семье… - Мама никак не могла понять причин моей злости. Она уговаривала меня побежать за тобой. А я просто сгорал от ревности и от непонимания себя. Я совсем не понимал того, что я хочу и что мне нужно. Я был таким придурком. – Мне, казалось, я так давно хотела услышать его объяснения, что сейчас мне на самом деле было не важно, что и как получилось. Было важно только то, что он здесь со мной, что он держит меня за руку и говорит со мной. И я знаю, что он любит меня. Но Роберт продолжал. Он хотел, чтобы между нами больше никогда не было недосказанности и чтобы мы всегда говорили то, что чувствуем и думаем. – Я отказывался бежать, злился на себя, злился на них, на тебя, на Тома. Ведь я знал, что если хоть кто-то из нас побежит за тобой, ты только будешь беситься от этого еще больше и вообще никогда больше не приедешь.
- Вообще-то, из тебя плохой психолог. – Пригубив вино, возразила я. Роб повернул голову и вскинул брови в удивлении.
- Что ты имеешь в виду? – Не понимал он, морща лоб и облизывая губы. О Боже, зачем он их так облизывает…
- Кхм… - Я прочистила горло. – Знаешь, - я посмотрела на него и, усмехнувшись самой себе, продолжила. – Я сидела там на последней ступеньке в подъезде минут десять и все ждала, что за мной все же кто-нибудь спустится. Я думала, что ты, все-таки, не так сильно на меня разозлился за то, что я обозвала тебя придурком. И я тогда видела раскаянье в твоих глазах за все, что ты сказал. И я ждала, что ты сейчас что-то скажешь такое…
Роберт весь сжался и прошелся рукой по волосам. Потом посмотрел на меня, словно, раскаиваясь в каком-то преступлении и сложил руки на груди.
- Настя… Черт! Я идиот… - Он действительно переживал. Я придвинулась ближе и обняла его, положив ему на плечо голову. Он вытер свои ладони, проводя ими по коленям. – Я тогда хотел все выдать тебе, рассказать, что сам не знаю, что со мной происходит. Что ты мне нравишься, что меня грызет внутри червяк ревности и злости на вас с Томом. Но я не мог, я ничего не мог тебе предложить и вообще не мог поверить в то, что я могу быть тебе небезразличен, а ты можешь заинтересоваться мной. Я видел, что между тобой и Томом что-то происходит, и меня это ужасно бесило и раздражало. И первое время я вообще не мог понять, почему меня это так мучает. Почему меня так колбасит и торкает рядом с тобой. Почему мне все время хочется смотреть на тебя, ловить каждый твой взгляд, касаться тебя легко и незаметно, слышать твой голос… А ты…
- А я не помнила даже поцелуя… – Выдохнула я.
- Я думал, что ты специально играла с нами. С Томом и со мной. Что хотела, чтобы я сам признался. Что вот я такой… актер… Черт! – Он опять выругался. – Вобщем, я сейчас опять скажу глупость. Но это то, что я думал тогда. – Он повернулся ко мне и поцеловал в лоб. А я в ответ поцеловала его обнаженное плечо. – Я думал, ты специально это сделала. Я думал, может, ты подозреваешь о моем отношении к тебе. И просто проверяешь меня, я не думал, что ты поцелуешь меня. Я сначала так испугался…
Я подняла голову, и Роберт повернулся ко мне, наши носы коснулись друг друга. Он был таким непосредственным сейчас и смущенным, словно его заставили признаться в том, что он стащил самую красивую в мире машинку в магазине игрушек и ни за что не хотел ее возвращать.
- Чего ты испугался? – Нежно спросила я и прикоснулась к его губам.
Он ответил на поцелуй и снова опустил взгляд на стол. А я смотрела на его профиль, и сердце трепыхалось в груди, и мне хотелось просто прижаться сейчас к Роберту и не слушать никаких объяснений, а просто быть с ним…
- Испугался самого себя. Я думал о том, что грезил, что представлял себе поцелуй с тобой. И когда ты прикоснулась ко мне губами… Я не знаю… Я такого никогда не чувствовал раньше. Это было всем… Я просто хотел слиться с тобой, чтобы ощутить то насколько ты можешь быть близка. Не знаю. Я думаю, просто я никогда не испытывал ничего подобного…Это было, как говорят французы «поцелуй душ»…
- Роберт… - Он повернулся на мой голос и коснулся губами моих. А я уже запустила свои руки ему в волосы и отвечала ему. Роб обхватил мои плечи и стал жадно и страстно целовать меня… И чувствовала, что ничего вокруг нас больше не существует, что есть только мы… Но я как всегда ошибалась…
- У кого-то звонит телефон! - Крикнула Клер из кухни.
Роберт не отпускал меня, но поцелуй мы прервали.
- Это наверняка мой. – Прошептала я ему в губы.
- Я принесу. – Досадливо сказал он и, поцеловав в щеку, поднялся с дивана.
- Роб, - позвала я, когда он уже был в дверях гостиной. Он повернулся ко мне. – Принеси мою футболку и блейзер.
- Хорошо, - сказал он и улыбнулся.
Я уставилась на экран…
Внутри у меня было миллион вопросов к нему. Я хотела знать все. Когда он понял, что я ему нравлюсь, как все это переживал, как реагировал на то, что я не отвечаю на звонки. Мне хотелось объяснить все ему, сказать, что я так переживала, что я думала о том, как забыть его, как бороться с тем, что нас поглотило. Я хотела знать его ближе и хотела, чтобы он узнал меня.
Мне было так хорошо сейчас. Просто сидеть и знать, что тебя любит тот, кого любишь ты. Просто знать это. Ведь я ни на что не надеялась еще с утра… Я так боялась того, что я уеду, и все рухнет. Или, что я навсегда останусь с Томом, что буду жить с ним, изображая счастье. Только потому, что я так буду ближе к Роберту, и хоть, иногда, буду ловить его взгляд… Неужели это все сейчас со мной происходит?
Я услышала шаги, и в кресло присела Клер с пустым бокалом в руках:
- Не нальешь мне вина.
- Да, конечно. – Ответила я и опустила глаза. Мне было неловко посмотреть на нее. Ведь, она все знала. Боже, как же она наверно ненавидела меня, когда передавала этот конверт с сонетом…
- Настя, - позвала она, и я посмотрела ей несмело в глаза, наполняя бокал. – Я не держу зла на тебя. Наоборот, я должна благодарить тебя за то, что… Знаешь, Роберт впервые за эту неделю, что он здесь, улыбается и не сидит с гитарой в своей комнате. И мы обе знаем почему…
- Клер, я… - Сейчас, я не знала, что сказать и ответить. Мне просто хотелось верить, что я на самом деле делаю Роберта счастливым, а он то же самое делает для меня. – Мне неловко, ведь вы знаете про Тома…
- Дорогая, - она была так добра ко мне. – Я думаю, вы справитесь с этим.
- Надеюсь…
- Настя, вот твоя сумка. – Это был Роб. Он был в футболке. Слава Богу. И он немного растерялся, увидев Клер, сидящей в кресле и тут же спрятал за спину мои вещи. – Мама…
- Я решила выпить с вами вина.
- Хорошо, - ответил Роб и боком стал двигаться вдоль дивана, скрывая за спиной футболку и пиджак.
Я привстала с дивана и взяла у него сумку.
- Пойду, посмотрю, как там на кухне. – Заторопилась Клер. Какая она все-таки милая… И напоминает мою маму.
- Мам? – Окликнул ее Роб. – Настя останется сегодня у нас. – Решительно ставил в известность он Клер. Я все напряглась, чувствуя, как краска заливает щеки. Ох, кА мне стыдно… Роб, что ты делаешь? – Ты приготовишь для нее кровать в комнате Лиз?
Я немного расслабилась. Стараясь найти в дебрях своей сумки мой телефон.
- Да. – Ответила Клер. – Конечно.
Роберт сел на диван рядом со мной и протянул мои вещи.
- Кто звонил? – Спросил он, заглядывая в мой телефон, когда я просматривала звонки.
- Роберт. – Сказала я и щелкнула его по носу. Он надулся. – Это Лиззи. Надо ей перезвонить, она, наверное, тоже волнуется за тебя…




