Яд и лед: поиски себя - Форум
10.12.2016, 05:55
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Галерея фанфикшен » Заброшенные работы » Яд и лед: поиски себя
Яд и лед: поиски себя
Marko
Дата: Суббота, 27.02.2010, 15:35 | Сообщение # 1
Пробегавший мимо
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 1
Репутация: 4
Статус: Offline

Отличия:
Название: Яд и лед: поиски себя
Автор: Marko, Fog
Пейринг: Марко дэ Травьесо, Антон Туманных
Рейтинг: NC-17 (No Children)
Жанр: Angst
Размер: Max
Саммари: Саммари: Из запутанного клубка этой истории выглядывают концы двух нитей.
Одна начинается в знойном испанском городе Толедо, где четырехсотлетний вампир Марко дэ Травьесо, гонимый призраками прошлого, решает разыскать своего потомка с единственной целью – убить.
Начало второй затерялось в шумной Москве. Один из лучших программистов в мире Антон Туманных взлелеял чудовищное детище – проект, готовый вот-вот перерасти в весьма самостоятельный и исключительно эгоистичный искусственный интеллект.
Что сулит встреча льда и яда в одном бокале?
Статус: в процессе

Содержание
Глава 1
Глава 2

Добавлено (27.02.2010, 15:35)
---------------------------------------------
Глава 1.

Испания. Наши дни

Черный Альфа-Ромео мчался по вечерней автостраде, рассекая встречный вечер с рычанием дикой пантеры. Водитель со вдохом покосился на дорожный знак, белые буквы на голубом проплывая мимо гласили: Толедо – 50 км. В окнах головокружительно мелькал знакомый с детства пейзаж, только линии электропередач не давали забыть о том, какой сейчас век. Осень вступала в свои права, окрашивая деревья в яркие платья, темные низкие тучи прятали последние лучи умирающего солнца – осень была только на руку путнику, надежно скрывая его тайну.
-Подумать только… Я не был здесь почти 400 лет, - Марко ощутил щемящую пустоту в мертвой груди, странная смесь страха, радости и ностальгии. Он вернулся в Испанию почти сто лет назад, но в место, где он родился, где погасла свеча его человеческой жизни, он возвращался впервые, после нескольких веков одиноких странствий. Что он хотел здесь найти: следы своих человеческих потомков, историю давно утраченной семьи, а может самого себя, он не знал.

Город, казалось, застыл в скорлупе средневековья, отгороженный от реальности высокой стеной, и рука современного человека не коснулась его. Та же провинциальная притягательность узких каменных улочек, старинный рисунок булыжной мостовой – воплощенные образы Эль Греко. Только софиты вырывали из сгущающейся тьмы Кафедральный собор, отчего дьявольские горгульи, сидящие на его готических стенах, казались особенно зловещими.

Марко остановил автомобиль возле отеля Parador De Toledo, старинного каменного замка, который внутри предлагал современный 5-звездочный уют. Однако, путник не собирался проверять мягкость постели в своем люксе, решив заново изучить ночную жизнь некогда родного городка. Конечно, это была не увеселительная прогулка, Марко намеревался встретить кого-нибудь из проклятого народа.

-Вряд ли здесь остался кто-то такой же старый как я… - уныло размышлял вампир, кривая улыбка превосходства блуждала на бледном лице. – Я истребил всех тогда, думаю, еще сотню лет сюда боялись сунуться, мои кровососущие братья. И это заметно осложняет мое мероприятие. Придется самому копаться в архивах.

Ночь не принесла Марко ни единого запаха смерти, город был полон живых людей.

***

Серое утро ознаменовало новый день, низкие хмурые облака, с прожилками пурпура задевая шпили соборов, плыли по небу плотными стадами, не давая шанса ни единому лучу утренней зари лизнуть своим теплым прикосновением просыпающийся город. Марко стоял возле окна в своем номере, созерцая Толедо во всем блеске солнечного света, пропущенного сквозь туманную призму осеннего настроения. Будто и не было этих столетий бесцельных странствий и одиночества. Вампирья память услужливо развернула перед мысленным взором панораму четырехсотлетней давности, совмещая почти идентичные картинки и это было прекрасно и мучительно одновременно. Он видел мутные образы своей человеческой беззаботной жизни, как истертые страницы древней книги, они пробегали перед глазами, наполняя их винные края печальным оттенком давно угасшего сожаления. Марко моргнул, прогоняя морок воспоминаний, избавляя свой совершенный разум от косных пережитков людского самообмана. Решительным движением, надвинув фетровую шляпу на черные волны густых волос, странник отправился на поиски своей тайны.