Сообщение отредактировал Nurochka - Вторник, 30.08.2011, 17:18
 
Nurochka
Дата: Вторник, 30.08.2011, 17:16 | Сообщение # 85
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
***
Я сидела на кровати в бывшей комнате Лиззи и переваривала все события сегодняшнего дня…
Неужели, это правда? Я все еще не могла поверить в то, что все это происходит со мной. В то, что Роберт сказал мне…
«Я болею тобой», - сказал он. Господи, Роб. Ты даже не знаешь, как давно я тобой болею. Ты все для меня, моя душа, мое сердце, мой воздух, мой день, моя ночь… Ты все, если нет тебя, мне, кажется, нет и меня…
Я улыбнулась, вспоминая: «гребанный британец до мозга костей». Роберт, как же долго ты мучил нас. Зачем? Ведь все уже давно кто-то сверху решил за нас, решил уже тогда, когда я летела в самолете в Лондон, в свой первый раз. Решил тогда, когда я поддавшись глупому порыву понеслась в Барнс искать твой дом… это все было просто неизбежно… неизбежно притягательно… Мы как плюс и минус, которые все время тянутся друг к другу и когда они соприкасаются, они просто поглощают друг друга… Я хочу чтобы ты поглотил меня… И никогда, слышишь никогда не отпускал меня…
В дверь постучали.
- Это я, - услышала я его голос за дверью. Я улыбнулась сама себе, поправила футболку, которую Роберт дал мне для сна и сказала:
- Входи.
Ручка повернулась, и я увидела смущенного Роберта. Он был такой милый в серых шортах ниже колена и белой майке без рукавов с сырыми волосами, явно после душа.
- Привет. – Сказал он, словно пробирался в святая святых какой-нибудь монашки.
- Привет. – Я смущалась не меньше его, потому что пока не знала, зачем он решил навестить меня, на ночь глядя.
- Я пришел поцеловать тебя на ночь. – Он прикрыл дверь и повернулся ко мне.
- Я чувствую себя маленькой девочкой, которой папа пришел пожелать доброй ночи и прочесть сказку.
Он усмехнулся и присел на край кровати:
- Не против?
- Роб, ты уже сел. – Он был такой смешной и такой трогательный, мне просто хотелось расцеловать его и сказать, что я люблю его. Но я почему-то боялась сделать это сейчас, когда мы были более расслаблены… или нет? Тогда надо просто поговорить, чтобы расслабиться.
- Так ты позволишь мне тебя поцеловать? – Спросил Роб, вот глупец… Да, я только мечтаю об этом…
Я закивала головой в знак согласия. И тоже смутилась под его взглядом.
Не знаю, мы мне напоминали влюбленную парочку, которая ничего абсолютно не знает, и у нас никогда не было никаких отношений. И мы боимся всего, не зная, что ждать друг от друга. И еще каждый боялся сам себя, потому как нам давно уже хотелось раствориться друг в друге и просто быть еще ближе и познать последнее, что мы еще не можем – то, как мы сможем любить друг друга.
Роберт привстал с кровати и прошелся рукой по мокрым волосам, несколько капелек с его головы упали на мягкий плед. Он смущенно улыбнулся.
- Роберт, - позвала его я. Он приподнял брови и вытянул губы. – В последний раз, когда ты ко мне сюда приходил, ты был более решительным.
Он ухмыльнулся…
- В последний раз, когда я приходил, я не был еще влюбленным по уши придурком. – Он присел у изголовья кровати рядом со мной и придвинулся так близко, насколько только было возможно. – И ты тогда смотрела на меня совсем другими глазами.
- Словно собачка на кость. – Он фыркнул. - Ой, подожди, нет, ты тогда сказал, что я смотрю на тебя, как на картину Пикассо. – Он взял меня за руку. – А теперь?
Роберт поднял глаза и улыбнулся, скривив губы.
- Теперь… Теперь я просто тону в твоем взгляде… - и он поднял мою руку и дотронулся ей до своей небритой щеки.
- Да, и тогда это была просто проверка. – Роб напрягся и сжал мою ладонь.
- Настя…
- Ты вед сам об этом говорил. – Упрекнула его я.
Он покосился на меня и стал мять в своих руках мою ладонь.
- Там все не так просто было. – Усмехнулся он.
- Что не просто? – Я секунду помолчала, складывая головоломку своих догадок, пока Роб хитро улыбался и не поднимал глаз. – Так это все ты сам задумал? Ты все рассказал Нику, чтобы он начал все эти проверки? И ФБР? Роб ты действительно мнительный «гребанный британец». Ведь вы же могли просто все узнать без меня? И я никакой информации нигде не рассказывала о вас? Ты просто сам хотел меня еще раз увидеть?
Он поднял на меня глаза и, раскаиваясь, улыбнулся.
- Я не знал, как тебя еще раз увидеть и вообще не хотел признаваться себе, что ты уже что-то значишь для меня. Поэтому я придумал все это для всех. И потом я не знал о тебе ничего, а Лиззи не понимала, почему я интересуюсь. Она уговаривала наладить отношения с Крис. А я хотел узнать побольше о тебе…
- Роберт, ты сумасшедший. Ты знаешь это?
Он закивал головой.
- Подожди. – Он посмотрел на меня. – Так у вас все-таки были отношения с Кристен? Ты ведь говорил все игра.
Он замялся, решая, что ответить. Я видела, как он борется с собой, чтобы сказать правду. Он посмотрел на дверь…
- Роберт… Ты сам сказал, чтобы не было недосказанности. – Напомнила я.
- Окей. – Наконец, сказал он. – Да мы были какое-то время вместе с Кристен. После съемок «Затмения». Месяцев пять. И тот разговор с тобой. – Он потер переносицу и покосился на меня. – Был правдой. Я… Настя, я не знаю… Черт! Неужели, это тебя так интересует? – Он поцеловал прохладные пальцы моей руки.
- Роб, - Я повернулась и хитро улыбнулась ему. – Это интересует не только меня, это интересует по меньшей мере полмира… Все фанаты Саги озадачены этим вопросом… Пресса, паппараци, посетители сайтов, посвященных «Сумеркам»… - Я осторожно освободила свою руку из его и, перевернувшись, легла на живот, приподняв и скрестив ноги. Я уперлась локтями в матрас и положила на них подбородок, ожидая историю.
- Глупая… - Ухмыльнулся он, приподнимая уголки губ и смотря в окно. – Мне не важно, чем интересуется полмира… - Он пристально посмотрел в мои глаза, в очередной раз давая утонуть в их пучине. – Я все тебе сказал. Все было… Но это была другая жизнь… Жизнь без света и тепла, которое ты излучаешь. И если бы не ты… - Он опустил глаза, все еще оставляя немного приватным свое личное пространство, которое так тяжело открыть перед человеком, который становится тебе близок. Я понимала это, поэтому решила больше не напоминать ему о Крис. – Лучше скажи, кто был тот парень, с которым ты так мило болтала и смеялась на своем родном языке?
Я рассмеялась. Он меня ревнует… Так мило… И ждет ответа, словно в нем заключена какая-то тайна.
- Просто знакомый. – Кокетливо ответила я и опустила глаза, разглядывая его волосатые коленки.
- Хм… Просто знакомый? – Похоже, его этот ответ не совсем устроил. – И где же ты с ним познакомилась? Вы болтали как старые приятели, напивались вместе и очень хорошо проводили время.
- Ну… - Я прикидывалась, что не понимаю намеков Роба, а он, похоже, начинал заводиться и злиться.
- Настя, просто скажи, что это за чурбан был и все. – Выпалил он. – Пожалуйста, давай без игр. Когда я что-то не знаю, меня это очень сильно напрягает.
- Я тоже кое-чего не знаю. – Оправдывалась я.
- Чего же? – Удивился Роб, скрестив ноги и руки.
- Как ты там очутился. Ты был у Тома. Вы смотрели футбол…
- Хорошо. Если я скажу тебе это, ты мне поведаешь тайну вашего знакомства с этим парнем? – Не унимался он.
- Да и еще я хочу знать, как я оказалась голой в постели Лиззи. – Он загадочно улыбнулся. – Только не говори, что это был ты?
- Нет. Ты разделась сама. – С сожалением ответил он.
А я выдохнула с облегчением. Все-таки пьяная женщина – это не лучшее зрелище. И потом в тот момент ничего было не ясно. И мне было стыдно, что я опять чего-то не помню. Но мой мозг, как губка старался запомнить только то, что было нужно ему и выбросить из головы все то, что могло бы меня огорчить. Хотя тот поцелуй у черного входа в бар… Я бы не хотела его забывать…
-Так что?
- Что? – Повторил Роб.
- Как ты оказался в баре? – Повторила я вопрос.
- Лиззи. – Улыбнулся он. – Ты позвонила Лиззи и попросила за тобой приехать, чтобы не возвращаться в тот день к Тому. Ты сказала ей, что вы повздорили, и ты бы с радостью переночевала у нее. – Я посмотрела в его глаза. Они говорили за Роба. Говорили о том, что он готов заботиться обо мне и что он очень благодарен своей сестре за все. – Она просто позвонила мне и так сказать выдала все карты.
- Что ты сказал ребятам? – Задала я своевременный вопрос.
- Сказал, что сестре нужна помощь. Извинился и ушел.
- А Том?
- Давай не будем сейчас разговаривать о Томе. – Роберт слегка напрягся. – И я…
- Хорошо Роберт. – Я чувствовала горечь и понимала его. Понимала, что это больной «мозоль», на который пока наступать не стоит. Не время…
Он улыбнулся и, наклонившись, поцеловал меня. Легко и воздушно, а я приготовилась к более пылкому поцелую… И лежала с закрытыми глазами, когда Роберт стал продолжать рассказ:
- Я вышел из дома и направился в бар, - я раздосадовано открыла глаза. - Который находился метрах в двухстах. Милое местечко, кстати. Я заказал себе пива и куриные крылышки. И смотрел на то, как ты флиртуешь и напиваешься с незнакомым парнем. Нет. Я действительно не понимаю женщин… - Я улыбнулась. – Вы болтали. Громко смеялись. Вы разговаривали на русском?
- Да, - призналась я. – Мы травили анекдоты.
- Анекдоты? – Роб удивился, приподнимая брови, а потом непосредственно рассмеялся. – Анекдоты. Это я там был анекдотом.
- Да уж. – Я ехидно улыбнулась. – Мне чуть плохо не стало, когда я увидела тебя, подходящим к столу.
- Охотно верю. – Сыронизировал он. А я ткнула его кулаком в бедро. – Ай. – Он погрозил мне пальцем.
- Я была не очень пьяна.
- Нет-Нет. – Смеялся Роб. – Не считая того, что ты говорила всякие глупости. И не хотела идти со мной.
- Я тебя ненавидела, Роб. – Он погрустнел и стал щелкать пальцами, изредка кидая на меня сожалеющие взгляды. – Ты просто сводил меня с ума. Ты вроде бы не говорил «нет», но и не сказал «да». Я вся измучилась от этого.
- Прости, Sunny. – Я удивилась, приподняв брови. – Ты моя sunny girl. Ты светишь, и этот свет помогает мне выбрать правильную дорогу в жизни. То мое солнечное настроение и свет моей жизни.
- Да ты романтик… - На этих словах Роб фыркнул. А потом, нагнувшись ко мне, перевернул меня на спину и оказался сверху. – Роб это менее романтично, чем твои объяснения, - язвила я задыхаясь от наваливающегося… Вобщем просто задыхаясь от всего… От его присутствия, от чувств, которые он во мне пробуждал, от того, что мне так хотелось, но я боялась сказать это вслух…
Одной рукой он держал меня за талию, а второй упирался в матрас, стараясь держать весь свой вес на коленях и одной руке. Наши ступни соприкасались…
- Я гребанный британец до мозга и костей… И если ты сейчас же не скажешь, кто был тот человек… - Он закатил глаза, придумывая мне наказание. – Я кое-что с тобой сделаю. – Выдал, наконец, он.
- Неужели, а я уж после сегодняшнего дня думала, это вообще не произойдет. – Он засмеялся и сел между моих ног на колени. – Что? – Неуверенно спросила я и приподнялась на локтях.
- Женщины… - Усмехался он уголками губ и проводя руками по волосам. – Вопрос в том, что вы более ненасытны, чем мы. Хотя… Мужчин обвиняют в этом открыто, а женщины остаются всегда в стороне, будто они к этому вопросу совсем не имеют отношения. – Он протянул мне руку, и я приподнялась, сев напротив него и сложив ноги по-турецки. Мне стало неловко. – Ты действительно хочешь сделать это сейчас и здесь?
Я пожала плечами в нерешительности.
- Когда знаешь, что здесь недалеко мои мама и отец? – Да я испорченная. Но меня действительно ничего не волновало, когда я была рядом с ним. – Настя…
- Я… Я не знаю… - Я опустила глаза. – Я познакомилась с этим парнем в Сохо, когда сидела и ела пирожное с заварным кремом возле памятника Эросу…
- О, Боже… - прервал меня Роб. Я подняла глаза и его светились счастьем, говоря мне о том, что он просто получает удовольствие заставляя меня смущаться. – У тебя все сейчас вокруг…
- Мне продолжать? – Лукаво спросила я.
- Да. – Он был весь во внимании.
- Мне уже несколько дней звонил неизвестный абонент и молчал. – Я стрельнула в него глазами, и он устало усмехнулся.
- Я же сказал. Я заболел…
- Так вот. Я болтала всякие глупости в тишину, а этот парень рассмеялся, поняв меня. Ну вот. Мы с ним познакомились. А потом я случайно встретила его в баре. И все…
- Все? – Не веря, спросил Роб.
- Да. Нам просто приятно было болтать на своем языке и пить пиво. Травить анекдоты и смеяться. Он отвлекал меня от тяжелых мыслей и от тебя.
Внезапно Роб стал таким серьезным и в то же время устало грустным:
- Я не хочу больше, чтобы тебя кто-то отвлекал от меня.
- Я тоже не хочу этого. – Заверила я, и мы слились в поцелуе. – Ты останешься со мной на ночь? – Прошептала я в его губы и смущенно заглянула в глаза.
- Только пока ты не заснешь. – Он поцеловал меня в губы, потом кончик носа, потом каждый глаз, щеки, подбородок… И прошептал в ухо. – Sunny… - И поцеловал его.