Искать информацию такой давности – нелегкое занятие. Небольшая по-спартански убранная комнатка в здании архива наполнялась бумажным шелестом. На столе высились неровные башни копий древних манускриптов, грозившие обрушиться на голову молодого мужчины быстро и увлеченно листавшего страницу за страницей в безуспешной попытке найти хоть одно упоминание о бароне дэ Травьесо. Ничего. Как будто и не существовало этого благородного семейства, будто кто-то вычеркнул из истории целый род. Последняя книга упала на пол, за ней водопадом последовали другие, сметенные со стола напором бессильной ярости Марко. Бесполезный ворох бумаг, дырявые человеческие наблюдения опадали на пол пожелтевшими осенними листьями, мерно кружа в замысловатом танце, издеваясь над бессмертным существом, корчась и кривляясь на холодном мраморе пола.

-О Боже! – крик привлек внимание Марко, несколько охладив кипящий котел негодования. Перед ним возникла дряхлая смотрительница архива, неся новую кипу бесполезных хроник. Вампир был уверен и в них нет ни единого упоминания.

- Простите, я такой неловкий, - умело изображая раскаяние, Марко, нацепил маску прилежного ботаника. – Я возмещу ущерб, уверяю вас. – в его глубоком обертонами голосе появилась медоточивая сладость, подкупающая женщин любых возрастов.

Через несколько минут вампир уже покинул архив, оставив довольную сеньору Тьерри с кругленькой суммой пожертвований на благо толедского архива. Позднее, за обеденным чаем, пожилая дама утверждала подругам, что никогда в жизни не видела столь прекрасного и обходительного мужчину.

А между тем, невидимая рука судьбы извилисто и прихотливо вела вампира по своему, только ей известному сценарию, в который раз доказывая всему сущему, что бессмертные как и люди играют по ее правилам. Марко чувствовал себя вовлеченным в какое-то зловещее действо, прозрачные нити тянулись в пустоту и он болтался на них подобно марионетке, ощущая на себе хищную улыбку кукловода. Автомобиль миновал стены города, открывая вампиру путь в предместье. Толедо не хотел открывать ему свои тайны, заставляя его самого соприкоснуться со своим прошлым.

Сельский пейзаж проплывал в окнах, в сгущающихся сумерках фермерские домишки казались мутными тенями прошлого, мягко посеребренные мелким дождем. Старинная вилла дэ Травьесо показалась вдалеке, вызвав у Марко вздох облегчения. После безуспешных архивных изысканий, он не отвергал того, что могли сровнять с землей и это напоминание о существовании барона и его рода. Замок не был разрушен. Его каменные стены по-прежнему были увиты плющом, зеленый цвет сменился на яркий пурпур, создавая впечатление царственной мантии. Горечь была в улыбке вампира, когда он увидел вывеску. Его фамильное гнездо превратили в отель. «Наверняка, какой-нибудь предприимчивый крестьянин,» - подумал Марко с отвращением. Аристократическое превосходство как дорогое вино, со временем становится только крепче. Закостенелые стереотипы, порой очень трудно выбить.

Особняк, конечно, изменился. За четыреста лет, он наверняка, поменял не одного хозяина. Двухэтажные крылья протянулись слева и справа от главного здания, они смотрелись несколько глуповато, контрастируя по стилю с основным строением. Парк-лабиринт из зеленой изгороди был несколько потрепан вступающей в свои права осенью, но обще впечатление было довольно милое.

Припарковавшись, Марко передал своего железного зверя в руки служащего, униформа которого была жалкой пародией на ливрею лакея. Потянув за медную тяжелую ручку, оформленную ввиде кольца в пасти тигра, мужчина попал в просторный холл, тут же привлекая внимание метрдотеля, показавшего из-за сияющей стойки.