***

Ночью я спала без сна…
Цыгане говорят, что если ты спишь крепко и без сна, значит, в твоей жизни произошло что-то очень хорошее, и Бог дал тебе спокойный крепкий сон. Значит все, что ты сделала плохого прощено тебе, и ты можешь начинать новую жизнь. Мне, казалось, что я была готова к этой новой счастливой жизни… Жизни в которой теперь есть смысл… Жизни в которой есть Роб…
Из сна меня вывел стук в дверь и голос Клер:
- Дорогая… Настя?.. Роберт просил разбудить тебя в десять. – Заботливо щебетала она. – Скоро приедет Лиззи… - Это значило только одно, что, если я сейчас не встану, то попаду в опалу к Лиз, и мне потом придется отбиваться от ее словесного наступления…
- Окей, Клер. Я проснулась. – Невнятно пробормотала я.
- Через полчаса я жду тебя завтракать.
- Хорошо. – Я открыла глаза и увидела у себя в руках огромного плюшевого медведя Лиз, который все время сидел в углу у шкафа, а сегодня мирно посапывал со мной в обнимку. Плохая замена…
Я схватила его и швырнула с кровати на пол…
Черт! Роберт… Мне было так хорошо засыпать, уютно расположившись на твоем плече, слушать мерно стучащее сердце в такт с моим, ощущать твое тепло и крепко прижимающие к себе руки… Мы так и заснули вдвоем, причем первым, кто заснул был ты… Какой же ты все-таки милый когда спишь… Большой ребенок…
Я перевернулась на живот и хотела посмотреть, где там валяется медведь, когда рукой нащупала листок бумаги. Я вытащила его из-под себя и увидела размашистые буквы на обороте:
«For my sunny girl»

Я поцеловала шершавый листок и прислонила его к сердцу, оно трепетало, как тогда при получении первого сонета… Я улыбнулась, вспоминая руки Роберта и его последний поцелуй и развернула листок:

«Милая… Вчера был четверг, вероятно, самый невезучий четверг в моей жизни.»
Я улыбнулась, вспоминая прошедший день.

«Надеюсь, все остальные будут более удачливыми в этом плане. Ведь теперь у меня есть ты»Сердце сжалось, и тут же бешено застучала в ритм с часами на стене…

«Я приготовил небольшой сюрприз»
Я ненавижу сюрпризы после Тома… Но… Ладно…

«Ты должна выполнить все, что тебе скажет Лиззи. Прости. Но так надо.»
Я надула губы, понимая, что предстоит битва с его неугомонной и всегда все знающей сестрой.

«Мы скоро увидимся. Надеюсь ты ни о чем не сожалеешь?»
Роб, конечно, нет. Ну что за вопрос…

«Люблю тебя, Настя».