Добавлено (27.02.2010, 15:35)
---------------------------------------------
-Добро пожаловать в наш отель! – профессиональная улыбка искрилась на учтивом лице, цепкие глаза осматривали вечернего гостя, оценивая его платежеспособность. Оставшись довольным дорогим небрежным стилем Марко, метрдотель предложил наиболее верный на его взгляд вариант – просторный люкс на втором этаже. Равнодушный Марко согласился: какая разница, все равно вампирам не нужна кровать. Горький ком стоял в его мертвой груди от осознания того, что ему приходится платить деньги, пусть и мало для него значащие, за проживание в собственном доме.
Шустрый портье тут же материализовался возле мужчин, принимая его скромный багаж, приглашая следовать за ним. Вампир уныло разглядывал новое убранство, блуждая глазами по линиям лестницы, коридоров. Настроение стремительно падало.

С ужасом Марко осознал, что будет жить в покоях собственной матери. Портье мило болтал о том, что помещения замка перестройкам не подвергались и что, когда-то здесь спали герцоги и герцогини и у гостя появился шанс прикоснуться к истории. Вампир не слушал, он впился взглядом в высокую резную дверь из красного дерева. Щедрые чаевые послужили портье сигналом поскорее убраться восвояси, оставив странного постояльца одного в коридоре, мягко освещенном светов газовых рожков. Он прикоснулся прохладным мрамором руки к теплому живому дереву, пальцами ощущая вековую шероховатость, истертую временем и древесными жучками. Электронный замок выглядел нелепо на фоне старинной отделки, голубой огонек призывно мигал, приглашая Марко решится. Он мягко провел ключом, устройство приглушенно щелкнуло, и дверь, бесшумно приоткрылась. Вампир легко толкнул ее рукой. Милое оформление в стиле Людовика XIV с резной мебелью и постелью под роскошным атласным балдахином. Марко, сделав несколько неуверенных осторожных шагов, попал внутрь. Глаз некроманта открыл ему иную картину, покрывая все вокруг тонкой рябью.

Сквозь современный интерьер, перед мысленным взором Марко, начало проступать убранство покоев его матери: большая кованная кровать, гобелены ручной работы на стенах, серебряное зеркало в большой раме. Высокий медный подсвечник стоял на камине, пламя таинственно колыхалось в такт льняным занавесям, обрамлявшим альковы узких окон. Внезапно, рыжий ручеек огня, тонкой змейкой взвился по одной из штор, жадно поедая ткань. Вампир, как завороженный следил за бешенным танцем несуществующего пламени, охватившего комнату, он стоял самом эпицентре воображаемого пожара. Обрывки мыслей и образов калейдоскопом мелькали в его объятом огнем мозгу, он застонал не в силах больше терпеть эту муку. Перед глазами плыл тонкий образ Пилар, черты, так похожие на его собственные: глубокие фиалковые глаза, бледная камея кожи, каскад жгуче-черных локонов, яркая сочность губ. Лицо матери медленно меркло, поглощаемое языками пламени. Мелькнуло надменное аристократическое лицо отца, сестра Пенелопа, какой он ее запомнил, худым долговязым подростком, стоящим на пороге расцвета своей женственности. Еще девушка. Тереза. Бархатная припухлость кремовых щек, наивные карие глаза, в которых напополам со страхом светился восторг, влажные губы, шепчущие роковые слова: «Я беременна…» Дальше все завращалось со скоростью торнадо. Размытое вытянутое пятно лицо его бабушки, ужас ледяной маской заморозил родные черты. Размытое облако черно-рыжих теней, материализовавшееся в прекрасную женщину с бумажно-бледной кожей и копной огненных волос. Пожар в комнате, лижущий стены был ее локонами, красные угли глаз маячили перед носом Марко, ярко блеснули лезвия острых клыков… А потом была только боль, проекция воспоминаний на тело, которое тут же покрылось змейками огненных струй. Раскаленные прутья терзали тело, взбивая внутренности, вампирьирий яд выжигал из него человеческую жизнь, расплавленным железом прокладывая себе дорогу и оставляя после себя только холодный камень. Марко терял разум от яркости образов, с рычащим стоном, обхватив голову, он раскачивался из стороны в сторону. Эхо возвращало ему собственный хриплый голос, к нему примешался другой, высокий женский, полный агонии боли. С возрастающим ужасом, разум мужчины пропускал этот визг в себя, осознавая, что слышит крик матери. Сознание плыло в этом огненном мареве, окрашивая все вокруг в красный цвет. Не в силах больше терпеть эти стенания, Марко, стремительным движением распахнул окно, впуская в раскаленную воспоминаниями комнату ночную прохладу и струи дождя, которые опадали на пол как капли крови. Подставив лицо под прозрачные росчерки очищающей воды, вампир, раскинув руки, ночной птицей, скользнул наружу, смешавшись с тенями мрака.

Марко, мягко пружинив с гибкостью дикой пантеры, приземлился на влажную землю. Оглянувшись, он посмотрел на горящий просвет окна, смертный зов и треск пламени вырывались из него, преследуя вампира. Бежать! Легко обгоняя втер, размытым сгустком тьмы, он мчался не разбирая дороги, пытаясь оторваться от преследовавших его видений прошлого. Воздух казался вязким как сироп, и Марко бился в его цепких липких ладонях, часто дыша. Он убегал от истины, которую открыли его некромантическому глазу духи, обитающие в замке, но человеческая составляющая Марко по своей обычной человеческой привычке отказывалась принимать очевидно, ища утешение в бегстве. Он понял какую смерть приняла его прекрасная мать, история складывала перед ним понемногу свои пазлы, открывая общую картину тех роковых дней. Вампирий мозг мучительно искал связи, предпосылки, мотивы… В голове молотом пульсировало слово: «Б-Е-Р-Е-М-Е-Н-Н-А» Мужчина резко остановился, как будто натолкнулся на невидимую стену. По инерции его тело подалось вперед, обреченно толкая на колени, скрывая в изгороди высокой травы.

-Это она виновата, - в горячечном бреду пришло слепое озарение, пальцы сжались в кулаки, впиваясь в каменную мякоть ладоней. Злобный рык зарождался в самой глубине, рвался наружу, удерживаемый плотно стиснутыми зубами. – Она прокляла меня за то, что я разбил ей сердце, обрекла меня на бесконечные одинокие скитания. Из-за нее я чудовище, не принадлежащее ни одному из миров, не способное найти покой, обреченное продлевать свое существование, неся смерть. Я сотру с лица земли все твои потомков. Я стану вашим роком! – Напыщенная клятва звучала в безумном сознании Марко, эхом отражаясь от его темных стен, формируясь в конкретную цель. Глаза хищника сузились, охотничий инстинкт обострился, морок воспоминаний рассеиваясь, возвращал вампира к действительности. Ночные звуки выстрелом ворвались в мозг, совсем рядом, филин, сорвавшись с ветки, хлопая крыльями, приветствовал ночного гостя зловещим: «У-у-у-у!». Аромат влажной пожухлой травы и терпкой земли ударил в нос, ноздри трепетно задвигались. Ощущая в воздухе едва уловимый запах старой смерти. Кладбище?!? Марко с удивлением обнаружил, что сидит на старой могиле, каменной надгробье было почти уничтожено временем. Марко возликовал. Фамильное кладбище дэ Травьесо, узнавая склепы его предков. Тут хоронили всех обитателей замка и принадлежащей ему деревни. Полуразрушенные стены часовни тускло мерцали во тьме. Разгребая высокую траву, Марко переходил от могилы к могиле, сам не зная, что он ищет. Пока не наткнулся на последнее пристанище своей бывшей любовницы, изумление его было столь велико, что он вновь приземлился на колени.

- Я только что о ней вспоминал, и вот… - рассеянно моргал вампир, узрев в этой находке перст судьбы. На лице растекалась хищная улыбка.
Плита, надломленная и поросшая мхом, хранила истертые временем буквы: «Тереза Мария Томани. 1589-1675. Спи спокойно на родине, как ты и пожелала.»

-Ты мне все расскажешь…- ласково проворковал Марко, любовно гладя хрупкий камень. – Я скоро вернусь. – в его бархатном голосе было обещание.

 
fog
Дата: Суббота, 27.02.2010, 20:58 | Сообщение # 2
Пробегавший мимо
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline

Отличия:
Глава 2.