Я потянулась, вытягивая в руках листок перед собой и видя только последнюю строчку, я прошептала в пустоту:
- Я тоже тебя люблю, Роберт…
Вскочив, я стала прыгать на кровати, как ненормальная, пока не услышала, как открывается в холле входная дверь. И заводной вихрь с именем Лиззи не начинает звенеть, приветствуя Клер.
Я быстрее схватила полотенце и не меньшим вихрем унеслась в туалетную комнату, оттягивая встречу со своей дорого любимой английской подружкой.
Посвежевшая и повеселевшая я приветствовала обеих женщин на кухне за завтраком. Клер и Лиззи улыбались, переглядываясь друг с другом, словно, они скрывали какую-то тайну, которую мне никогда не узнать… Мне нравилось то, как они выглядели… Лиззи просто кричала всем своим видом показывая, что она была права на счет всего и, что мы все равно бы были с Робом вместе… Хотя она с Крис его пыталась помирить… Нет, лучше об этом не думать.
Шикарный кудрявый хвост Лиз мотался позади нее повторяя все ее движения, она постоянно что-то говорила, поворачиваясь то ко мне, то к Клер… Причем разговаривали мы на отвлеченные темы… Они спрашивали о том, куда я пойду работать, о том, когда я вернусь, о том, что будет потом… Я отвечала уклончиво, сама себе задавая тот же вопрос: а что будет дальше? Ведь я даже не поговорила с Томом… А он наверняка уже прилетел в Нью-Йорк и должен был позвонить… Так, а где мой телефон?..
На мой мысленный вопрос ответила Лиззи, повествующая, наконец, о сюрпризе, который задумал Роберт:
- Роб, просил меня посадить тебя на электричку до Суррея. Это пригород Великобритании. Там будешь где-то через три часа. Он встретит тебя на вокзале. – Щебетала она, поворачиваясь то к Клер, то ко мне. – Вот тебе телефон. – Она протянула новый телефон, простая трубка «Nokia», ничего особенного. – Он позвонит на нее, чтобы вы не потерялись на вокзале. Хотя, возможно, он захочет связаться с тобой раньше. – Она хитро подмигнула мне и улыбнулась Клер.
Я удивлялась Клер… Раньше, когда я жила со своим бывшим русским парнем, его мать была против меня… И всегда распускала про меня дрянные сплетни по нашему маленькому городку, хотя тогда я была сама благодетель… А сейчас эта женщина знала, что я живу с другим и… Я уважала ее, но считала, что я недостойна того, чтобы меня так хорошо здесь принимали…
- Настя, - заговорила она со мной. И я тут же была вся во внимании. – Я… - Она потерла переносицу и сморщила лоб. – Сделай его, пожалуйста, счастливым. Он заслужил это. Думаю ты как раз то человек, которого Роберт ждал в своей жизни. – Маленький кусок рогалика застрял у меня где-то между пищеводом и горлом, я закашлялась.
- Мама, - Корила ее Лиз. – Ты смутила Настю. Теперь придется спасать ее, иначе Роб сделает из нас бифштекс… - Мы втроем рассмеялись, а я запивала соком сдобу…


 
Nurochka
Дата: Вторник, 30.08.2011, 17:17 | Сообщение # 86
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Картинки за окном скоростной электрички сменялись словно кадры какого-то очень счастливого и реально сумасшедшего фильма. Я сидела одна в мягком купе и отправляла Роберту смс. Он спрашивал каждые десять минут, что я вижу сейчас за окном… И я писала…
Мне нравился пейзаж. Он постоянно менялся. То залитые сочно зеленой краской поля… То средневековые развалины с крестами по краям… То замки с высокими стенами, по которым вились вверх неизвестные мне растения… То маленькие домики с красными крышами… Коровы… Стадо коней…
А он отвечал что-нибудь смешное и романтичное… Что-то типа того: если я не так сильно по тебе скучал, то обязательно прокатился бы с тобой на лошадях…Мне было смешно и приятно… И еще я чувствовала такое приятное волнение, которое не чувствовала возможно с окончания школы. Что-то такое ждет тебя впереди, но ты пока не знаешь что это, не можешь даже предположить, что готовит для тебя жизнь… Но ты ждешь, надеешься и веришь, что там за горизонтом будет все только самое-самое…
Суррей встретил меня прекрасной погодой не жаркой и не пасмурной. Светило солнце и я вспомнила слова Роба:
«my sunny girl»
Забавно…
Как только я спустилась на перрон, раздался телефонный звонок:
- Выходи через вокзал и смотри налево. – Загадочно хриплым голосом провозгласил Роб и отключился. Вот интриган…
Я прошла через небольшой чистый вокзал со сводчатым потолком и очень красивой стеклярусной люстрой, и направилась к выходу и налево.
Он стоял, опираясь на капот машины. Такой высокий, красивый, как средневековый рыцарь. Одетый во все серое, что создавало впечатление серебристых доспехов. Правда вместо щита и копья в руках у него был огромный букет… Ромашек… Боже, мой… Это… Это просто нереально… Я не верю во все это…
И я… Я посмотрела на свой наряд, в который так старательно меня заставляла одеться Лиззи. Ну джинсы остались те же. Но все остальное… Мешковатая толстовка с капюшоном цвета ночного неба и короткая кожаная куртка, которую я держала в руках… Хорошо, что я заплела косичку… Мой колосок украшал меня лучше всей этой не моей одежды.
Я шла к Роберту…
- Привет, sunny. – Смущенно сказал он и протянул мне букет. – В цветочной лавке мне сказали, что это самый русский цветок.
Я улыбнулась так, что у меня свело скулы.
- Я соскучился. – Шепнул он в ухо, когда обнимал меня, и вскользь поцеловал в щеку.
- Я тоже скучала. – Ответила я, а Роб уже держал меня под локоть и открывал дверь машины. Это был маленький «Fiat», он наверняка взял его напрокат. По таким маленьким городкам приятно ездить именно на такой машине…
Роберт закрыл за мной дверь и через несколько секунд уже усаживался на место водителя.
- Не боишься?
- Нет. – Ответила я. – Намекаешь на то, что ты никчемный водитель?
- Не совсем. – Я задумалась, потому, как Роб говорил загадками. Теперь была его очередь играть со мной. И он, похоже, получал от этого больше удовольствия, чем я от своих игр.
Мы легко тронулись, и машина плавно двинулась вперед.
Мимо пролетали еще более прекрасные пейзажи, чем я наблюдала из окна поезда. Но меня иногда они совсем не интересовали… Я была увлечена Робертом…

По радио запела Селин Дион:

Я, наверное, лишилась рассудка,
Скорее всего, я унеслась в облака,
Но когда думаю о тебе,
Я должна чувствовать твое прикосновение,
Шептать тебе на ушко слова,
Старые как мирозданье -
Слова, которые принадлежали бы только тебе,
Только бы мы были вместе.
Как бы я хотела вернуться в тот день, когда я впервые увидела тебя.
Нужно было сразу ответить тебе на тот взгляд в мои глаза
Потому что сейчас я понимаю, что ты разделял мои чувства,
И я бы прошептала тебе эти слова, если только ты был рядом.


Роберт смотрел на меня, а я на него… Он протянул мне руку и я вложила свою в его… И Селин запела припев:

Я люблю тебя, прошу, скажи,
Ты же любишь меня, три этих слова
Поменяли бы нашу жизнь навсегда,
И я клянусь, мы будем вместе навеки,
Пока смерть не разлучит нас.