Москва

Тонкая ниточка света, радостно протиснувшись сквозь тяжелые, молочного цвета шторы, неумолимо ползла по одеялу. Зацепившись за край огромного компьютерного стола, луч на время приостановил свой ход, но, высвободившись от пут, с новым напором продолжил движение. Его старания увенчались успехом: тонкий яркий блик упал на сиреневатые веки, подсветив их розовым. Юноша в кровати тут же проснулся и замер. Стороннему наблюдателю могло показаться, что он счастливо нежится, наслаждаясь мягким теплом осеннего солнца. Так казалось со стороны.
Боль, выжигая глазницы, распространялась по венам со скоростью породистой, но загнанной лошади. Она не первый раз неслась вскачь, круша хлипкие стены сильных анальгетиков. Она уже устала терзать и тормошить худосочное тело, но делала это скорее по привычке.
Через несколько десятков секунд Антон нашел в себе силы отвернуться к стене. Резкий контраст между солнечным пятном и кромешной тьмой в глазах вызвал новый толчок боли, и его засыпало огненной лавиной. Нисходящие обжигающие потоки обволакивали слабеющий разум, но не могли ни на йоту согнуть стальную волю, которая приказывала сознанию держаться на плаву.

С добрым утром,- подумал Антон и с усилием приподнялся на локте, оставив на всякий случай глаза закрытыми.

Пониженный болевой порог. Антон научился жить рядом с болью.
Медленно нашарив тапки, парень нехотя поднялся, заварил кофе, совершил утренний туалет и теперь с довольно бодрым видом стоял у противоположной солнцу стеклянной стены, выходящей на ряд унылых пригородных домишек, и в подметки не годившихся его сверкающему стеклом красавцу. Возможность построить дом в элитном районе была (у Антона всегда найдется возможность для чего бы то ни было), но парень предпочел место среди хмурых одноэтажных коттеджей. Он любил контраст.
Новенький пежо ласково и довольно урчал, объезжая оставшийся не у дел высокомерный ламборджини, таким образом благодаря хозяина за столь благосклонный жест. Столица встретила Антона спертым воздухом и шальными пробками. Изворотливый ум тут же нарисовал наиболее удачную схему объезда, а разум с ним полностью согласился. Через пятнадцать минут Антон уже подъезжал к огромному небоскребу, острой пикой прокалывающий по-осеннему яркое небо. Их офис занимал десяток этажей в этом фантастическом гиганте инженерной мысли. Этажи великана двигались относительно друг друга по общей оси, придавая ему сходство со сломанным кубиком Рубика, побывавшим в руках шаловливого ребенка. Небоскреб находился в центре обширной лесо-парковой зоны, и это сильнее подчеркивало мощь творения, на несколько сотен метров возвышавшееся над самыми высокими деревьями.
Антон на работу не спешил, несколько минут постоял, любуясь на отражающее солнечные блики здание. Он уважал чужой труд. Но словом «труд» для него были титанические, посильные немногим ныне живущим усилия. Лишь единицы заслуживали уважения.
С блаженной полуулыбкой и расширившимися от анестетика зрачками Антон вошел в здание компании “FunSoft”. Его компании.

Антон уверенно прошествовал через автоматические двери и внимательно осмотрел холл. Помещение было очень внушительным: в три этажа высотой, с нависающей над головой
спиралью балконов и огромной колонной посредине. Она была причудливо расписана, кое-где это напоминало Пикассо, а где-то – граффити. Лишь Антон знал, что развертка этой росписи дает глаз. Пронзительно голубой, холодный глаз.

Стальная дверь бесшумно закрылась, и скоростной лифт унес его на самую вершину небоскреба. Его кабинет находился под самой крышей, выше – только служебные помещения. Проходя по отделу защиты от копирования, через который лежал кратчайший путь в его кабинет, Антон натолкнулся на директора.

- За прошедшую ночь он стал определенно толще,- с брезгливостью думал Антон, поглядывая на круглое брюшко начальника. Теоретического начальника. Его маленькие глазки заискивающе бегали, пухлые пальцы нервно теребили полу пиджака.
- Тут к вам новый сотрудник, Антон Константинович. Приняли бы…
- Пусть доктора роды принимают, а этот не маленький, сам разберется,- небрежно сказал Антон, обошел оторопевшего начальника и спокойно продолжил свой путь.
Кабинет встретил его приятной холодностью стен и головокружительным видом из окна. Антон прошел к белоснежному столу и сел за компьютер. В последнее время он всерьез задумывался прекратить кое-какие исследования. Они могли бы дать результат, но были непредсказуемы и опасны. Он почти чувствовал этот запах, запах будущей смерти. А еще избавляли программиста от самой интересной части работы, по сути, делали из него ремесленника, а не художника-виртуоза. Он еще раз мысленно прокрутил в голове общую схему.