А я вторила ее словам и Роберт нагнулся и поцеловал меня.
- Бог мой, - сказал он возвращаясь к процессу вождения и выравнивая машину. – мы можем разбиться или врезаться в кого-нибудь.
- Роберт, - усмехнулась я. – Пока мы едем по этому шоссе, нам не встретилась еще ни одна машина. И знаешь, это меня пугает больше, чем то, что мы можем разбиться.
- Почему? – Не понял он и на секунду пристально уставился в мои глаза.
- Везешь меня куда-то на юго-восток Великобритании, можно сказать в горы. Здесь нет ни одной живой души… - Он захохотал и его приятный смех шевелил кровь в моем сердце…
Потом он повернулся, втянув щеки, вытянув слегка губы, и хитро подмигнул.
- Я на самом деле вампир. Боишься?
- У вампиров нет щетины на щеках. – Съязвила я.
- Черт, - Расстроился он. – Я брился утром. Так жаль тебя расстраивать этим фактом. Но я живой и щетина растет быстро.
- Ты мне нравишься любым. – Успокоила его я.
Он улыбнулся и опять протянул руку, ожидая моей. Я вложила свою ладошку в его и он поцеловал кончики пальцев, не отвлекаясь от дороги…
Впереди нас была некая арка из огромных просто потрясающе огромных ив. У них были обалденно широкие стволы и изящно свисающие раскидистые ветви. И там, где по сути должно было быть видно небо, ветви переплетались друг с другом создавая живую арку… Я не удержалась:
- Уау…
Роб посмотрел на меня и опять прикоснулся к пальчикам губами, а потом отпустил руку, сворачивая сразу за аркой на грунтовую дорогу, покрытую мелким гравием.
- Осталось немного. – Заверил он.
- С тобой хоть на край света. – Провозгласила я, чем заставила его громко рассмеяться. – Что?
- Я все еще думаю, что я не тот человек… Я боюсь того, что не смогу оправдать надежд…
- Роберт… - С укоризной произнесла я.
- Прости. Я несу чушь…
Небо слегка стало хмуриться и затянулось серыми облаками, но это не делало день для меня серым. Ведь со мной тоже было мое домашнее солнышко. Мой Роб. Такой неуверенный в себе и своих возможностях… Который продумывал каждый ход, словно решая примерить на себя новую роль или что-то в этом роде…
Меж невысоких кустарников вдалеке мелькал небольшой домик из темного дерева с ярко красной крышей…
- Тебе нравиться, - прослеживая мой взгляд, спросил Роб.
- Пока да. – Ответила я и увидела свет в его глазах. Сегодня они не поглощали меня, а просто позволяли купаться в волнах этого порой неспокойного океана…
Роберт заглушил двигатель возле деревянных ворот, которые были наверняка специально состарены…
Я отстегнула ремень безопасности и вышла из машины, направляясь к Робу. Он положил свою руку мне на талию, делая расстояние между нами все меньше и меньше… А я обнимала руками букет ромашек…
На улице было значительно прохладней... Так вот для чего нужна куртка и толстовка…
- Ты не злишься, что я временно похитил твой телефон? – Перед входом поинтересовался Роб.
- Ну… - Я мялась.
- Не хочу, чтобы нам кто-то мешал сегодня. – Уверенно сказал он. – Нам и так долго не давали быть вместе.
Я улыбнулась про себя и только обняла его за талию в ответ и придвинулась ближе. Роб понял, что я не против и поцеловал меня в висок.
За деревянными воротами и каменистым забором шла маленькая тропинка, выложенная таким же булыжником из которого был сделан и забор. По сторонам тропинки рос вереск. Было так красиво… Розовый вереск уносил взгляд вдаль, там где виднелись белые шапки гор и холмистые перегибы кленов и дубов…
- Красиво, - я задыхалась от увиденной красоты.
Роберт ничего не ответил. Он просто развернул меня к себе лицом и прикоснулся своими мягкими и теплыми губами к моим нервно подрагивающим.
- Ничто не сравниться с твоей красотой, - прошептал он в уголок моих губ и опять продолжил поцелуй. Я могла улететь на небеса только от этого… Да, черт… То есть… Боже мой… Я уже там и это так прекрасно… Так чувственно… Один поцелуй может просто отключить мой разум и заставить быть там на небе…
Роб усмехался и глядел на меня пристально и томно…
А я начинала потихоньку тонуть и задыхаться…
- Пошли. – Наконец, сказал он. – Оставим десерт на потом.
Обойдя дом с левой стороны мы оказались на ярко зеленой лужайке, которая волнами уходила далеко-далеко вниз. На возвышении находилась ровная площадка, выложенная чем-то вроде брусчатки из темного дерева в цвет дома. Там стоял небольшой стол и плетеные кресла…
Все было так красиво, но… Да я знаю, вот это но можно сказать делало нашу с Робертом романтику, менее романтично и более юмористичной…
Забравшись на кресло задними ногами, на столе стояла собака. Лохматая и не очень чистая и доедала с одной из тарелки мясо…
Я смеялась не в силах остановиться…
Роберт кричал на нее, стараясь прогнать…
- Она съела наш ужин. – Кричал он, всплеснув руками. Но собака даже не обращала внимания, стащив кусок на лужайку, она приняла более удобное для нее положение и стала чавкать еще громче…
- Кыш, кыш. – Я побежала к собаке и стала ее прогонять. Роберт не понимал значения русского слова «Кыш», но тоже старательно выговаривал его, пока собака действительно не поняла, что ей здесь не рады и не скрылась за первым холмом.
Роберт подошел к столу и провозгласил:
- Вино, сыр и ветчина остались нетронутыми. Мы можем поужинать ими.
Я смеялась, как ненормальная, размахивая своими ромашками и понимая, что так хорошо, как сейчас мне никогда не было… Но хотелось верить, что будет еще лучше…
Роберт открыл вино, разлил в бокалы и подошел ко мне…
Он протянул бокал и сказал:
- За преодоление препятствий…
- Какой сложный тост.
- Тогда за смелость…
Я рассмеялась, и огромная капля дождя капнула мне на нос…
Я прикоснулась бокалом к краю бокала Роберта и выпила свой залпом. Он сначала пригубил свой, а потом сделал то же, что и я…А дождь мочил нас своими крупными каплями…
Роб схватил меня за руку, потом затащил на возвышение к столу, схватил бутылку вина и потащил меня в дом…
- Надеюсь, там нет собак. – Саркастично заметила я.
- Нет. Там будем только мы… и все… - Он хитро прищурил глаза и его зрачок становился огромным как пушечное ядро…
Он нажал на ручку стеклянной двери, выходящей во двор, и мы оказались в приятной уютной окутывающей своим теплом ауре дома. Роберт снова наполнил бокалы, и мы снова осушили их, смотря при этом друг другу в глаза…
Где-то потрескивали дрова в камине, и в сумерках заканчивающегося дня, я могла различить плавный свет, исходящий из той комнаты, где он был…
Роберт поставил на пол бокалы и бутылку и притянул меня к себе.
Я стояла, держась только за свои ромашки…
- Ты позволишь? – Спросил он грудным голосом. И я, повинуясь, отдала их ему. Он тоже швырнул их на пол…
Теперь я сама боялась… Боялась той неизвестности, которая будет ждать нас там…
Роб положил руки мне на плечи и вдохнул мой запах, зарываясь носом в волосы у виска… Он стал плавно касаться кончиками пальцев моих рук, спускаясь ниже и сплетаясь пальцами с моими.
- Настя…
- Роберт…
- Настя…
- Роберт…
Его губы накрыли мои, и я начинала уноситься в розовую страну по имени сказка…
Где-то в глубине дома пела Алсу, заставляя все больше верить в эту нереальность...


 
Nurochka
Дата: Вторник, 30.08.2011, 17:20 | Сообщение # 87
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
Следующая глава Детям до 17 biggrin Я предупредила.
Глава 28. Секреты.

Тот, кто способен чувствовать, знает: можно наслаждаться, даже если ты не прикасаешься к тому, кого любишь.
Пауло Коэльо


Я сидела возле окна…
Здесь был такой полукруглый выступ с тремя огромными окнами и мягким подоконником, через которые на меня смотрела луна… Большой светящийся круг… Далекий и холодный… Но я совсем не чувствовала ее холода… Мне было душно… Душно от мыслей, которые переполняли меня…
Почему-то на ум пришла одна легенда… Я вспоминала историю про двух влюбленных, которые никак не могли воссоединиться в жизни. И Боги отправили их на луну, чтобы они смогли воссоединиться там. И если посмотреть пристально на нее, то можно увидеть, как они тянуться друг к другу руками и соприкасаются ими… Как хорошо, что мы не на луне…
Я посмотрела на Роберта… Он спал… Как младенец… Такой спокойный и такой милый… родной… любимый…
Я выдохнула на стекло, и оно сразу запотело… Я написала букву «Л»…
Лондон, лето, ласка, любимый, любимая, любовь….
Последнее слово унесло меня на несколько часов назад…
- Настя…
- Роберт…
- Настя…
- Роберт…
Его губы накрыли мои, и я начинала уноситься в розовую страну по имени сказка…
Роберт был нереально жаден до ласк… Он просто поглощал меня, пытаясь схватиться за все, что только могло принадлежать ему сейчас… Его губы не выпускали мои, он со всей своей мужской страстностью и забвением целовал меня, унося мои мысли далеко за грань существующей реальности и превращая этот мир – в волшебную виртуальную реальность для нас двоих… Его руки блуждали по спине, прокладывая новые маршруты нашей страсти… Прижимая меня ближе и сильнее, словно от этого зависело его спасение и утоление жажды…
Он взял мое лицо в руки и потерся своим носом о мой, потом хитро улыбнулся и стал расстегивать мою толстовку. Молния плохо поддавалась, заедая, а он сосредоточенно тянул вниз «собачку». Решив, вероятно, что это пустое занятие, он просто стащил ее с меня вниз, и я перешагнула через нее.
С его курткой было проще… Я просто прикоснулась к его плечам, протолкнув руки в рукава, и, прошептав томно ему в ухо:
- Ро-бе-рт… - Стянула ее вниз.
- Пошли, - сказал он и, взяв меня за ладонь, повел к лестнице.
Я шла за ним, как слепой за своим поводырем, не видя в дымке сгустившегося вечера ничего, кроме спины моего любимого мужчины…
Роберт резко развернул меня к себе возле лестницы и стал опять жадно целовать меня… Он точно вампир старался насытиться мной всласть, впрок, надолго, навсегда… Чтобы испить всю ту негу за раз и потом просто вспоминать об этом… Мне было немного страшно от осознания этого, но в то же время этот страх подстегивал меня еще больше…
Я выдернула его футболку из джинс и стала тянуть ее вверх… Он помогал стянуть ее с себя, оставаясь обнаженным…
Футболка осталась здесь у лестницы, а мы… Мы продолжили восхождение… Восхождение к звездам и неге…
Его губы обжигали, руки заставляли дрожать и вспыхивать, его требовательный язык просто поверг мой… И я была только счастлива сдаться в этот сладостный и такой желанный плен… Плен любимого человека…
Роберт прислонил меня к перилам и, обхватив со спины за плечи, стал целовать уже знакомые ему точки… Ямка за ухом…
- Ахх… – Хрипло выдохнула я, чем только подстегнула моего любимого…
Теперь шея… Ключицы… Его руки торопились стянуть с меня футболку, и я тоже помогала ему…
Он целовал внутреннюю сторону предплечья, отчего мне было щекотно и одновременно приятно, целовал внутреннюю сторону сгиба локтя, мои маленькие пальчики…
Мы одновременно открыли глаза и просто задохнулись, увидев то, что там внутри каждого из нас…
- Я… Я… хочу… тебя… - Пытаясь успокоить дыхание, прорычал Роб.
А я… Я просто ополоумела от этих слов… На минуту мне показалось, что я хотела услышать именно это от него… А не то, что он любит… Мне хотелось принадлежать ему… Быть его… Всегда… Бесконечно долго… На сколько хватит моих сил…
Я тоже стала целовать его шею, ключицы… Ласкала его спину, царапала плечи и сейчас Роберт не останавливал меня… Он сам был голоден до ласк и готов был просто выпить меня до дна…
На секунду я вспомнила собаку и фыркнула ему в ухо:
- Представляешь, если там наверху нас ждет этот пес?
Роб отстранился и, ухмыляясь и приподнимая одну бровь, прошептал:
- Здесь сейчас только два зверя – ты и я….
- Аррр… - Зарычала я.
- Аррр… - Зарычал Роб и укусил меня за шею. Согласитесь, ну кто не мечтал о таком…
Рука Роберта блуждала в районе моего бедра, приподнимая его и сжимая в этой схватке всепоглощающего желания. Вторая пыталась придерживать под затылок мою голову. Внезапно он взял меня под ягодицы, и я обхватила его талию ногами… Его руки стали еще более настойчивыми, прижимая меня к себе, и я чувствовала напряжение под его джинсами и от этого холод бежал по спине, и судорогой сводило низ живота… Мне было приятно чувствовать то, что Роберт хочет меня… И я старалась показать то, как я его хочу…
Он прошагал со мной на руках несколько ступеней до пролета, не отрываясь от нашего страстного и поглощающего наши души поцелуя… Я схватилась за его волосы и слегка потянула назад…
- Мммм – Услышала я грудной хрип. Он посадил меня на узкий подоконник небольшого окна и, целуя, стал спускаться вниз по линии между грудей, ниже к животу, моему узкому пупку, прошелся руками по внутренней стороне бедра. Отчего у меня вырвался такой же стон, как и у Роберта, и я схватилась за подоконник, только он сейчас спасал от вулкана, бушевавшего у меня внутри… Он так долго ждал своего часа… Он готов был прорваться и извергнуться всей негой, всей страстью, которую я так долго держала в себе.
Роберт осторожно взял в руки мою ступню, присев на колено передо мной, и скинул с нее туфельку…
- Мне нравятся твои маленькие ступни, - вырвалось у него что-то похожее на хрип… И он прикоснулся горячими губами к большому пальцу на ноге…
О, Боже… Это все о чем я сейчас могла думать… Пальцы на руках сводило от того, что я так крепко впивалась ими в подоконник…
Потом то же самое он проделал со второй ступней… А я держалась за его плечи и уносилась вдаль к нереальности и обратно, пытаясь получить все на что так давно рассчитывала… И чего так ждала… О, Боже…
Когда я уже была не в силах ждать и терпеть всю эту сладостную муку, я легонько толкнула Роберта и побежала по лестнице вверх… Но он быстро догнал меня и развернув к себе лицом повалил на лестницу…
- Я же говорил, не убегай от меня… - В его глазах был огонь, который поглотил тот бушующий океан. И огонь мне нравился больше, он мог сжечь быстро и безболезненно. Одна вспышка и тебя нет… Я взяла в руки его лицо, которое зарывалось в ложбинку между грудей, и стала целовать его, пытаясь сгореть здесь и сейчас…
Роберт пытался нащупать руками застежку бюстгальтера, отчего мне было щекотно и смешно…
- У вас потерялся навык, мистер Паттинсон, - иронизировала я. Но, похоже, зря, потому что бретельки тут же спустились с моих плеч, прижимая мои руки к ребрам, а эта кружевная часть нижнего белья расположилась на талии. Он ухмылялся и тяжело дышал, а его руки гладили и легонько сжимали грудь… И в его глазах теперь опять была пучина… Тягучая, жадная, пытающаяся поглотить пучина страсти и желания… Такого желания, которого мне кажется я еще никогда не видела… И это заводило больше чем самый страстный поцелуй…
Мои ступни упирались в ступени лестницы, и я пыталась вскарабкаться вверх, чтобы еще немного приблизиться к тому, что ждало нас впереди… Роберт карабкался за мной и недовольно мычал…
Я уже стояла на самом верху лестницы, расстегивая бюстгальтер, когда он сбрасывал с себя обувь… А я бросила в него маленькую часть своего гардероба…
- Арр… - Зарычал он, схватив его зубами, и побежал за мной, направляя меня. – Направо, налево, вот эта дверь…
Я распахнула ее, и музыка поглотила меня своими звуками… Алсу и Шевченко пели так проникновенно… Что мне вдруг подумалось… Что сейчас можно и умереть… Боже мой…
- Где ты взял эту мелодию? - повернувшись к нему лицом и врезавшись в его плечо, пролепетала я.
Он выплюнул бюстгальтер и прохрипел в мой висок:
- Лиззи… В гугле…
Больше он ничего не говорил, так как его губы стали говорить за него и за меня… А вулкан все разгорался и шевелил клетки серого вещества у меня в голове…
Роберт стал продвигать меня в комнату, где был приглушенный свет от нескольких горящих свечей на столике в углу, рядом со стерео системой…
Он стал расстегивать свои джинсы, и я последовала его примеру… освободившись от этих оков, мы стояли напротив друг друга рядом с кроватью и пытались изучить друг друга, зная, что теперь мы более уязвимы и открыты друг для друга, чем раньше, и скоро мы будем еще ближе, сливаясь в общем урагане страсти и желания…
- Настя…
- Роберт…
- Настя…
- Роберт…
Он шагнул ко мне и обхватив за талию и приподняв, аккуратно положил на кровать, наваливаясь сверху на меня… Его тяжесть была приятной и желанной… И я хотела, чтобы он был еще ближе… Я прижимала коленки к его ребрам и чувствовала его горячую кожу… Он просто горел в этом огне желания…
Роб спускался к груди, целуя каждую, прикасаясь языком к соскам… Его язык был нежен и требователен, заставляя волну желания прокатиться по спине и откинуть меня назад… Мои бедра приподнимались навстречу ему, а глаза закатывались, унося сознание в страну радужек и ярких звезд… Руки сжимали полог, покрывающий кровать… И я старалась насладиться всем, что сейчас происходило…
Пальцы Роберта дрожали, прикасаясь к моим ребрам, они старались двигаться уверенно, но легкая дрожь выдавала их нетерпение и желание… Рука скользнула под мои трусики… И я еще крепче сжала полог, а второй рукой схватилась за спину Роба…
На секунду наши глаза встретились и он с милой ухмылкой стал стягивать с меня легкое кружево… Теперь я была перед ним, как открытая книга… Вся без прикрас… И я хотела чтобы он зачитал мне до дыр… О, Боже… И как я могу думать о таких пошлостях… Да… Черт с ним… О чем еще можно сейчас думать, только об этом…
Роберт с нескрываемым желанием рассматривал меня и хитро улыбался, а потом просто набросился на мои губы…шею… грудь… живот…
Я взяла его за волосы и легонько потянула на себя… И смотря ему в глаза проговорила:
- Я хочу… тебя… сейчас… - И мы слились в поцелуе…. А я пыталась ступнями стащить с Роберта последнюю деталь его гардероба…
Он что-то мычал мне губы, а потом на минуту отстранился стаскивая с себя, то что я так тщетно пыталась сделать… Потом он взял что-то с тумбочки…
- Хочешь, я помогу тебе… - Прошептала я, смотря на его дрожащие руки.
- Нет. – Фыркнул он и тут же справился со своей задачей…
Теперь он целовал меня настойчиво, резко покусывая губы, ловя короткими вдохами воздух… Я отвечала и прижималась к нему животом, чувствуя нескрываемое желание и возбуждение Роберта… И через секунду я почувствовала его в себе… Такого горячего и… На секунду он остановился, и я посмотрела на него сквозь полуопущенные ресницы… На лице играла улыбка счастья, вожделения и чего-то необычного, от чего у меня закружилась голова и я больше не могла ни о чем думать, кроме его медленных и убивающих толчков…
Мы двигались в унисон, создавая свою музыку любви… Страстную, желанную, с каждым движение придвигающую нас к вулканическому взрыву…
Роберт одной рукой придерживал меня за ягодицы, а второй упирался в матрас, закрыв глаза… Зрачки ходили под ними ходуном, кадык вздымался чаще чем обычно и только легкая улыбка говорила о том, что все это так приятно для него… Я закрыла глаза, вцепилась в его руку и стала тоже отдаваться своим инстинктам и ощущениям…
Мы двигались в своем танце ровно, слаженно и страстно, словно это было танго двух тел и двух сердец… Танго нашей любви…
- Настя… - Простонал Роберт, но я уже не слышала его… Я была там по ту сторону реальности, я была вулканом, в котором лава не хотела больше задерживаться… Я тяжело дышала и похоже слегка постанывала, от всех этих танцев… Роберт дышал мне в шею… Постоянно произнося мое имя… О, Боже… Я мечтала о том, чтобы любимый мужчина во время таких грязных танцев так томно и хрипло выкрикивал мое имя или хрипел сдавленно мне его в шею… О, Боже… Вот оно… Вот она лава… Она уже крутит и затягивает узел желания крепче и жестче… О… О, Боже…
- Ааа… – Выдыхала я.
- Мммххмм…- Хрипел Роб.
Я схватила его за волосы, прогнула резче спину и почувствовала его всего настолько насколько это только было возможно, а потом просто рухнула на кровать и провалилась в тягучую пучину, где меня встречали звезды, радужки, воздушные шары, море цветов, вспышки фейерверков и мой оргазм…
Сквозь удушливо-тягучую ауру своих ощущений я слышала прерывистое дыхание Роберта и его последние толчки… Он стонал и содрогался, получая удовольствие… И прижимал меня ближе к себе, давая понять, что я это то, ради чего он пустился со мной в такое сладостное путешествие….
- Sunny… - Прошептал он в ухо, задыхаясь и я, наконец, ощутила всю его тяжесть на себе…