Код выходит из-под контроля…
Он был огромен. Небольшую часть составляли программы-помощники, за которые инженеры-конструкторы, производители игр или операционных систем могли выложить большую единичку и еще много-много нулей за ней. Но это были лишь помощники. Сам разрабатываемый комплекс стал непереносимо огромным и ленивым великаном, пожирающим неисчислимое количество ресурсов. Его мог протестировать только один из мощнейших суперкомпьютеров в мире, находящийся в главном офисе компании в Нью-Йорке. И это было еще одной причиной, по которой Антон страшно недолюбливал свое чудовищное детище. Он был сторонником изящного и хитрого кода, внешне простого и сравнительно небольшого, но никакими ухищрениями нельзя было уменьшить этого кошмарного спрута.

Погруженный в раздумья, Антон не заметил, как подобралось время обеда. Он предпочитал вовремя обедать, иначе судороги голода сводили всё его нутро, и обезболивающие ничем не могли помочь. Спустившись в любимый ресторанчик, Антон заказал сибирские манты: он предпочитал русскую кухню. Контингент был сплошь знакомым, но за столик Антона никто подсаживаться не спешил, служащие вежливо кивали головами и направлялись в противоположную сторону. Он сам создал эту зону отчуждения.

Добавлено (27.02.2010, 20:57)
---------------------------------------------
Положив под кофейную чашку купюру, Антон уже собирался уходить, как неожиданно с кем-то столкнулся. Незнакомец оказался среднего роста молодым человеком, лет семнадцати, с аккуратно уложенными назад черными волосами и смуглой кожей. Парень смотрел на него с немым удивлением и явно не замечал, как Антон, морщась, потирал то место на груди, куда угодил острый локоток.
- Здравствуйте, я Герберт, новый работник отдела защиты. Я о вас наслышан. Вы великолепный программист!- он наконец открыл рот.
-Сам знаю,- буркнул Антон и побрел к двери.

Назойливый коллега не отставал.
-Я восхищен вашей новой разработкой! Она великолепна. Фактически… Фактически, она совершенна!,- столько щенячьей радости в глазах Антон не видел давно. Теперь, когда боль в груди прошла, он позволил себе тайком рассмотреть Герберта. Да, парень действительно талантлив. В семнадцать лет в подобные компании по выслугам перед начальством не попадают. Значит, талант имеется. Но чтобы его обнаружить, нужен кто-то знающий в семье. Скорее всего, отец англичанин, он-то и назвал сына. Крупных компаний, берущих специалистов из Англии, в Москве две. “Virtual Toy” была образована всего пять лет назад, а мальчик, как видно по чистому произношению, переехал довольно давно или даже родился здесь. Значит, остается лишь “CompCorp ”

- Только сделайте так, чтобы “CompCorp ” узнала об этом в самых общих чертах. Не больше, чем они знали до этого. Кстати, твой отец знает, что бывает за разглашение коммерческой тайны?
Болтовня прекратилась, парень молча шел рядом. Пятнадцати секунд тишины хватило, чтобы Антон перевел на него глаза. И когда горячая корица и обжигающий холод их глаз скрестили шпаги, парень вымолвил:

-Я не живу с родителями.
-Недурно, совсем недурно[/i],- с одобрением подумал Антон,- Хотя он явно решил, что я смотрел его личное дело.
А между тем они брели по полутемной лестнице. Даже в самых совершенных инженерных великанах существуют такие лестницы для технического персонала, по недосмотру или лени оставленные в полутьме и имеющие вид позаброшенный и жуткий.
Герберт удивленно огляделся, будто только что проснулся.