***

Мы лежали на кровати, параллельно друг другу, соприкасаясь животом с прохладой голубых простыней… И смотрели друг другу в глаза, ища там любовь и понимание…
Роберт подложил под голову правую руку, а левой водил по моей спине и ягодицам, легко и нежно…
- Скажи, ты думала обо мне, когда улетела тогда после ссоры домой? – Неожиданно спросил он и опустил глаза.
- Роберт, - позвала его я. Он приподнял подбородок и заглянул в мою душу. Я сглотнула и призналась. - Я всегда о тебе думала. С того первого дня, когда я увидела этот дурацкий фильм. Тогда ты больше не покидал мои мысли…
- Нет. – Он нахмурился, и маленькая венка разделила его лоб на две части. – Там не я.
Я положила руку на его щеку и погладила его.
- Окей. Я просто хочу, чтобы ты знал. Ты никогда не покидал мои мысли.
- Никогда-никогда? – Он так удивлялся. А ведь я думала, что все мои чувства были всегда написаны на моем лице. И они всегда проглядывали в моих поступках. Хотя, возможно, я просто это знала, а со стороны все было по-другому.
- Никогда…
- И даже…
- И даже… - Я знала, что он когда-нибудь засомневается в себе и во мне, но не думала, что так скоро…
- Прости.
- Нет, не проси прощения. Просто давай поговорим об этом позже. – Я думала о том, что надо как можно скорее закрыть тему с Томом.
- Знаешь, мне было так хорошо… - Я улыбнулась, вспоминая все. И он тоже смущенно приподнял уголки губ. – Я вот где-то читал, что есть такие черепахи, которые могут часами в таком состоянии просто плавать в море, наслаждаясь и наслаждаясь друг другом. Я бы хотел так же…
- Хм… - Усмехнулась я и запустила руку в его волосы. – Ты неисправимый романтик.
- Да, нет. Я скорее прагматик. – Он придвинулся ближе и стал целовать мое плечо. А его пальцы нежно гладили поясницу. И закрыла от удовольствия глаза… - Мне нравится твоя родинка над правой ягодицей. Она похожа… На сердце…
- Я мне нравится твоя. – Я дотянулась рукой до его спины и погладила округлую родинку под правой лопаткой.
- Ммм… - Промычал он, прикрыв глаза и его ресницы коснулись щек…
- Так, где ты взял русскую песню? – Он открыл глаза и хитро прищурился. Уголок его губ приподнялся.
- Лиззи, вчера вечером обшарила весь интернет, ища что-нибудь. Правда слов она не знала, ей понравилась мелодия, а потом она на каком-то портале нашла и перевод. Ты бы слышала ее возгласы по поводу вокала певицы и все такое…
- Значит ты еще вчера все это задумал? – Я опустила руку к его ягодицам и стала водить пальцем вверх и вниз по позвоночнику…
- Угу… - Ответил Роб и опять прикрыл глаза..
- Ты устал?
- Немного. – Ответил он, не открывая глаза. – Хочешь, скажу, что еще мне нравиться в тебе?
Кто ж не хочет… От этих его признаний сердце то замирало, то бешено колотилось… Рассеивая все умные мысли в голове…
- Да…
- Мне нравятся твои пальчики… на ногах… - Я рассмеялась и перевернулась на спину, смотря на него… - Что?
- Ты сумасшедший… - Я щелкнула его пальцем по носу.
- Нет. Я гребанный британец…
- Роберт? – Позвала я, и он встревожено открыл глаза. – Я люблю тебя…
Роберт расплылся в довольной улыбке и, обхватив меня, рукой придвинулся вплотную. Наши ноги переплелись и он, ткнувшись мне в шею, уснул…


 
Nurochka
Дата: Вторник, 30.08.2011, 17:20 | Сообщение # 88
Пробегавший мимо
Группа: Проверенные
Сообщений: 42
Награды: 10
Репутация: 117
Статус: Offline