- Куда мы идем?
-Я покажу вам тайный отдел по разработке так понравившегося вам проекта,- заговорщицким шепотом проговорил Антон. В глазах парня зажегся слепой энтузиазм. Слепой и восторженный. А вот это Антону не понравилось. Всегда нужно думать головой, а не поддаваться чувствам.
Они преодолели еще один лестничный пролет, оставляя длинноногие колышущиеся тени в неверном свете единственной лампочки. Атмосфера была неприятной, поэтому парень немного дергался, его дыхание было чересчур взволнованным, встревоженный воздух с шумом вырывался из трепещущих легких.

Молодняк почуял запах! Ох уж этот детский энтузиазм,- с легкой ухмылкой подумал Антон и украдкой посмотрел на Герберта. Удивительно, но его предположения не оправдались, а такое происходит раз в столетие. Герберт был смертельно напуган. Напуган дрожащими бликами тусклой лампочки, дающей всем цветам эффект сепии, но больше всего тонким бледным профилем, который слегка был подсвечен голубоватым, бесшумной кошачьей походкой и таинственным молчанием своего сопровождающего. Он был напуган Антоном. Что ж, меня это устраивает. Это даже забавно.

Туманных жадно облизнул губы и нервно улыбнулся, ровные зубы хищно блеснули в тусклом свете.
Пусть кудряшка помучается,- с радостью заправского вампира Антон покосился на изобилие геля в смоли волос Герберта. Испарина покрывала покатый лоб парня, лицо раскраснелось, и подбородок чуть заметно дрожал, в глазах плескалась паника.

Это смутило Антона, он умел шантажировать, угрожать, выходя сухим из воды, но этот необоснованный страх, почти ужас в глазах парня озадачил его не на шутку. Антон толкнул дверь, к которой они подошли вплотную, и яркий солнечный свет плотным потоком залил их фигуры. Антон спокойно вышел на крышу, Герберт, отирая лоб, последовал за ним.

Добавлено (27.02.2010, 20:58)
---------------------------------------------
Герберт немного рассердился, увидев, что никакого отдела нет и они вышли на залитую солнцем, ветром и прозрачным воздухом крышу. Но теперь он почти плакал. Его лицо жалобно вытянулось, брови поползли вверх, а в глазах неясно туманилась влага.
- Вы не можете так поступить! Это просто невозможно! На проект, в конце концов, потрачена уйма денег, компания не позволит вам свернуть разработки!

Он был возбужден, многословен и жалок, этот первый человек, узнавший о закрытии исследований. Герберт делал ошибку за ошибкой: растерялся, принялся уговаривать и тормошить Антона, чуть не плакал от досады, а теперь, полностью тем самым потеряв уважение нового начальника, просил и умолял:
- Пожалуйста! Пожалуйста, этим проектом мы получим очень важные достижения. Антон Константинович, я многое о вас знаю, вы же компьютерный гений, а последние два года вы были фактически… были для меня…
- Кем? Богом? - Антон иронично нахмурился: только сопливых историй детства ему сейчас не хватало,- А я и есть Бог. Для тебя. Исходя из твоих возможностей.

Антон не преминул лишний раз плюнуть в лицо. Людей задевает упоминание о собственном невежестве.
Парня действительно перекосило. Перекосило мучительной издевательской улыбкой. В глазах загорелась отчаянная, безумная решимость.
- Ха. Вам просто слабо, да? Первые же трудности, объем кода, и вы готовы отказаться от гениальной идеи? Струсили. Вы просто не можете держать всё под контролем, поэтому…

Герберт отвернулся и подавленно качал головой. Резкий толчок в спину прижал его бетонной стене, навалившаяся тяжесть не позволяла обернуться. Задыхающийся злой голос Антона жарко шептал на ухо:
- Ты думаешь, ты все о проекте знаешь? Заучил на память официальные документы, разнюхал несколько секретных, и теперь можешь давать мне советы? Это ЧУДОВИЩЕ! Огромный хитрый спрут! Оно может погубить всё живое, и я уже ощущаю его шевеление! - Туманных полностью потерял самообладание, как только Герберт усомнился в его профессионализме. Ярость горячими плетками хлестала его тело, он был донельзя взвинчен и зол.