Отличия:
***

По спине пробежал холодок, и я потянулась к простыням…
Открыв глаза, я не обнаружила рядом с собой Роберта и очень сильно расстроилась…
Где-то в глубине дома слышались звуки рояля…
Я приподнялась и прислушалась, звуки исходили с первого этажа…
Завернувшись в одну из простыней, я пошла на звук…
Спускаясь, я собирала оковы, так небрежно разбросанные на лестнице…
Музыка была то нервной, то спокойной, но задевающей все струны души, переворачивающей внутри все и заставляющей вглядеться в исполнителя, которого она задевала не меньше…
В огромной комнате с камином, где мерно потрескивали дрова, стоял рояль и напольная лампа приглушенно бросала блики на спину того, кто покачивался над роялем в такт мелодии и своим рукам…
Я бросила вещи на диван и решила подойти ближе…
- Садись, - сказал он, не отрываясь от своего занятия. – Прости, я не хотел тебя будить.
- Я… - Он на секунду прервался и протянул ко мне руки. Я подошла ближе и он уткнулся в мой живот, обдавая его жаром своего дыхания…
- Ты расстроена?
- Немного.
- Прости еще раз. Мне было трудно просто лежать и смотреть на тебя… Музыка успокаивает. – Он поднял глаза и, раскаиваясь, улыбнулся. Я тут же простила его. – Садись. – Он похлопал рукой по пуфику рядом с собой, и я присела.
- Это твое? – Спросила я.
- Нет. Это Энио Мариконе. Мне нравится, как он звучит. Есть в нем что-то от нашей любви. – Роберт пристально вглядывался в мои глаза, а я пыталась не утонуть, в уже начинающей поглощать меня пучине.
- Красиво…
Роберт стал играть, а я просто слушала… Потом он начал говорить, скрывая себя за этой музыкой… Или он на самом деле пытался сказать что-то важное, просто ему было трудно? Но я слушала и пыталась понять его… Такого непонятного, такого милого и совершенно запутавшегося в себе и своих поступках любимого человека…
- Тебе не кажется, что секс все усложняет в жизни людей? – Неожиданно спросил он.
- Я… - Я не знала, что ответить на это. – Ты не рад, что это произошло?
- Ох… Настя… Прости… - Он прервался и взял меня за руки. – Нет. Я не это хотел сказать. – Я почувствовала в горле ком. – Боже мой… Прости… Я болван… Я просто хотел сказать… - Он рассматривал пальцы моих рук. – Что теперь мы стали еще ближе друг другу… Теперь мы словно стали более уязвимы, более открыты… Словно между нами не должно больше быть никаких тайн… Ты так не считаешь? – Он заглянул в мою душу, пытаясь найти там ответ на его вопрос.
- Я… - Я пыталась сглотнуть ком в горле, который предательски не покидал его. Я не понимала, что мне делать - расстраиваться от этих слов или наоборот тонуть в счастье. Но оба этих чувства заставляли появиться слезам где-то в уголках глаз, и я пыталась их сморгнуть… - Наверное. – Наконец, выдавила я.
- Я хочу признаться тебе кое в чем… - Теперь он опять искал поддержки у моих ладошек. – Во-первых, я очень неуклюж, с детства. – Маленькая слезинка покатилась по моей щеке. Роберт смахнул ее тыльной стороной ладони. – Что-то не так? – Забеспокоился он.
- Нет. Просто, наверное, это мой способ раскрыться. Мне так легче.
- Окей. Но я… Я боюсь таких тихих женских слез… Вы переживаете в этот момент все внутри и невозможно узнать, что гложет вас на самом деле…
- Тогда почему же ты не подошел ко мне у Лиззи, когда я плакала? – Он поцеловал мои пальчики и выдохнул.
- Я боролся с собой. Я очень хотел подбежать и обнять тебя. Но я знал, что тогда я точно проиграю. Хотя я уже тогда знал, что проиграл. Что уже ничто в мире не заставит меня отказаться от тебя. Но я все равно боролся, ради тебя. Ради того, чтобы ты была счастлива, чтобы ты могла восстановить все с Томом… - Я подняла на него глаза. Он смотрел в мои устало… пронзительно…
- Ты верил в то, что я останусь с ним?
- Я думал… Я был готов вынести все… Только не пытку тем, что больше не увижу тебя… Сердце тогда треснуло и просто упало к твоим ногам… Когда ты сказала Тому, что хочешь с ним поговорить, я понял, что ты решилась,… решилась исчезнуть из его жизни навсегда. И из моей тоже… Я не мог больше сопротивляться…
Я повернулась к нему и поцеловала его в губы… Роберт ответил нежно и неловко…
- Так вот. – Он улыбнулся и прошелся рукой по волосам. – Во-первых, я неуклюж, во-вторых, я никогда в детстве не нравился девчонкам, но сам влюблялся в них с постоянной регулярностью. – Он сменил тему. – Где-то каждую неделю у меня появлялся новый объект для обожания…
- А, в-третьих, ты скажешь, что тебе понравилось целоваться с мужчиной? – Роб рассмеялся в голос. И потирая переносицу, лукаво улыбнулся…
- Ну, это не было так уж плохо. – Я фыркнула. – Что?
- Я не хочу знать такие секреты.
- Окей. – Он улыбался. – Ты не против? – Я помотала головой и он отпустив мои ладони снова заиграл на рояле.
- Лучше расскажи, как ты завладел моим имуществом. – Я ткнула кулаком его в плечо.
- Это слишком страшный секрет. - Он бросил на меня быстрый взгляд и, ухмыльнувшись, продолжил играть.
- Роберт… - Просила я.
- Пфф… Я нашел его в тот же день, вечером, когда ты так стремительно сбежала от нас… Он лежал на тумбочке возле кровати…
- И что ты делал в комнате? Негодник! – Он опять усмехнулся, а я толкнула его плечом.
- Просто сидел там и прокручивал в голове все, что произошло… Ничего такого… - Он сделал ударение на втором слове. – Я не предпринимал…
- Хорошо. Что дальше? – Я развернулась к нему и подложила левую ногу под попу.
- Я хотел вернуть тебе его, но ты не ответила ни на один мой звонок, я уже не говорю про смс…
- Я была немного зла. На тебя и на то, что ты прислал Тома, вместо себя…
- Ну… - Он вздохнул и продолжал играть. Музыка нарастала и, казалось, что я задыхаюсь не только от его взгляда, но и от музыки, которая вылетала из-под его рук… - Надо было просто сказать мне это по телефону. – Усмехнулся он.
- А тебе надо было сказать мне все еще раньше.
- Это мы уже обсуждали.
- Уф… - Я сложила руки на груди и надулась.
- Так про кулон продолжать?
Я закивала головой.
- Ты не отвечала, и я подумал, что это небольшая частичка тебя, которая у меня теперь осталась. Так я чувствовал себя ближе к тебе. Правда сначала я хотел отдать его Лиззи, чтобы она его вернула. Но потом решил, что раз ты не говоришь со мной, я не буду возвращать тебе его. – Он снова бросил взгляд из-за полуопущенных ресниц и вернулся к игре.
- Хорошо. И ты носил его, чтобы все задавались мыслью, что это за новое украшение у всеми любимого актера? Ты в курсе что это обсуждалось на всех порталах?
- Мне плевать. – Он был серьезным, и это значило, что ему на самом деле плевать на это.
- А… А если б я увидела? – Удивлялась я.
- Тогда бы позвонила раньше. Кстати, а почему ты не позвонила раньше? Ты не видела?
- Нет. Я запретила себе заходить на такие сайты.
- Почему? – Он так непосредственно удивлялся.
- Потому что хотела забыть тебя, - выдавила я.
Роберт перестал играть и посмотрел мне в глаза. Я хлопала своими, понимая, что сказала глупость.
Он запустил свою руку в мои взъерошенные волосы и, подхватив под затылок, накрыл мои губя своими… Сразу же усиливая напор при поцелуе… Заставляя задохнуться и окунуться в пучину желания и страсти…
- А сейчас? – Лукаво усмехнулся он в мои губы.
- Что сейчас? – Задыхаясь и не понимая вопроса, переспрашивала я.
Он шептал мне в шею, покрывая ее поцелуями:
- Сейчас, хочешь меня забыть?
- Нет. – Взвизгнула я, почувствовав, как руки Роберта пересаживают меня на клавиши рояля. Он издал громкий шлепающий звук…
Теперь Роберт оказался между моих ног, а я руками держалась за его плечи…
Он аккуратно вытащил край простыни, закрепляющей ее на моей груди, и стащил ее с меня. Я смотрела на Роберта, а он просто пожирал мое тело глазами…
Он поцеловал мое колено и я бабахнула руками о клавиши… Он стал двигаться вверх и шлепающие звуки диезов и бемолей резали уши…
- Ммм… - Промычал он. – Эта музыка мне нравиться больше…
Я запрокинула голову назад и стала наслаждаться предстоящим исполнением нашей симфонии…

***

«Какая же здесь огромная луна», - размышляла я, подтянув к себе колени и положив на них голову. – «И такая яркая».
Я представила себе тех двоих, которые смогли быть вместе только на луне и подумала о нас с Робертом… А где мы? Мы далеко от цивилизации, прессы, паппараци и ненавистных менеджеров и агентов… А что мы будем делать теперь? Хотелось прогнать этот вопрос, но он появился своевременно и не собирался покидать мою голову. Мы будем жить… Бороться и жить… Смогу ли я? И опять вовремя… надеюсь, что да. Я была готова на все, чтобы быть с ним… И теперь у меня еще больше сил, чтобы сохранить наше чувство…
Я посмотрела на ромашки, которые я поставила в вазу, напротив себя и оторвала один цветок…
Я зажмурила глаза и загадала «Роберта».
Теперь я повторяла шепотом, как мантру:
- Любит - не любит, плюнет - поцелует, к сердцу прижмет - к черту пошлет…
Роберт на кровати дернулся и что-то замычал во сне… Потом дернулся, сжимая простынь в руке… И вскочил, не находя меня…
- Настя!
- Я здесь, - прошептала я, и положив ромашку на подоконник, спустилась с него.
Я прошла несколько шагов к кровати и простынь скатилась по моему телу вниз. Я не стала ее поднимать, и обнаженная залезла на кровать и подползла к Роберту.
- Где ты была?
- Сидела и смотрела в окно. – Спокойно ответила я.
- Пожалуйста, никогда больше не бросай меня. – Он был так серьезен, что я даже испугалась.
- Не брошу. – Заверила я.
- Обещаешь?
- Обещаю. – Он был такой трогательный и беззащитный. Я обняла его и прошептала. – Если только ты сам меня не прогонишь…
Лепесток, оставшийся на ромашке, смотрел на меня белым глазом и напоминал: «К черту пошлет!!!»


 
Форум » Галерея фанфикшен » Завершенные работы » Полюби меня такой, какая я есть (В мечтах о Роберте)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск:

Наш опрос
Самый НЕудачный фильм по вашему мнению - это...
Всего ответов: 28
Мини-чат
Рейтинги
Наш сайт участвует в нескольких рейтингах и, если вы цените его, помогите нам занять первые места! Инструкция по голосованию. Заранее большое спасибо!
Top Twilight Blogs
Twilight Poison Topsite

Рейтинг@Mail.ru


Каталог лучших сайтов конструктора uCoz
Статистика