- Никто, слышишь, никто не сможет держать этот проект под контролем, он пожрет всех нас!
- Но я не понимаю, каким образом?..- Антон отпустил парня, и тот обмякшим комом сполз по стене.
- Искусственный интеллект, идиот! Мы можем создать сверхразум!
Парень оторопело уставился на Антона:

- Цель этих исследований, простейшим образом выражаясь, создать программу, которая могла бы создать программу. Виртуальный программист, так сказать. Но ведь в наше время машины делают машины! Это то же самое. Да и рекурсия по сути… Герберт говорил размеренно, разлаживая всё по полочкам, таким образом стараясь успокоиться. Упоминание о простейшем способе ссылки на самого себя – рекурсии – обозлило Антона.

- Умник, это совсем разные вещи! Достаточно одной печальной ошибки, чтобы мы получили неконтролируемый, неизвестно, на что способный, искусственный интеллект, который вряд ли согласится с нашими первозадачами поработить его и поставить в услужение человечеству! - яд лился из васильковых глаз Антона.
- Откуда вы знаете? Может, это будет дружественный сверхразум,- робко возразил Герберт.
- У меня есть основания так не думать. И главным образом потому…- Антон ближе наклонился к парню, заглянул в его воспаленные глаза. Герберта обдало ледяной волной, взгляд у его начальника оказался обжигающим и колючим,- Потому что главную часть кода – реакцию, ответ на раздражители - я писал с самого себя.

- А логика решений?..- в его взгляде было столько надежды.
- А как ты думаешь? Конечно, моя, с кого мне еще было писать?
Если я лучший программист из тех, кого я знаю,- хотелось добавить Антону.
Герберт подавленно молчал, назойливым роем мысли шумели у него в голове. Антон курил уже третью сигарету, дым нехотя вырывался из легких.

- Закрывайте исследования. Человечеству вряд ли необходимо соседство дьявольски умного, но мало вменяемого сверхразума, - таков был вердикт новичка.
- А без твоего разрешения, черт тебя побери, я бы этого не сделал! Пошел вон! И только посмей проболтаться… – голубые осколки вновь кольнули взглядом Герберта, - Я тебе язык отрежу. Я не шучу.
Полубезумная улыбка на губах Антона заставила парня, оставляя лишь шуструю тень, шмыгнуть в полуоткрытую дверь.
Туманных остался один. Кое-где уже притаились вечерние тени – верные посланники приближающейся ночи. Антон в раздумьях подошел ближе к краю, облокотился на высокий карниз. Исполняя неведомый шаманский танец, ветер раздувал белокурые волосы, ошалело плясал в них, не пропуская ни одной прядки. Антон свесил голову вниз. На парковке суетились человечки, ездили туда-сюда игрушечные машинки.

Спрыгнуть бы вниз, и, как говориться, game over. Тогда, может, откроется администраторский вход? Проверить можно, да только автосохранения, в случае чего, нет.
Печальные мысли всегда неожиданно завладевали Антоном, крутили роман с его настроением и изредка пытались изменять ему с разумом. В таком случае в конце концов это черное создание поступало с мыслишками так же, как небезызвестный ревнивый мавр со своей несчастной возлюбленной.

Он решил. С сожалением отошел от края крыши.
Нужно созвать совет директоров. Антон достал пейджер, припасенный как раз для таких случаев.

 
МарькOFF
Дата: Воскресенье, 15.08.2010, 16:14 | Сообщение # 3
Опытный вампир
Группа: Проверенные
Сообщений: 5084
Награды: 68
Репутация: 565
Статус: Offline

Отличия:
Блин. Какой язык. Я в шоке. очень профессионально написано!
Вот тольок я пока не вижу связи между ними. И вампирёнок мне больше понравится. Хотелось бы продолжения smile
 
Хилма
Дата: Воскресенье, 29.09.2013, 00:31 | Сообщение # 4
Пробегавший мимо
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline

Отличия:
Знакомо это всё. И да, можно ещё?
 
Форум » Галерея фанфикшен » Заброшенные работы » Яд и лед: поиски себя
Страница 1 из 11
Поиск:

Наш опрос
Самый НЕудачный фильм по вашему мнению - это...
Всего ответов: 28
Мини-чат
Рейтинги
Наш сайт участвует в нескольких рейтингах и, если вы цените его, помогите нам занять первые места! Инструкция по голосованию. Заранее большое спасибо!
Top Twilight Blogs
Twilight Poison Topsite

Рейтинг@Mail.ru


Каталог лучших сайтов конструктора uCoz
Статистика